США — Китай: карта будущей войны

Американских интеллектуалов охватывает страх перед Китаем

Приход Барака Обамы в Белый дом сделал идею американо-китайского партнерства главным трендом мировой политики. В широкий оборот были запущены концепции симбиоза двух держав — Chimerica и «Большая двойка». В ноябре Обама приехал в Пекин и предложил Китаю разделить неформальное бремя ответственности за судьбы мира. Однако тот дал понять, что предпочитает двигаться вперед в своем собственном ритме. Это вызвало смятение в США. Политической элите Запада кажется, что Китай уже чуть ли не победил ее в глобальном противостоянии

Павел Бурмистров поделиться:
10 марта 2010, №9 (137)
размер текста: aaa

Экономический потенциал

Профессор Гарвардского университета, автор термина Chimerica Найал Фергюсон опубликовал в Los Angeles Times статью под заголовком «Америка — хрупкая империя», в которой задается вопросом, не будет ли закат США столь же стремительным и неожиданным, как развал СССР: «А что, если коллапс наступает не на протяжении нескольких столетий, а приходит неожиданно, как тать в нощи?»

Фергюсон размышляет не о том, грядет или нет закат Америки, а о том, будет ли он медленным или внезапным. «К 2027 году внутренний продукт Народной республики станет больше, чем у Соединенных Штатов, не из-за американской стагнации, а из-за неумоли­мого роста китайской экономики», — пишет Фергюсон. Но страшно не столько то, что Китай обгонит США по экономической мощи, и даже не то, что это произойдет уже совсем скоро, сколько то, что это никак не зависит от Америки. А зависит от одного Китая, который к тому же совсем не интересуется предлагаемой США повесткой, а действует и разговаривает исходя исключительно из своей собственной.

Но Фергюсон выглядит еще оптимистом по сравнению с нобелевским лауреатом по экономике Робертом Фогелем. Он заглядывает в будущее еще чуть дальше — не в 2027-й, а в 2040-й — и делает со страниц журнала Foreign Policy такой прогноз: к этому времени экономика Китая не просто превысит американскую, но превзойдет ее почти в три раза. Вклад экономики США в валовой мировой продукт сократится на треть, тогда как доля Китая вырастет втрое.

И дело даже не в том, что Китай уже пре­вратился в «мировой сборочный конвейер». По мнению американского экономиста, феноменальный рост китайской экономики в ближайшие три десятилетия определят совсем другие факторы: инвестиции в образование, аграрный сектор, «скромность» китайской статистики, занижающей реальные темпы развития, гибкость и эффективность политической системы и, наконец, потенциал потребительского рынка. В результате, как предсказывает Фогель, канет в Лету нынешний разрыв между богатством Китая как государства и достатком его граждан. Это сегодня валовой продукт на душу населения там в пять раз меньше, чем в Евросоюзе. Но большинство ныне живущих европейцев еще застанут то время, когда среднестатистический китаец станет вдвое богаче среднего европейца.

Понятно, такой радикальный прогноз далеко не всем кажется убедительным, да и вообще известно, что загадывать так далеко — дело заведомо неблагодарное. Однако когда такие сценарии начинают звучать из уст нобелевских лауреатов по экономике и популяризироваться влиятельнейшими американскими изданиями, они исподволь начинают материализовываться. По словам того же Фергюсона, подобные вещи «сами по себе не могут подорвать американскую мощь, но они способны ослабить долгосрочную веру в способность Соединенных Штатов преодолеть любой кризис».

Мрачные мысли авторитетных экономистов относительно исхода экономического соперничества США с Китаем вполне могут превратиться в сбывающиеся пророчества. Тем более что, в отличие от китайской индустриальной экономики, чья сила покоится на материальных активах и производственных мощностях, пост­индустриальная экономика Штатов с ее непомерно раздутым финансовым сектором напрямую зависит от абстрактной веры в американскую мощь. А между тем Китай — главный мировой кредитор, а США — главный заемщик.

Глобальное присутствие

Не меньшее беспокойство вызывают в США и темпы наращивания китайского экономического присутствия в мире. Благодатное двад­цатилетие, когда после распада Советского Союза Штаты наслаждались практически недосягаемым статусом единственной державы, имеющей интересы и рычаги для их реализации в любом уголке мира, прошло. Китай не только главный кредитор, но еще и главный мировой производитель и экспортер.

Его экономические интересы теперь повсюду, а его стратегия проникновения и завоевания ведущих позиций на чужих рынках оказывается намного эффективнее американской. Американцы в развивающихся странах занимаются бизнесом, немного благотворительностью и много политикой. Китайцы же занимаются только бизнесом и благотворительностью. В результате развивающиеся страны, уставшие с начала 90-х годов от безальтернативности американского влияния, с радостью поворачиваются к Китаю.

Еще два года назад ожидалось, что в нынешнем году Китай станет крупнейшим торговым партнером Бразилии. Но этим прогнозам не суждено было сбыться: Китай обошел США по торговому обороту с главной экономикой Латинской Америки еще в прошлом году. В конце того же 2009 года Китай договорился с Венесуэлой о разработке нефти в бассейне реки Ориноко, на что Пекин пообещал выделить $16 млрд. Неделю назад вступило в силу соглашение о свободной торговле между Китаем и Перу. А месяц назад были завершены переговоры и начата подготовка к ратификации аналогичного соглашения Китая с Коста-Рикой.

 Экономическая экспансия Пекина в Западном полушарии достигла беспрецедентного размаха. В феврале этого года Китай впервые обогнал Штаты по экспорту нефти из Саудовской Аравии. Америка перестала быть главным клиентом и источником нефтедолларов для саудовских шейхов, что на протяжении десятилетий было одним из главных факторов доминирования США в этом стратегически важном регионе. Учитывая курс Обамы на снижение зависимости от ближневосточной и вообще зарубежной нефти и рост потребности в нефти Китая, Пекин теперь будет только наращивать отрыв в качестве главного торгового партнера Эр-Рияда, а заодно все больше укреплять свои позиции на Ближнем Востоке за счет занятия нынешних позиций Вашингтона.

В январе этого года стало известно, что Нигерия — крупнейшая нефтедобывающея страна Африки — намерена передать Китаю две трети лицензий на добычу нефти, истекающих в этом году. Многомиллиардные инвестиции Китая в эту страну и инфраструктурные проекты, которые он там развивает, начали приносить плоды. Скоро от гегемонии западных, в частности американских, нефтяных компаний в Нигерии мало что останется. Китай уверенно прокладывает дорогу к статусу главного добытчика и импортера нигерийской нефти.

Похожую динамику переживает и баланс интересов Китая и США в других африканских странах. Китай стремительно переориентирует торговлю континента на себя, и в этом потоке китайских нефтедолларов тает американское доминирование в Африке. Нобелевский лауреат по экономике Джозеф Стиглиц еще год назад указывал на то, что «вклад Китая в поддержку инфраструктуры в Африке превосходит вклад Всемирного банка и Африканского банка развития вместе взятых».

Последний британский губернатор Гонконга Крис Паттен пишет в The Times: «Когда первый человек из Китая, Шень Фуцзун, приехал в 1687 году в Оксфорд каталогизировать китайские фонды Бодлейской библиотеки, его страна была крупнейшей экономикой мира. Собственно, так оно было на протяжении 18 из 20 последних веков».

Однако Китай сегодня берет свое не только в плане глобального веса экономики, но и в плане ее глобального присутствия. Министерство торговли Китая сейчас финансирует в Кении проект по совместному поиску на побережье страны останков китайских средневековых кораблей легендарного мореплавателя времен династии Мин Чжэн Хэ. Он водил китайские торговые флотилии в Африку еще до создания в Европе кораблей, способных регулярно пересекать Атлантику, и открытия Америки. Теперь китайское Министерство торговли подчеркивает, что оно не только не новичок в Африке — оно возвращается туда путями, проложенными задолго до того, как европейцы купили у индейцев остров Манхэттен.

Военная мощь

«США должны понять, что дни их военного превосходства сочтены. На этот раз они должны почувствовать себя наказанными» — это слова китайского контр-адмирала Янга Йи, которые приводит французский еженедельник Courier Internationale. Так Йи отреагировал на решение Вашингтона продать оружие Тайваню на $6,4 млрд. Французы с удивлением пишут, что Китай перестал бояться повышать голос на США.

Военные контакты двух стран, на развитие которых Обама рассчитывал во время ноябрьского визита в Китай, прерваны. Американские компании, в том числе Boeing, ждут санкций с китайской стороны. Притом что едва ли не главное, ради чего Тайвань затевал сделку — боевые самолеты, — США ему поставлять так и не рискнули. «Продажа оружия Тайваню — это не военная, а политическая сфера. Даже если американцы продадут тайваньской армии хотя бы армейский нож, Китай  будет противодействовать», — расставил точки над «i» китайский контр-адмирал.

Courier Internationale убеждает своих читателей, что в ближайшие 10 лет китайцами будет достигнута необходимая мера военного паритета с США. Не полное равенство, но баланс, который позволит разговаривать на равных. Пока в это верится с трудом. У Китая самая большая в мире сухопутная армия и много танков. Но для стран, разделенных Тихим океаном, это неважно. Военный баланс между ними определяет могущество флота и ядерных сил.

 У США 11 авианосцев, а у Китая ни одного. Один авианосец стоит несколько миллиардов долларов и строится несколько лет, а их Китаю нужно построить не один и не два, а на порядок больше. И это не считая огромного флота кораблей сопровождения.

По числу ядерных боеголовок и баллисти­ческих ракет дальнего радиуса действия отставание Китая от США тоже колоссально. Попытка ликвидировать его в столь короткие сроки стоила бы непомерных средств и потребовала бы радикальной перестройки экономики Китая с упором на ВПК.

Однако пока в Китае не видно даже намеков на движение в этом направлении. Военный бюджет там в десять раз меньше, чем в США, и в прошедшем году, ставшем для Поднебесной сверхудачным по сравнению с остальными странами, он вырос на рекордно низкую сумму за все последние годы. Наконец, Китай еще не вышел на тот технологический уровень, который позволил бы ему самостоятельно соревноваться с США в военном строительстве.

Однако сила Китая в том, что он сам все это прекрасно понимает и потому не прилагает никаких сверхусилий для ускоренной ликвидации военного превосходства США. Если проводить параллели с холодной войной, то скорее уж Америка выглядит теперь похожей на Советский Союз с его непомерными военными расходами, чем Китай, отказывающийся скармливать оборонщикам лишние сотни миллиардов долларов.

По мнению известного американского социолога Иммануила Валлерстайна, Западу сейчас очень трудно ответить на вопрос: «Что думать о Китае?» «Многие люди — возможно, большинство людей во всем мире — больше не уверены, следует ли думать о Китае как об обычной стране или как о мировой державе»; как о социалистическом или капиталистическом государстве, как о части Юга или уже части Севера. И продолжать ли считать его ведущей анти­империалистической державой или перевести уже в разряд империалистических.

«Сейчас ответы на эти вопросы туманны и неопределенны. Но едва ли это продлится долго. Может, лет через десять, и уж точно через двадцать, все наверняка узнают, что же следует думать о Китае», — предсказывает основатель миросистемного анализа. И как-то непохоже, чтобы он предполагал, что американцам удастся вернуться к мысли, будто Китай — обычная социалистическая и антиимпериалистическая страна мирового Юга.

Фото: china daily/REUTERS

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Михаил Волжский 18 марта 2010
Игорь Старков> Надо полагать, что вы считаете, что Китай будет невообразимо долгое время сознательно держать своё население в нищете ради мирового экономического доминирования? Не стоит так топорно передёргивать, я не писал о невообразимо долгом времени, а указал вполне конкретный интервал - 21-й век. Что будет в 22-м веке, сегодня одному Господу Богу ведомо. Может, к тому времени китайцы тоже в ротожопы эволюционируют, я не знаю. О нищете я уже тоже дал ответ выше: нищета - это лишь ваша субъективная оценка. Заплати вам китайскую зарплату - вы на митинг несогласных побежите. Даже я, возможно, побегу. А китаец не бежит. Потому что с его точки зрения эта зарплата вполне достойна и обеспечивает его всем необходимым для жизни. Игорь Старков> И кому они будут сбывать свои товары в таком количестве, если не будут развивать внутреннее потребление? В Зимбабве? Да хоть и в Зимбабве:) Сегодня обеспеченные зимбабвийцы ездят на европейских и японских машинах, а завтра будут Чери с Лифанами покупать, потому что окажется, что за одну и ту же цену можно будет взять мобиль классом выше. Или, например, самолёты - уверен, что в ближайшее время китайское авиастроение выйдет на мировой уровень. Сегодня Зимбабве с напрягом раскошеливается на один Боинг, а завтра будет брать китайские лайнеры. А ведь один самолёт равен годовой продукции сотни нынешних джинсовых фабрик. Можно, конечно, вместо Зимбабве подставить почти любую другую страну. Но главное - понять: рост потребительских рынков не является необходимым условием для роста китайской экономики (в отличии от западных экономик). Сегодня из каждых 8 единиц товара 7 производится некитайцами, и это неадекватно много по отношению к китайским возможностям.
Игорь Старков 17 марта 2010
Уважаемый Михаил Волжский! Надо полагать, что вы считаете, что Китай будет невообразимо долгое время сознательно держать своё население в нищете ради мирового экономического доминирования? То есть китайцы будут бесконечно развивать производство ради самого развития производства? И что китайцы по-прежнему будут готовы работать в практически рабских условиях бесконечно? И чем ваше рецепт обрекающий на вечное прозябание в качестве дешёвой рабочей силы лучше, чем быть ротожопами? Вы меня рассмешили, ей-богу. Давайте себе представим, что Китай таки стал самой большой экономикой мира. В два раза сильнее, чем американская экономика, как тут страшилки пишут. И кому они будут сбывать свои товары в таком количестве, если не будут развивать внутреннее потребление? В Зимбабве?
Михаил Волжский 17 марта 2010
Без сомнений - за Китаем будущее. Его победа предопределена двумя решающими факторами: 1. Аскетизм населения. Китайские граждане способны довольствоваться малым, они вовсе не собираются превращаться в ротожопы ((С)Пелевин) западного или новорусского образца. И совершенно не страдают от того, что их уровень потребления ниже, чем где-то там за бугром. Соответственно мировое производство само будет стремиться в Китай, за дешёвой, но квалифицированной рабочей силой. А "колоссальный груз внутренних проблем" останется лишь проблемой мозга стороннего наблюдателя, так же как в своё время "загнивание капитализма" не означало никакой реальности, кроме загнивания мозгов советских деятелей. Куцее пенсионное обеспечение? Да обойдётся китаец вообще без пенсии, если семья крепка и уважение к старшим в крови течёт. 2. Идеологотерпимость. Китай не повторяет главной ошибки Запада - не объявляет свою идеологию единственно верной, не изобретает общечеловеческие универсалии. Их мировоззрение и общественное устройство - эксклюзивный продукт внутреннего пользования, экспорту не подлежащий. Это мудро. Это хорошо с нравственной точки зрения. Но это же и даёт вполне конкретные экономические дивиденты - китайские компании по всему миру встречают с распростёртыми объятиями именно потому, что они никому не грозят политическим давлением на местное общество. Верно оратор выше написал - "Китай никому не конкурент". Именно поэтому и победит на интервале 21-го века.
Василий Иванов 15 марта 2010
Игорь Старков А посему так называемая "экспансия" Китая есть очередная химера для внутреннего американского потребеления, дабы самих себя мобилизовать как это они сделали при Рейгане.
Вопрос в том, что случится раньше.... И потом, при Рейгане это у них неплохо получилось. Возможно, Обама уже видит авианосец, впервые названный в честь чернокожего гражданина Америки. :) У лучше при виде таких химер они мобилизуют экономику, чем армию при виде химер ОПМ
Игорь Старков 14 марта 2010
На самом деле у современного Китая есть непомерный, просто колоссальный груз внутренних проблем. Экономисты ребята лихие и любят свои теории строить исключительно на цифрах коррелируя некие прошлогодние цифры на завтрашний день. Но вот действительность в Китае не такая уж благостная. Помню, кстати, репортаж в РР из китайской фабрики по производству джинсов - они что, уже решили все свои вопиющие социальные проблемы? А их у них масса. Это и куцее пенсионное обеспечение, что грозит взрывом на фоне стареющего населения из-за политики ограничения рождаемости, это и ужасные экологические проблемы о коих мы осведомлены через периодические выбросы всякой дряни в притоки Амура. И много чего ещё. В том-то и дело, что Китаю, если он не хочет повторить судьбу СССР, а мы помним, что развитие СССР в 50-60 е вызывало такой же неподдельный ужас, как и сейчас у американцев развитие Китая, так вот, Китай просто обречён обернуть свой рост вовнутрь себя. На самом деле, у Китая проблем гораздо больше, чем у всего мира вместе взятого. Ибо ещё никогда не приходилось такую массу населения на такой маленькой площади обеспечить приемлемыми по современным нормам условиями существования. Ибо внутренний китайский рынок не поспевает инфраструктурно за растущим потребелнием. Чего стоят одни рекордные продажи автомобилей? Цифры впечатляющие и красивые, но за ними стоит коллапс дорог и смог городов. Всё не так просто. Одно дело быть самой большой экономикой при бедном населении, а другое дело быть самой большой экономикой при богатом населении. И вот тут у Китая нет никакого реального опыта. А посему так называемая "экспансия" Китая есть очередная химера для внутреннего американского потребеления, дабы самих себя мобилизовать как это они сделали при Рейгане.
Андрей Акшин 13 марта 2010
Ни приход Обамы, ни что-либо иное, никакого тренда из пары США – Китай не делали. Пустые разговоры, а ключ в самом названии. США – да, действительно, Соединённые (Союз) Штаты (Провинции) Америки (название континента). Страны «Китай» на земном шаре нет. Не случилось. Китай-город в Москве есть. Историческое название междуречья Волги и Дона, сиречь Китаи-Скития, тоже имеется. А страна, которую автор называет «Китай», называется по-иному. Чайна. Попросту, страна Чая, Чайная страна. А Китай и Чайная страна – вовсе не одно и то же. И потенциал, соответственно совершенно иной. Домыслы всё это о Чайне и о войне. Простодушие. Детские пугалки. Писатель Андрей Акшин.
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение