--

Зеленый пылесос

Новая гипотеза: ветер и ураганы — заслуга лесов, а не температуры

Почему дует ветер? Потому что деревья качаются! Такой геофизической модели придерживаются многие дошкольники. Взрослые над этим посмеиваются и объясняют детям азбучные истины. Но выясняется, что эти истины не такие уж однозначные. И «дошкольная» версия не такая уж абсурдная. Геофизик Анастасия Макарьева предложила новую теорию, объясняющую, почему дует ветер, образуются ураганы и текут реки

Ольга Андреева поделиться:
11 марта 2009, №9 (88)
размер текста: aaa

Встречаемся как шпионы — в кафе. По телефону договариваемся о паролях и опознавательных знаках:

— У меня в руках будет огромный букет, — горестно вздыхает Настя, — вы меня узнаете.

Накануне в отеле «Балчуг Кемпински» в обстановке умопомрачительного гламура десяти молодым девушкам вручили премии ЮНЕСКО-L'Oréal как лучшим молодым ученым России. Анастасия Макарьева, кандидат физико-математических наук, старший научный сотрудник Петербургского института ядерной физики РАН — одна из них.

— У вас каша геркулесовая есть? — мучает Настя официантку.

Огромный букет от L'Oréal, в свою очередь, мучает ее: Настя перед ним беспомощна, и он это чувствует — нагло лезет в лицо и колет игривыми декоративными иголками. Букет полностью разоблачает совершенно негламурную сущность Насти. Простой голубенький свитер, джинсы и беспомощно доверчивый взгляд: про таких людей не говорят — красивые. То, что Настя хороша собой, скорее знак чего-то другого. Ее лицо похоже на тот сосуд, в котором, по Заболоцкому, мерцает огонь.

Но про огонь позже. А сейчас на повестке дня букет и каша. Кроме цветов премия подразумевает получение 350 тысяч рублей. Интересно, для научного сотрудника это много или мало?

— У меня базовый оклад 12 тысяч 500 рублей. Это вообще нормально, потому что три года назад он был 8 тысяч. Еще немного получаю по грантам. Всего где-то тысяч 20. Мне, конечно, эти 350 тысяч получить приятно.

— А как сейчас в науке вообще по части благосостояния?

1

— Да, благосостояние оставляет желать, — Настя отводит взгляд. Ей явно неловко. — Но жить все-таки можно. То есть ты дотянешь до мидл-класса, если будешь крутиться, ну, типа искать контракты с зарубежными партнерами. Эта грантовая система просто разрушила науку, понимаете? Человек, который дело делает, он не умеет заявки на гранты писать. Там же надо указать, что ты сделаешь. А откуда я знаю, что в итоге получится? Вот мы сейчас закончили большую работу, мы считаем, что это открытие. Но мы не могли написать в заявке, что мы сделаем открытие. Наука погибла. Во всем мире, не только у нас. В нее приходят люди, которые умеют писать гранты. А те, кто не умеет, ничего не получают. Это унижение специалиста просто разрушает его физиологически — он, грубо говоря, покрывается прыщами и болеет. Гранты вычистили из науки энтузиастов.

Наконец приносят кашу. Но Насте уже не до нее. Нужно побороть букет и все-все рассказать.

— Давайте я вам объясню, что мы сделали. Вы поймете, это первоклассники понимают.

Настя занимается геофизикой, и у нее очень высокий индекс цитируемости. Это значит, что на научные статьи с ее участием ссылается чуть ли не все мировое научное сообщество. Последняя ее работа, опубликованная в прошлом году в журнале Европейского геофизического союза, стала самой комментируемой статьей года. В ней на нескольких страницах объясняется ни много ни мало — почему дует ветер и текут реки.

— Вот текут реки, — Настя пытается запихнуть надоедливые букетные иголки под глянцевую обертку. Безнадежно! Иголки лезут в рот и в кашу, но Настя отпихивает их и упрямо гнет свое. — Реки стекают в океаны — земля наклонена, поэтому они все туда и стекают. Вопрос: откуда берется вода? Вот, например, истоки Енисея удалены от океана на тысячи километров. Все запасы пресной воды на суше стекли бы в океан за четыре года. Значит, нужно, чтобы с моря постоянно поступал влажный воздух, тогда на сушу будут выпадать осадки, вода будет попадать в реки, и таким образом будет происходить ее круговорот. Но каков физический механизм этого самого круговорота, который ответственен за жизнь на суше? Ведь в пустыне ничего подобного не происходит. Вот, например, Сахара: она расположена на берегу моря, но ветер дует в обратную сторону — из Сахары. Он не приносит влаги — наоборот, все, что в Сахаре испарит из себя какой-нибудь саксаул, уносит в море, которое и без того влажное. Вот мы и описали этот механизм.

Идея Насти проста до слез. Не наших с вами, конечно, а специалистов, которые занимались этим вопросом в течение как минимум трех столетий и рассматривали механизм движения воздушных потоков как тепловую машину. Даже в школе учат: тут тепло, тут холодно, воздух расширяется, становится легче, поднимается, а снизу подтекает холодный. Но почему на холодные истоки Амазонки постоянно дует ветер с теплого океана, а из жаркой Сахары воздух несет в сторону прохладного моря? Ведь все должно быть наоборот. Модель, построенная на перепаде «тепло — холодно», работает безупречно только в районе экватора. Настя предложила ввести в систему координат не только температуру, но и конденсацию влаги, которая обеспечивает перепад давления.

— Ведь что такое давление? — риторически вопрошает она, выуживая иголки из остывающей каши. — Молекулы газа летают и бьются о нас с вами. А когда водяной пар конденсируется в капли, эти молекулы исчезают, и что происходит? Правильно — давление падает, и воздух со стороны начинает подсасываться, как в пылесосе. То есть эта самая конденсация водяного пара приводит к понижению давления и появлению горизонтального подсоса. А где больше всего конденсация, как вы думаете?

— Над океаном? — я мучительно вспоминаю школьный курс физической географии. И попадаю пальцем в небо.

— Неправильно. Конденсация больше там, где больше испарение. А оно больше там, где растет лес. Если океан можно сравнить с одной мокрой тряпкой, то лес представляет собой много мок­рых тряпок. У леса огромная поверхность — много листьев. И там испаряется больше влаги. Лес перетягивает на себя канат пониженного давления.

Я с изумлением обнаруживаю, что на самом деле понимаю. Если суша покрыта лесом, она обеспечивает постоянную зону пониженного давления и действует как насос, тянущий на себя атмосферную влагу с океана.

Этот баланс устойчив. Пока леса не начали вырубать в массовом порядке, он существовал сотни миллионов лет. Все великие реки мира — результат действия лесного насоса атмосферной влаги. Но нарушение целостности лесного покрова приводит к изменению направления ветра: он начинает дуть не с моря на сушу, а с суши на море. Что приводит к окончательному опустыниванию.

Именно это, по мнению Насти, и произошло с Австралией. Представьте себе цветущий континент, полностью покрытый лесом, усеянный внутренними континентальными озерами с пресной водой. По данным палеонтологов, такова была Австралия около ста тысяч лет назад. И вдруг все это практически в одночасье становится пустыней. Почему? Палеонтологи только констатируют факт, ничего не объясняя. Настя же пытается объяснить. В Австралии появляются первые поселенцы. Живут они около океана, здесь же и рубят лес. В какой-то момент береговая лесополоса оказывается вырубленной полностью. По Настиной логике это равносильно тому, как если бы у насоса отрубили шланг: ветер немедленно поменял направление и стал дуть в сторону моря, иссушая цветущий континент. Леса, миллионы лет покрывавшие Австралию, засохли в течение нескольких десятилетий. Все произошло молниеносно. Та же участь постигла Сахару, Южную Африку, нашу Среднюю Азию. Достаточно только перерубить шланг — и все.

— Понимаете, — почти кричит Настя, привлекая внимание людей за соседними столиками, — проблема лесов — это не птички-бабочки. Это проблема всего — будет вообще жизнь или не будет? Вон Лужков или кто-то там говорит: «Вот мы сейчас реки повернем и будем воду продавать». Если мы вырубим лес, у нас будет пустыня. Смотрели фильм «Кин-дза-дза»? Вот у нас так же станет. И продавать будет нечего.

Как заметил один из участников обсуждения Настиной работы, идея «биотического насоса», определяющего направление мировых воздушных потоков, для метеорологии примерно то же самое, чем в свое время стала для астрономии идея, что Земля вращается вокруг Солнца, а не наоборот. «Биотический насос» ставит все на свои места, закрывая белые пятна.

— Я теперь кому хочешь могу объяснить, что такое ураган, — весело сообщает Настя. — Это просто обратный взрыв. Вот представьте: вы взяли и плюхнули воды на раскаленную печку. Что будет? Вода испарилась — пшшш… и все такое — давление резко увеличилось, и пошла как бы взрывная волна. А когда происходит конденсация, процесс обратный: давление резко понижается, и воздух устремляется не на периферию, а в центр. Вот и ураган! Ведь ураганы и смерчи обязательно сопровождаются интенсивнейшими осадками. То есть там идет мощнейший процесс конденсации. А закрутка происходит как вторичный результат вращения Земли. Это абсолютно новый подход к ураганам! Их же до сих пор рассматривают как тепловой цикл.

Ураганы ураганами, но меня сильно беспокоит Настина каша: она стынет, а молодые отечественные ученые должны хорошо питаться.

— Настя, пожалуйста, ешьте, вы же не завтракали.

— А? Да, не завтракала, ну ладно… каша… да, действительно, — она удивленно смотрит на кашу: откуда она взялась? — Да бог с ней, я уже не хочу. Я вам лучше теперь расскажу, почему нас нигде публиковать не хотели.

В России ни один из трех имеющихся профильных научных журналов печатать Настины данные не решился. Сказали: все у вас неправильно, таких вообще нельзя к серьезным журналам подпускать. Идея «биотического насоса» вступает в неразрешимый конфликт с сущест­вующей метеорологической теорией.

— Давайте встретимся лет через 40. Чтобы получить Нобелевскую премию, надо долго жить, — Настя совершенно не шутит, просто прикидывает.

Идея «биотического насоса» позволяет делать такую почти невероятную для метеорологии вещь, как долгосрочные прогнозы погоды. Например, появись эта теория на несколько лет раньше, можно было бы просчитать возможность возникновения разрушительных ураганов в Южном полушарии.

Все имеющиеся сегодня модели утверждают, что в Атлантике у берегов Бразилии ураганов быть не может. Согласно теории Насти, там их не было ровно потому, что Бразилия покрыта лесом, что обеспечивает равномерную циркуляцию воздуха. Но сейчас бразильские леса тотально вырубают. А это делает ураганы вполне вероятными. «Катарина» 2004 года — красноречивое тому подтверждение. Бразильцы до последнего момента не верили, что такое возможно: не бывает у нас ураганов — и все! В результате были и жертвы, и разрушения. И, если верить Насте, бразильцам надо ждать следующих катастроф — лес-то продолжают вырубать.

Итог нашего разговора плачевный. Букет изрядно общипан, но так и не побежден, каша не съедена. 2:0 не в пользу Насти. Зато с ураганами, похоже, разобрались. Осталось разобраться, что за человек сама Настя, которая в свои 33 года ухитрилась покуситься на основы основ наших представлений о мире. Эта женщина сама напоминает ураган.

— Понимаете, это все не сразу приходит, — Настя уже отдала несъеденную кашу официантке и бросила бесплодную борьбу с букетом, — я когда в Политех поступила, на кафедру биофизики, не видела, к чему себя приложить. Пришла на кафедру и сказала: «Дайте мне что-нибудь сделать хорошее». А мне говорят: ну вот бактерии — попереливай. Там трубочкой надо было дуть, а я не туда дунула, заглотнула эту смесь — противно, ужас! Но главное — я не видела, где же тут служение.

В поисках служения Настя тайно от родителей поступила на филфак, на математическую лингвистику. Потом перевелась на скандинавскую филологию. И быть бы ей переводчиком и, как она выражается, «достойной личностью», если бы не встреча с Виктором Георгиевичем Горшковым, известным физиком, читавшим в Политехе курс «Экология человека».

— Все, что я вам тут рассказываю, я рассказываю как подмастерье, понимаете? — говорит Настя. — Вот он — ученый. Это он создал концепцию биотической регуляции окружающей среды, он мне показал, какие масштабные проблемы стоят и в какой мы все ужасной ситуации находимся. Что меня привлекало? Что я не к чему-то позолоченному примыкаю. Тут надо бороться за справедливость.

— Вообще-то академическая наука ассоциируется с такими тихими кабинетными занятиями…

— Какое там тихие! — возмущается Настя. — Это что-то сумасшедшее! Это настолько увлекает! Перед той картиной мира, которую мне открыл Горшков, перед ней все видно — моральные качества, ум, талант. Все это взвешивается на этих весах.

— А почему вы вообще решили пойти в науку?

— Знаете, я и сама недавно стала задумываться: почему? — серьезно говорит Настя. — Почему не скандинавская филология, которую я с красным дипломом закончила, а все-таки геофизика? И вот теперь я, наверно, могу объяснить. Когда мне было лет двенадцать, я как-то для себя очень четко сформулировала, чего я хочу. Я хочу нести на себе скорбь мира. Вот именно такими словами. Какая скорбь мира? Есть ли она? Я тогда понятия не имела. Но почему-то точно знала, что именно этим и хочу заниматься.

— Скажите, а вы счастливы?

— Если иметь в виду простые базовые ценности — чтобы близкие не болели, например, — да, счастлива. Но понимаете, ввиду того, что сейчас происходит на планете, я теперь столько этой скорби мира огребла, что она стала частью моей личной жизни. То есть между моими интимными женскими переживаниями, скажем, и моими тревогами о планете нет разницы в силе ощущений, понимаете? Ну нельзя быть счастливым, когда так варварски уничтожают леса! Если я в новостях слышу, как какой-нибудь депутат говорит: «Мы сейчас построим новый деревообрабатывающий комбинат», меня передергивает, будто я сиамский близнец того дерева, которое первым ляжет на деревообрабатывающий станок. Ученый, чьи выстраданные прогнозы игнорируются, чьи предостережения попираются действием в масштабах всего человечества и в первую очередь в родной стране, обречен на такие муки, понимаете?

А в самом деле — понимаю ли я, о чем говорит Настя? Похоже, идея «биотического насоса» куда проще, чем желание нести на себе скорби мира. РР

Фото: Оля Иванова для «РР»; Ann Johansson, Paulo Fridman/Corbis/RPG; DDP/AFP/EAST NEWS; PETER M. FISHER, Jim Reed/Jim Reed Photography - Severe &, PAUL A. SOUDERS/CORBIS/RPG

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
Анастасия Макарьева 30 марта 2009
Вопросы Анастасии Макарьевой можно задать на сайте журнала "Наука и жизнь" до пятого апреля по адресу http://www.nkj.ru/interview/15320/ Ответ на 1-ый вопрос Михаила Волжского находится по адресу www.bioticregulation.ru/pump/pump3_r-4.php Приарктическая полоса тундры отличается от искусственно обезлесенной прибрежной полосы тем, что в тундре стационарно поддерживается достаточно высокая влажность почвы и, следовательно, высокое (для соответственной температуры) испарение. Это обеспечивается функционированием естественной экосистемы тундры, сформировавшейся за миллионы лет эволюции. На месте выжженного австралийскими аборигенами леса за несколько десятков лет подобной экосистемы, разумеется, образоваться не могло. Поэтому прибрежная полоса просто высохла и отрезала внутренний континентальный лес от источника влаги.
Михаил Волжский 23 марта 2009
А я хочу низко поклониться дорогой редакции за то, что наконец дали учёному право на прямую речь:) Так и надо поступать впредь - либо интервью, либо статьи с учёным авторством, и никаких собственных пересказов, раз уж Бог не послал в редакцию грамотных в науках журналистов. Теперь вопросы к Анастасии: 1. Почему большинство ураганов западного полушария возникает далеко к северу от Бразилии, а не рядом с её восточными побережьями? 2. Почему наша приарктическая полоса тундры не играет для сибирской тайги той же губительной роли, какую сыграла полоса, устроенная поедателями Кука? 3. (опционально) Вы так много преживаете... А вас что-то (кто-то) поддерживает по жизни? Не конкретно в геофизике, а вообще по жизни...
Елена Чернова 19 марта 2009
Анастасия, могу сказать вам только одно. Низкий вам поклон за ценнейшую теорию! Исходя из моих скромных знаний об экосистемах, я не могу с ней не согласиться... К сожалению, человечество склонно сначала загнать себя в угол, а думать потом. Свежепринятые поправки к Лесному Кодексу - яркий тому пример.
Анастасия Макарьева 17 марта 2009
Константин Иванов
Знаете. пример про Австралию просто несостоятелен. Натянут. Вы видели тамошних поселенцев? Ну, аборигенов.... Мощнейшие цивилизации Европы, Америки и Азии не смогли вырубить свои леса(хотя им было зачем - корабли, города, крепости, войны), а аборигены Австралии вырубили. Не зная металла. Отродясь не строя деревянных сооружений. … Если там и исчезли леса, то по любым другим причинам, а вовсе не по причине их вырубки.
Тот факт, что аборигены приняли активное участие в уничтожении лесов, хорошо известен. Тем, кто знает английский, могу порекомендовать публикации Kershaw, A.P. Pleistocene vegetation of the humid tropics of northeastern Queensland, Australia. (1994) Palaeogeography, Palaeoclimatology, Palaeoecology, 109 (2-4), pp. 399-412. Bowman, D. M. J. S.: The Australian summer monsoon: a biogeographic perspective, Australian Geographic Studies, 40, 261-277, 2002. Если чуть-чуть подумать, то становится очевидно, что железо для уничтожения леса вовсе не нужно. Аборигены, и это хорошо известно, производили массированные пожары.
Например, просто изменился климат и сменились направления ветров.
Именно это и произошло после уничтожения лесов. Просто так ничего не бывает.
А сколько их было, знаете, когда приплыл Кук?
Европейцев тоже через некоторое время может стать существенно меньше. Когда в Сахаре был лес и вода, там было много людей. А теперь – мало.
А уж Ваш максимализм и вовсе отпугивает. Вы в курсе, что в Антарктиде идет снег? И не слабо идет. При том, что никак лесов там нет.
Вопреки сказанному Вами по незнанию, Антарктида получает крайне мало осадков. Непосредственно над поверхностью Антарктиды располагается практически стационарный антициклон. Осадки поступают из циклона, расположенного над антициклоном, и ничтожно малы, так как в верхней атмосфере, по причине низкой температуры, концентрация водяного пара также ничтожно мала по сравнению с поверхностью. Преобладают “стоковые” ветры, дующие с материка на океан. Так что Антарктида (ледяная пустыня) – блестящее подтверждение теории биотического насоса, как и Сахара.
На Китай эта теория, например не подействует. Там уже практически нет лесов, да и раньше... не очень. Однако их великие реки Хуанхе и Янцзы текут по прежнему и сток их не уменьшается. Если не считать варварского расхода на ирригацию. Попробуйте их убедить другой теорией.
Напомню, что согласно теории биотического насоса, сведение лесов приводит, через прекращение регулярной тяги воздуха, к учащению всевозможных флуктуаций “поставок влаги”, включая засухи и наводнения. И Китай убеждать уже почти не нужно. Они уже почувствовали на себе результаты современного “досведения” лесов, в прошлом (около 8 тысяч лет назад) покрывавших всю страну (см., например, Брайант (Bryant) и др. 1997 Последние неосвоенные леса. Институт мировых ресурсов). В связи с этим отметим, что “в 1998 году, после разрушительных наводнений в бассейне реки Янцзы, правительство Китая ввело запрет на вырубку леса на обширных территориях и разработало грандиозный план действий, направленных на восстановление пострадавших экосистем, расположенных в районах водораздела реки.” Кстати, один из авторов одной из недавних статей про биотический насос – китаец… Вообще полезно читать первоисточники или научно-популярную литературу. Она по биотическому насосу уже есть. Например, АТЛАНТЫ ДЕРЖАТ НЕБО. НОВЫЙ ВЗГЛЯД НА ДВИЖУЩИЕ СИЛЫ КОНТИНЕНТАЛЬНОГО ВЛАГООБОРОТА или Реки. Будут ли они вечно течь на Земле
Отсутствие немедленного восторженного приема некоей гипотезы не ставит ее немедленно в один ряд с теорией Коперника.
Вот тут я соглашусь с Вами полностью. Единственные критерии правильности любой теории – согласие с фундаментальными законами природы и наблюдениями.
Константин Иванов 17 марта 2009
Чтобы у поста был смысл, его утверждения должны быть верными. Насчет кислорода Вы не “тоже неправы”, а просто неправы. При чем здесь большие города? Истина определяется научными фактами, а не голосованием общественности.
При том, что в мегаполисах недостаток растительности ощущается очень. Что касается утверждений, которые сплошь должны быть верными.... Знаете. пример про Австралию просто несостоятелен. Натянут. Вы видели тамошних поселенцев? Ну, аборигенов.... Мощнейшие цивилизации Европы, Америки и Азии не смогли вырубить свои леса(хотя им было зачем - корабли, города, крепости, войны), а аборигены Австралии вырубили. Не зная металла. Отродясь не строя деревянных сооружений. А сколько их было, знаете, когда приплыл Кук? А Сравните площадь Австралии и Европы. "За 400 веков цивилизация австралийских аборигенов очень мало изменила окружающий их мир, если судить по наскальным пещерным рисункам в Северной Территории, запечатлевшим исторические картинки жизни и уклада ископаемых аборигенов, которые на протяжении всего этого времени существовали в такой же изоляции, как австралийские животные и растения. " Если там и исчезли леса, то по любым другим причинам, а вовсе не по причине их вырубки. Например, просто изменился климат и сменились направления ветров. А уж Ваш максимализм и вовсе отпугивает. Вы в курсе, что в Антарктиде идет снег? И не слабо идет. При том, что никак лесов там нет. Испарение с поверхности океана сравнимо с лесами уже просто потому, что океанов больше в десятки раз по площади. А в зоне тропиков, где вообще земли немного - тем более. А как парит Гольфстрим, попадая в умеренные широты, Вы видели? И проливаются дожди по куче причин: например, когда на пути влажного воздуха оказываются горные хребты. И было бы странно, если бы в таких условиях там не рос лес. Лес очень важен. И без сомнительных теорий. На Китай эта теория, например не подействует. Там уже практически нет лесов, да и раньше... не очень. Однако их великие реки Хуанхе и Янцзы текут по прежнему и сток их не уменьшается. Если не считать варварского расхода на ирригацию. Попробуйте их убедить другой теорией. Отсутствие немедленного восторженного приема некоей гипотезы не ставит ее немедленно в один ряд с теорией Коперника. Фоменко тому пример.....
Лолита Анатольевна Волкова 15 марта 2009
Вот же потрясно. Люди делают мировое открытие, сравнимое с открытием того, что Земля вращается вокруг Солнца, а не наоборот. И все как в средневековье -- наши журналы не печатают статьи ученых, телевидение молчит, газетам наплевать... Узнаваемо. Наука не нужна нашему государству. Ни в каком виде. О грантах Анастасия Макарьева прекрасно сказала -- да, все так. Именно они и убивают науку. Где-то тут читала, как ученый жалуется: нам нужно 100 тыс долларов в год , но нам их не дают, потому что те, кто дает деньги на науку хотят по-быстрому пристроить сотни миллионов долларов, им некогда размениваться на множество проектов, которые изменят завтрашний мир и принесут в Россию Нобелевские премии, сверхприбыли и поднимут славу отечественной науки, им нужно сегодня отчитаться, что все деньги потрачены. А на громадные проекты, которые по определению никогда никому ничего не принесут (кроме тех, кто разворует средства), деньги всегда найдутся -- ведь их так легко выделить одним махом! И никакой возни с десятками и сотнями "мелких" проектов, которые могут стать прорывом на новые уровни сознания. И не понимают чинуши, сидящие на мешке с деньгами, что существует пирамида (или лавина): на открытие нужно 1 рубль, на его проверку -- 10 рублей, на разработку возможностей его внедрения -- 100 рублей, на опытный образей -- 1000 рублей, на организацию производства товара с ноу-хау 10 000 рублей. И вот тогда-то и потекут прибыли... К сожалению, в России очень легко найти деньги на последний этап, а вот первый рубль никто финансировать не хочет -- слишком малы заслуги спонсора: подумаешь, рупь истратил, вот миллион -- это да! Нуворишами были, нуворишами остались: поблестеть, чтобы все вокруг обзавидовались, остальное неважно. Не нужно им, чтобы их именами называли университеты и открытия. Не хочется им входить в историю как меценатам, благодаря которым человечество стало жить лучше. Понятно, Челси купить -- это всем на зависть. А вот войти в мировую историю -- это от лукавого, это нам не нужно. Однодневки. ...А между тем леса вырубаются и шансов выжить человечеству остается все меньше...
Анастасия Макарьева 14 марта 2009
Василий Иванов Основной смысл моего поста в том, что есть не менее важные и куда более очевидные проблемы, возникающие при вырубке лесов. Но они никого не остановили.
Чтобы у поста был смысл, его утверждения должны быть верными. Насчет кислорода Вы не “тоже неправы”, а просто неправы. При чем здесь большие города? Истина определяется научными фактами, а не голосованием общественности. Концентрация углекислого газа за индустриальную эпоху повысилась не на 1%, а примерно на треть, и никто пока от этого не умер. Поэтому, хоть растения за что-то и “борются” в смысле CO2, эта их борьба по большому счету не очень-то заметна людям. Наоборот, есть новая идея – все леса повырубить (а зачем они?), а на их месте растить биотопливо. И бог с ней, с какой-то чьей-то борьбой... Что касается рек… Нет никаких данных о том, что они текли до того, как появились леса. Это было очень давно. Сегодня же самые мощные реки – в лесных регионах, Великие Сибирские реки, Амазонка, Конго. В саваннах речушки относительно слабые, как и сама сезонная растительность. В тундрах текут реки с континента, покрытого лесом (Северная Америка, Россия). В горах идут дожди, при этом с океана до гор влажные воздушные массы “дотягиваются” лесом, как, например, вдоль бассейна Амазонки – до востока Анд. И, да, среди любого “десятка факторов” определяющий – всегда один. Основной смысл моего поста в том, что никаких “не менее важных” проблем, возникающих при вырубке лесов, чем проблема разрушения влагооборота, нет. Поэтому леса и продолжают вырубать. Есть проблемы, кажущиеся “куда более очевидными”, чему подтверждение Ваши рассуждения, но “не менее важных” -- нет. Это неудивительно, поскольку физический механизм лесного насоса атмосферной влаги до настоящего времени оставался неизвестен. Как раз и хотелось бы сделать эту проблему очевидной, проблемой стакана воды. Только после этого можно будет судить о том, остановила очевидность этой проблемы вырубку лесов или нет. Пока люди думают, что реки текут по причине десятков факторов, из которых один, может быть, и лес, леса, конечно, будут рубить.
Василий Иванов 14 марта 2009
Анастасия Макарьева "Недостаток кислорода" никого не пугает потому, что его нет. В биосфере сколько производится кислорода растениями, столько и потребляется всеми остальными организмами. Более того, элементарные расчеты показывают, что если сжечь вообще всю органику на Земле (т.е. все, что может гореть), концентрация кислорода изменится очень незначительно. Мы спокойно сможем продолжать дышать. Так что насчет кислорода это просто все еще широко распространенное заблуждение.
Ага.... Расскажите это жителям больших городов. Я, в общем, тоже не прав. Важен не недостаток кислорода, а избыток углекислого газа(его повышение на 1% куда вреднее, чем снижение на тот же % кислорода). С которым тоже борются растения(не только и не столько леса, конечно, но и их заслуга велика). Что касается рек.... то текли они и до появления лесов. Текут и сейчас. В том числе и там, где лесов нет на всем протяжении. В горах, скажем. В тундрах. В саваннах. Очень возможно, что леса влияют на этот процесс. В числе десятков других факторов. Если путь циклонов отклонится - леса не помогут. Или если Голфстрим из-за чего-то потечет чуть в сторону. Или температура подрастет на пару градусов. Но у лесов есть и другие важные функции. Основной смысл моего поста в том, что есть не менее важные и куда более очевидные проблемы, возникающие при вырубке лесов. Но они никого не остановили.
Александр Епифанцев 14 марта 2009
Все просто как дважды два, но вот из чего доллары то делать? Они каждый день нужны, а ураганы, ну ничего переживем....
Анастасия Макарьева 12 марта 2009
"Недостаток кислорода" никого не пугает потому, что его нет. В биосфере сколько производится кислорода растениями, столько и потребляется всеми остальными организмами. Более того, элементарные расчеты показывают, что если сжечь вообще всю органику на Земле (т.е. все, что может гореть), концентрация кислорода изменится очень незначительно. Мы спокойно сможем продолжать дышать. Так что насчет кислорода это просто все еще широко распространенное заблуждение. Главное утверждение статьи -- леса создают реки и дождь на суше. Функционирование леса (в частности, испарение с листьев) приводит к появлению горизонтальных воздушных потоков с океана на сушу, несущих влагу. Поэтому вырубка лесов приведет к исчезновению пресной воды на суше. Откроем кран в ванной, а оттуда -- ничего. Помимо этого, обширный лесной покров, осуществляя равномерную, устойчивую "тягу" влажного воздуха, препятствует образованию экстремальных погодных явлений -- ураганов, засух и наводнений. www.bioticregulation.ru
Василий Иванов 12 марта 2009
То, что вырубать леса под корень - плохо, было ясно еще лет 40 назад. И теорий под это дело существует немало. И "практик" тоже. Обеднение биосферы, эрозия почв, разрушение берегов, парниковый эффект. Банальная нехватка О2. Может, еще что забыл. Правда, не заметно, чтобы это кого-то останавливало. Особенно в нашей стране. А также в других странах БРИК, о которых так много говорят. Не остановит и эта. Подумаешь, ураганы.... Если уж недостаток кислорода не пугает. PS: Отсутствие лесов, может, и не порождает ураганы. Но их наличие однозначно мешает ветрам "опустынивать" земли. Это стало ясно еще в те времена, когда стали оставлять лесополосы между полями.

Что говорят о статьях Анастасии Макарьевой

  • Это интересная статья, которая, как я надеюсь, вызовет широкое обсуждение... Тот факт, что вы продемонстрировали, что можно получить постоянные или увеличивающиеся осадки при ненулевом стоке, означает, что, очевидно, работает какой-то еще механизм помимо влагооборота (recycling, то есть испарение и конденсация влаги). Если это действительно ваш биотический насос, то вы внесли важный вклад в понимание континентального баланса влаги.
  • Профессор Хуберт Савенье (H. H. G. Savenije), главный редактор журнала Hydrology and Earth System Sciences Discussions
  • Удивительно, что такая простая мысль, что леса растут там, где сложились благоприятные климатические условия, обеспечивающие достаточное для их существования увлажнение почвы и количество энергии, не приходит авторам в голову.
  • Анонимный рецензент журнала «Водные ресурсы»
  • Статья о биотическом насосе действительно представляет очень интригующую концепцию активного вовлечения наземной растительности в транспорт воды с океана на сушу…
  • Профессор Ван ден Хурк, Королевский метеорологический институт Нидерландов
  • …Мое заключение простое: работу не публиковать. 
  • Анонимный рецензент журнала «Физика атмосферы и океана»
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение