--

Гарвард — это круче, чем Голливуд

Натали Портман поступила в Гарвард и отправилась на эшафот

У Натали Портман слава избирательной актрисы, с успехом участвующей и в громких голливудских проектах, и в авторском кино. На этой неделе в прокат выходит исторический блокбастер «Еще одна из рода Болейн», где Портман сыграла в паре со Скарлетт Йоханссон. Их героини борются за внимание английского короля Генриха VIII. Знаменитая история о расколе в семье Тюдоров меркнет перед звездным поединком двух самых притягательных актрис Голливуда

5 марта 2008, №8 (38)
размер текста: aaa

Cначала в фильме «V значит вендетта» вам на глазах у всех побрили голову. Теперь ваша героиня и вовсе идет на эшафот. Вам нравится экспериментировать с собой, играть с крайностями?

(Смеется.) Честно говоря, никогда не думала об этом в таком ключе. Мне нравится ставить перед собой новые задачи, испытывать себя на прочность. Таких героинь, как Анна Болейн, я раньше не играла. В ней столько всего смешалось — сила и уязвимость, амбициозность и расчетливость, готовность переступать через людей и нести за это наказание, мучаясь от угрызений совести. И потом, давно хотелось сыграть кого-то, кто не является объектом мужских прихотей. Обычно ведь предлагают играть обратное. Анна — женщина-провокатор, чьи реакции не зависят от чужих поступков. Это очень активный персонаж, который сам управляет ситуацией. И тут я нахожу в ней себя. Мне кажется, за последние годы я стала более самостоятельной, по крайней мере в актерской профессии. Теперь многое зависит и от моих решений. Мне уже не нужно что-то доказывать другим, под кого-то подстраиваться и думать, соответствую ли я тому, что обо мне думают. Хотя независимость тоже превращает нас в рабов. Трагедия Анны в том, что она реализует не столько свои, сколько чужие амбиции: это родители внушили ей, что в жизни нужно достигнуть процветания, престижа, власти. Настоящим проявлением независимости в таком случае становится отказ от этих искушений. Так и поступает ее сестра Мэри (Скарлетт Йоханссон. — «РР»), поэтому еще неизвестно, кто из них умнее.

Вам приходится играть в совершенно разных фильмах. О какой роли вы мечтаете сейчас?

Сегодня просто счастье найти интересную роль. Выбирать особенно не из чего — все очень однозначно, диапазон приблизительно таков: или шлюхи-стриптизерши с тяжелой судьбой, или девственницы, образцы нравственности, наставляющие мужчин на путь истинный. Я, например, мечтаю сняться в романтической комедии. Но все, что мне предлагают, — это гламурные девушки из мира моды, помешанные на шмотках, у которых одна цель — удачно выйти замуж. Действует угнетающе. Все это мелко и не имеет ко мне никакого отношения.



А что у вас общего с Анной Болейн?

Не знаю, никогда не задаюсь такими вопросами. Либо мне интересен персонаж, либо нет. При желании можно понять любого человека, по крайней мере его мотивации. В большей степени это эмоциональное подключение. Я понимаю Анну от начала и до конца, все ее стороны. Только не думайте, что я такая же, как она. Я не играю «по методу»: в перерывах между съемками мне нужно возвращаться к себе настоящей, хотя это нелегко — выйти из роли и тут же включиться в повседневную жизнь. Мне требуется время, чтобы прийти в себя.

Вы амбициозны?

Я хочу быть успешной, но только не за счет других. И всем желаю того же. Это ужасно, когда люди самоутверждаются за счет чужого поражения.

Какое место кино занимает в вашей жизни?

1

Я люблю актерство, но не хочу принадлежать ему полностью. Чем бы ты ни занимался, главное — жить своей жизнью. Я не из тех актрис, которые готовы пожертвовать всем ради служения искусству. Навсегда быть привязанной к кино — это не для меня. То же касается и других занятий.

Когда ты делаешь что-то одно, то невольно себя ограничиваешь — особенно это касается кино и вообще шоу-бизнеса. Впрочем, не надо ничего загадывать. Сейчас я получаю огромное удовольствие от того, чем занимаюсь.



Вы поступили в Гарвард, уже будучи суперзвездой. Тяжело, наверное, было попасть в эту среду?

Так это был сознательный выбор: я почувствовала необходимость находиться где-нибудь еще, помимо Голливуда, разнообразить свою жизнь. И поняла, что в Голливуде как раз работают совершенно обыкновенные люди, там нет ничего особенного, а Гарвард — это средоточие экстраординарных личностей, лучших из лучших. Там я открылась навстречу новым идеям, обрела знания, уверенность в себе, смогла ответить на вопросы, которые меня давно волновали. В Голливуде мне этого очень не хватало.

Что вам больше всего не нравится в Голливуде?

Там все так же, как и везде. Все сообщества устроены одинаково. Кругом есть интриги, сплетни, скандалы, конкуренция, но и без романтики люди тоже не обходятся. Будь то маленький офис или голливудская тусовка.

Сложно со всем этим справляться?

Бывает трудно. Впрочем, все эти вещи существовали всегда, с начала времен — вольно или нет, мы являемся их наследниками. Но нам передалась и способность им сопротивляться. Мы создаем хаос, потом из него выпутываемся, потом снова создаем — веселого тут мало, но такова жизнь. Мне кажется, мы все запрограммированы на выживание. Эволюция подарила нам ген выживания.

Вы стали знаменитой в совсем юном возрасте. Не было ощущения, что вы что-то потеряли в нормальной повсе­дневной жизни? Упустили молодость?

Конечно, я многое пропустила, но приобрела еще больше. Уже в 12 лет я путешествовала по Японии — мои одноклассники не могли себе такого позволить. Но я никогда не ставила себя выше других. И ради работы уроки не пропускала.

Ходила в самую обычную школу, общалась со сверстниками и до сих пор дружу со многими из них. Однако дети-актеры много времени проводят среди взрослых и стараются походить на них. Знаете эту детскую радость — казаться взрослым в глазах родителей и их друзей! Уже потом я поняла, что нужно было радоваться тому, что ты непосредственная и незрелая, оставаться ребенком, наслаждаться этим состоянием. Сейчас уже поздно изображать девочку, этот момент упущен. Когда взрослые начинают играть детей — тут уже нет ничего забавного.

Ваши детские мечты реализовались?

Я невероятно удачливый человек. Точно могу сказать, что ни о чем не жалею. Стараюсь жить в настоящем и верить, что все мои мечты — в будущем. Мне всего 26 лет, еще многое предстоит сделать. Когда была маленькой, никогда не загадывала — «хочу то-то и то-то». Самое главное — я по-прежнему могу заниматься тем, чем занималась раньше. Об этом я и мечтала! Ведь бывает, что дети-звезды вырастают, невольно меняются и становятся никому не нужными, остаются не у дел. Таких трагедий очень много. Спасибо судьбе, что со мной такого не произошло. Большинство актрис моего поколения тоже снимаются с детства. Скарлетт Йоханссон, Кирстен Данст, Кристина Риччи — все мы начали сниматься в 11 или 12 лет. И сейчас тоже стараемся не отставать друг от друга, быть на одной волне. Когда у тебя есть такие коллеги-сверстницы, это очень помогает, становится еще одним стимулом в работе.



Вы еще и дизайном обуви занимаетесь.

Знаете, уже есть шутка, что это не дизайнерская, а вегетарианская обувь. Это правда — в ней важен не внешний вид, а материал. Я принципиально не ношу вещи из кожи и меха, даже во время работы: все мои костюмы в «Еще одной из рода Болейн» сшиты из искусственных тканей. Но если с одеждой проблем нет — я легко нахожу ту, которая мне нравится, то с обувью приходится туго. Поэтому я и решила запустить собственную линию, хотя никогда не мечтала стать дизайнером и ни на что в этом деле не претендую. Мне нравится то, что мы придумали, но я ничего на этом не зарабатываю — вся прибыль идет в фонды по защите животных.

Вы пропагандируете свои взгляды?

Никогда! Ненавижу проповеди и не люблю тех, кто учит жизни других. Не хочу ничего никому навязывать и терпеть не могу, когда что-то навязывают мне. Да, я последовательная вегетарианка, но это исключительно мой выбор — и все. Я не собираюсь принуждать к нему других.



Вы родились в Иерусалиме. То, что сейчас происходит в Израиле, вас как-то задевает?

Какую часть Израиля вы имеете в виду? Я не могу говорить о секторе Газа, потому что никогда там не была. Но то, что там творится, все равно влияет на меня. Это просто безумие, что до сих пор никто не положит конец происходящей там драме. Мне тяжело об этом говорить. В Израиле и Палестине живут те, кто мне дорог, кого я люблю. И там все не так, как показывают по телевизору. Одновременно и более экстремально, и более спокойно, потому что люди, несмотря ни на что, проявляют энтузиазм и любовь к жизни.



Вы снимаетесь и в артхаусных лентах, и в блокбастерах. Сознательно поддерживаете этот баланс?

Я не думаю об этом в таких категориях. Неважно, большой фильм или маленький. «Еще одна из рода Болейн» и «Мои черничные ночи» Кар-Вая — это, конечно, абсолютно разный опыт, но и там, и там мне было чему по­учиться. Я не зацик­ливаюсь на формате, мне важнее работать с теми, кто тоже ищет что-то новое и стимулирующее, не желая повторяться.

История сестер Болейн говорит о том, что за каждым мужчиной стоит женщина. Получается, что мужчины — игрушки в руках женщин?

Ну нет, они совсем не игрушки! Но я уверена, что великие мужчины хотят быть вместе с не менее выдающимися женщинами.

Фото: Steve Forrest/Rex Features/Fotobank; Album, Afp/East News; архив пресс-служб

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться

Родилась 9 июня 1981 года в Иерусалиме, в детстве переехала с родителями в США. Актерский дебют Портман состоялся в «Леоне» (1994) Люка Бессона. Не менее значительным этапом стала роль королевы Амидалы в трех первых эпизодах «Звездных войн» Джорджа Лукаса. Роль в мелодраме Майка Николса «Близость» (2004) принесла ей «Золотой глобус» и номинацию на «Оскар».

Другие фильмы с ее участием — «Все говорят, что я люблю тебя» Вуди Аллена, «Марс атакует» Тима Бертона, «Мои черничные ночи» Вонга Кар-Вая, блокбастер «V — значит Вендетта». 

Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение