ИНТЕРПРЕСС/PHOTOXPRESS

7 вопросов Владимиру Григорьеву

архитектору обрушившегося гипермаркета «О’кей»

О том, почему падают крыши

ЧП в Санкт-Петербурге, где прямо на головы покупателей рухнула крыша гипермаркета «О’кей», осталось почти не замеченным на фоне теракта в Домодедово. Между тем у этой трагедии тоже свой список жертв: погибла сотрудница магазина, 17 человек пострадали, 10 госпитализированы. Госстройнадзор уже сообщил, что слой снега на кровле вдвое превышал норму, по факту случившегося заведено уголовное дело. К Владимиру Григорьеву, который проектировал здание гипермаркета, претензий нет ни у одного из проверяющих органов. Однако, судя по разговору с ним, он переживает не меньше, чем реальные виновники трагедии. Архитектор обрушившегося гипермаркета рассказал «РР», что влияет на устойчивость коммерческих строений в России и чем мы рискуем, отправляясь в ближайший торговый центр.

Юлия Гутова поделиться:
1 февраля 2011, №04 (182)
размер текста: aaa

1. Правда ли, что вы не осуществляли авторский надзор за строительством злополучного гипермаркета?

Да. Так происходит, когда заказчик здания хочет внести изменения в проект — например, что-то упростить, оптимизировать, использовать материалы подешевле. А архитектор на эти изменения не соглашается. Тогда... Если не вдаваться в специальную лексику, заказчик передает проект другим людям, которые вносят эти изменения и каким-то образом проходят государственную экспертизу. Без участия архитектора. Но это нельзя напрямую ассоциировать с произошедшей трагедией...

2. Известно, до чего может довести жадность. Разве архитектор не может как-то повлиять на заказчика?

Вот вы сами представляете, как повлиять на заказчика? А? Безусловно, это особенности российского законодательства. В других странах закон дает архитектору больше возможностей.

3. То есть пока строительное законодательство не изменится, нам стоит бояться заходить в гипермаркеты?

Бояться заходить в гипермаркеты стоит хотя бы потому, что этой аномальной зимой на них резко увеличились снеговые нагрузки. Теперь я серьезно задумался над всем этим. А ведь еще совсем недавно я совершенно спокойно посещал магазины...

4. Снега на крыше было вдвое больше нормы. Получается, эксплуатацию здания заказчик тоже «оптимизирует»?

В компании должны быть технически подготовленные специалисты по эксплуатации здания. Они должны следить, чтобы количество снега на крыше не превысило предельное значение, указанное в проектной документации. В Финляндии это делалось всегда. У нас, похоже, никогда.

5. Нормы по нагрузке заложены архитектором в проект?

Разумеется. Только почему все постоянно твердят: архитектор, архитектор. При чем тут вообще архитектор?! У нас, слава богу, со времен зодчего Росси выделилась отдельная профессия — инженер-конструктор!

6. Автор проекта, наверное, тоже чувствует ответственность, когда подобное происходит.

А вот как вы сами думаете? Что должен чувствовать автор, если в доме, который он спроектировал, погиб человек? Здесь вообще не к месту философствования на тему, кто что чувствует. Странные у вас категории. Это чрезвычайное происшествие, понимаете? Чрезвычайное происшествие! Вы понимаете, что тут уже неважно, кто в чем когда был виноват. Тут неважно вообще, кто что проектировал, а кто что изменил.

7. А часто бывает, что кто-то что-то изменил?

Я не хотел бы больше обсуждать эту тему.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение