--

Человек и собака

25 февраля 2009

поделиться:
размер текста: a a a

С тех пор, когда великий писатель Марк Твен еще работал простым журналистом, известно, что лучший способ поднять тиражи, когда нет горячих новостей, — это написать о страданиях собак или кошек.

У нас в этом номере два больших репортажа о бездомных собаках. Вернее, первый — о человеке, который убивает животных, но при этом он нормальный человек, не зверь, сам собачник. Второй — о людях, которые протестуют против убийства животных и спасают их за собственные деньги, на свой страх и риск.

Когда мы обсуждаем очередной номер, неизбежно встает вопрос: о чем он, складывается он в единое целое или нет. То есть популярность темы и рост тиражей нас, конечно, волнуют, но мы понимаем, что если тупо «эксплуатировать тему», а не говорить всерьез о том, что интересует нас самих, ничего и не получится.

И вот вышло так, что на «собачьей» теме мы сами заспорили серьезней, чем, скажем, о прогнозах развития кризиса. Получается, что в ней пересекаются многие человеческие вопросы. С одной стороны, в нашей культуре «через собак» раскрыты все социальные переломы: крепостничество — через «Му-му», революция — через «Собачье сердце», добро и зло советских городов — через «Белого Бима Черное ухо». А с другой стороны, сочувствие к животным часто идет рука об руку с равнодушием к людям. Желающих защищать униженных и оскорбленных человеков обычно гораздо меньше, чем несчастных кошек или собак. Памятник невинно убитой собаке в Москве есть, а памятника убитому гастарбайтеру нет. На этом месте, естественно, вступает другой голос: он возражает, что и памятника человеку, пострадавшему от разбоя «этнической преступности», тоже нет…

Так все больные вопросы современности за пять минут разговора вылезают наружу, со всеми идеологическими и партийными различиями, со всеми предрассудками и риторическим гневом, — стоит только заговорить о бездомных собаках.

Это показывает, как все запуталось в наших головах, насколько сильны эмоции, когда нужен здравый смысл, и насколько громко звучит голос прагматики там, где уместнее моральное чувство.

Радикальные защитники животных возражают даже против медицинских и биологических экспериментов и против санитарного отстрела в заповедниках. «Прагматики» по старинке ратуют за священную вооруженную борьбу «с опасными стаями» в городах: они просто слишком эмоциональны, чтобы признать хотя бы тот очевидный факт, что подавляющее большинство людей пострадали как раз от домашних собак, у которых имеются хозяева. И что гораздо разумнее «контролировать» безответственность людей, а не животных.

Жизнь животных в современном мегаполисе вообще больше говорит о человеке, чем о самих животных. Когда-то наши предки чувствовали себя частью природы и к братьям своим меньшим относились без сентиментальности, но и без массовой жестокости. В больших же городах все крайности вылезают наружу. В том числе и крайности человеческой природы.

Марк Твен писал: «Если подобрать издыхающего с голоду пса и накормить его досыта, он не укусит вас. В этом принципиальная разница между собакой и человеком».

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
//
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение