--

Новая кровь

Как справляются без доноров

После каждой трагедии количество желающих сдать кровь, чтобы помочь жертвам, увеличивается в три раза. Но уже через неделю концентрация сочувствия уменьшается и очереди растворяются, а на станциях переливания вновь возникает сильный дефицит крови. В обычные дни у людей нет ни стимула, ни возможности сдавать кровь так же массово, как это было в советские времена. Чтобы привлечь доноров, врачи вынуждены переквалифицироваться в маркетологов.

Людмила Наздрачева
×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

1 февраля 2011, №04 (182)
размер текста: aaa

— Владимир, у вас кружится голова? Посмотрите на меня! Вы весь бледный, — встревоженно говорит женщина в белом халате бородатому парню.

— Все нормально со мной. Не первый раз уже в этом кресле. Я просто иголок боюсь с детства, — отвечает медсестре Володя, пытаясь не смотреть на свою правую руку, из которой торчит толстая игла с красно-бурым шлангом.

Шланг присоединен к прозрачному пакетику, лежащему на небольших весах. Каждый раз, как только Владимир сжимает кулак, весы в такт колеблются, выводя на табло новые цифры собранной крови. Медсестра вынет из вены иголку, когда весы покажут 470 миллилитров, из которых 450 пойдет на переливание больным и 20 — на анализ. Одна такая порция — это совсем немного, если учесть, что в неделю Московская станция переливания крови должна отправлять в больницы около 700 литров крови. Доноров катастрофически не хватает. По статистике, каждый третий россиянин хотя бы раз в жизни нуждается в донорской крови.

— Арифметика простая: на одну тысячу населения нужно 50–60 доноров. До 2008 года, пока не было программы по донорам, в Москве насчитывалось восемь доноров, а теперь чуть больше — 16. Ситуацию это, конечно же, не спасает. В Москве собраны все больницы, институты, которые проводят операции для граждан, приезжающих со всей страны. Кровь очень нужна. Приходится закупать ее в регионах, — поясняет «РР» заместитель главного врача Московской городской станции переливания крови Владимир Потапкин.

В неделю из других регионов привозят около 400 литров. Но кардинально это проблему не решает. Ведь доноров не становится больше.

— Получается, что решаем мы этот вопрос однобоко. Тратим деньги на закупку, а не на то, чтобы привлечь новых людей на станцию переливания крови, — утверждает врач Павел Павлов.

Практически любой человек, прошедший медицинское обследование прямо на станции, может стать донором. Исключение составляют люди, которые болели гепатитом. Кроме того, сдачу крови могут перенести на год, если недавно была сделана татуировка. Сдать кровь можно как безвозмездно, так и за деньги. На Московской станции переливания процент тех и других одинаковый.

— Некоторые идут сдавать кровь, чтобы наши врачи их проверили. В клинике анализ стоит около 1000 рублей, а здесь мы его делаем в течение пяти минут бесплатно. Но таких доноров немного. Чтобы заинтересовать платных доноров, нам не хватает льгот и средств. Максимальная сумма, которую может заработать донор со стажем, составляет пять тысяч рублей в месяц. Понятно, что за такие деньги идут сдавать кровь только незащищенные слои населения, — рассказывает Владимир Потапкин.

При платном донорстве стоимость сдачи крови начинается с 1007 рублей 60 копеек и повышается с шагом в 500 рублей после пятой, десятой и двадцатой сдачи. Есть еще отдельные расценки на сдачу плазмы, иммунизацию донора и сданную им потом изоиммунную кровь, но в целом выгода от сдачи крови не столь велика.

— Для сравнения: в Европе в газетах дают объявления, что за сдачу крови снижают налоги малому бизнесу и делают льготной оплату коммунальных услуг. В Америке для привлечения доноров проводятся специальные розыгрыши денежных призов, — утверждает Владимир Потапкин.

Там, где есть дефицит, есть и черный рынок, ведь нелегальная торговля кровью до сих пор не искоренена.

Несколько месяцев назад Константин лег на запланированную операцию. Хирург предложил его родным сдать кровь. Но, по мнению врача, никто из пришедших родственников не годился на эту процедуру.

— Через несколько дней хирург предложил мне купить у него для операции кровь за семь тысяч рублей, — рассказывает Константин. — Хотя по закону все должны были делать бесплатно. Тем более переливать кровь.

Несмотря на то что Константин отказался, операция прошла успешно. На врача никто не нажаловался.

— В моей палате еще нескольким предлагали купить кровь — их родственники тоже не прошли по параметрам. Больница намеренно отказывается от этих доноров, чтобы заставить платить. Но доказать это невозможно.

Поскольку доказать вымогательство сложно, пациенты не обращаются в правоохранительные органы. А больница из-за недобросовестности собственных врачей теряет потенциальных доноров.

Несмотря на дефицит, на станции переливания кровь есть всегда. Неприкосновенный запас хранится для чрезвычайных случаев. В маленьких холодильниках со стеклянными дверцами в ячейках стоят расписанные по номерам заказов пакетики с кровью. Периодически приезжают машины и развозят кровь по больницам. В специальном отсеке, в холодильных камерах, где температура ниже 28 градусов, стопками лежит плазма. Белые пакетики, похожие на замороженного минтая, каждый день достают, направляя в основном в ожоговые центры.

— Проверка полученной крови сейчас настолько серьезная, что позволяет определить вирусы еще до того, как пройдет инкубационный период. Если у донора был контакт с зараженным человеком, то достаточно трех дней, чтобы обнаружить антитела. Поэтому риск заражения при переливании крови должен быть минимальным, — заявляет заведующий отделением контроля и экспедиции готовой продукции Дмитрий Макаров. — Мы разделяем кровь по составляющим. В хранилище есть очень редкие экземпляры. Все их посылаем в больницы по заказам. Для сложных операций подбираем по составляющим. Значение имеют не только резус и группа крови. Главное — чтобы мы имели возможность брать эту кровь. Понятно ведь, что чем больше доноров, тем больше у нас появляется возможности взять редкую кровь и помочь людям.

Мотивировать доноров врачи сейчас пытаются разными способами. В коридоре Московской станции переливания крови все доноры косятся на двух парней, за которыми ходит оператор с камерой. Некоторые подбегают, берут автографы.

— Звезды часто приезжают сдавать кровь. Им пиар, а нам — положительный пример для россиян. Правда, такими разовыми акциями проблему все равно не решить. Пробиться на федеральные каналы с социальной рекламой просто невозможно. Нужны деньги. А все они уходят на покупку крови из регионов. Приходится своими методами как-то призывать народ, — рассказывает Павел Павлов.

На столе у заместителя главного врача станции лежат макеты рекламных баннеров с жирными пометками фломастером. Социальную рекламу медики придумывают сами и учатся работать в фотошопе. Но их усилия пока не оправдываются. В метро согласились повесить лишь два баннера, призывающие доноров сдавать кровь. А между тем эффективность социальной рекламы высока. Показателен пример Екатеринбурга: по местному каналу три дня крутили рекламный ролик — число доноров увеличилось за это время в шесть раз.

— Для решения всего комплекса проблем за дело должно взяться государство. Не хватает законодательной базы. Хотя бы для того, чтобы централизовать все станции по переливанию крови. Сейчас между нами идет сильнейшая борьба за доноров, — рассказывает Владимир Потапкин.

Борьба, скорее, напоминает маркетинговые ходы. Врачам приходится думать, кто безвозмездно и добровольно может помочь пополнить запасы крови. Для этого договариваются с учебными заведениями, метрополитеном, некоторыми бюджетными организациями, чтобы устраивать выездные акции и привлекать волонтеров. Но на контакт идут не все. Из 600 московских вузов удалось договориться только с сорока — все студенты, которые сдают кровь, как и положено по закону, получают два свободных дня. Ровно по этой же причине практически невозможно уговорить коммерческие организации.

— Отпускать работников на два дня никто не хочет. А если они пристрастятся, станут почетными донорами и будут сдавать кровь два раза в месяц, тогда за год набегает 48 оплачиваемых работодателем отгулов, — говорит Владимир Потапкин.

Станции готовят свои проекты, как комплексно разрешить все эти проблемы. Но пока документы пройдут через бюрократическую систему, остается надеяться только на чудо — сознательное появление доноров в обычные, не окрашенные трагедией дни.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
L Serge 4 февраля 2011
Очень занятно, заметка в точь отражает то же настроение, что и те три-четыре буклета, которые я нашёл у себя в универе. Там же, в Мосгу, я и сдал первый раз кровь во время выездного сбора из центра переливания крови на Поликарпова. Очень нас агитировали, особенно летом, ходить и сдавать. Что я и сделал одним удушающие жарким днём. Приехал на беговую, зашёл в центр, и был послан охранником домой — прописки московской нет, свободен. В регистратуре тоже самое. То что я им уже сдавал кровь, то что я ни разу в жизни серьёзно не болел никого не волнует.

Без прописки же можно сдавать адресно. Сам выбираешь кому, сам к нему едешь. Вариант очень на любителя, скажем так. Ну и значок почётного донора так не получить. Как бы крепостное право против доноров : )
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение