--

Мир без боли

23 марта 2011

Современные технологии позволяют нам избавиться от боли. Анальгетики на любой вкус, гуманная стоматология, мягкая обувь, комфортная среда обитания… Мы заслужили право на отсутствие боли. Но теперь страдания переместились на экраны телевизоров и мониторы компьютеров. Обезболенное общество превратило боль в развлечение.

поделиться:
размер текста: a a a

За ужином я жадно поглощаю новостные сюжеты о войне в Ливии, катастрофе в Японии, очередных кавказских взрывах — чем больше трупов, тем интересней смотреть. Чужая боль с без­опасного расстояния притягивает, как наркотик. «Какой ужас!» — говорим мы друг другу, попивая чаек, и берем еще по конфетке. По всем телевизионным рейтингам выходит, что мы кровожадные — пультом голосуем за трагедии на телеэкране; чужие страдания нас развлекают. А пока мы смотрим телек, наши дети расстреливают врагов на экранах компьютеров — кровища брызжет во все стороны, но боли никто не чувствует.

Столетия мировой истории были наполнены болью до краев. Пытали, били, пороли, сжигали. Стертые в кровь руки казались нормой, а об анестезии при выдирании зубов никто и не помышлял. Даже я еще застал время, когда боль была гораздо ближе. Помню себя маленьким мальчиком, в которого усердно заталкивали омерзительную советскую еду, мучили в советских больницах и кабинетах зубных врачей. Теперь там страдаешь лишь от моральной паники: «Сколько же мне это будет стоить?»

Смерть тоже была рядом: с покойными в открытых гробах прощались во дворе дома; я помню их лица, сквозь которые просвечивало ледяное, нечеловеческое безразличие небытия. От ужаса перед неизбежностью смерти я не мог спать ночами. А из книг о героическом прошлом и рассказов взрослых следовало, что мне еще повезло: наше поколение «с жиру бесится», а уж они-то (те самые, жившие во времена, когда трава была зеленее) натерпелись по-настоящему.

Я мечтал сбежать из этого мира боли, и мечта сбылась. Технический прогресс преобразил мою вселенную гораздо быстрее и радикальнее, чем грезилось фантастам с их унылыми полетами на Марс. Я попал в мир, где царит комфорт, а физические страдания сведены к минимуму. Собственно, ради этого наука и работает. Если мне больно, я приму анальгетик, если тревожно — транквилизатор, если грустно — антидепрессант.

Нам больше не нужно стирать в кровь руки, мы лишь нажимаем на кнопки, сидя в офисах, а физический труд — удел машин и нелегальных мигрантов. Виртуальное общение безопасней реального, виртуальный секс проще и дешевле — и то и другое уменьшает шансы столкнуться с болью физической и душевной. Душу сейчас тоже сложнее ранить: ее теперь охраняет автоматика. Прочитал авторитетный футурологический прогноз о массовом распространении секса с роботами через десять лет. Сначала подумал: «Ну уж нет, вы как знаете, а я точно не буду», потом решил не зарекаться.

Какова цель технического прогресса, подталкиваемого «невидимой рукой» рынка? Только одна — как можно быстрее удовлетворить наши потребности, доставить нам «райское наслаждение», избавить нас от страданий.

По легенде, когда-то такую цель поставил перед собой царевич Гаутама Шакьямуни. Он жил в прекрасном дворце, не ведая о том, что в мире существуют нищета, болезни, старость и смерть. А когда вышел прогуляться в реальный мир, поклялся освободить его от страданий и стал Буддой. Но  его методы нынче уже ни к чему, ведь нас спасают от боли технологии — мы хоть и знаем о страданиях, но почти не чувствуем их.

Гедонистический идеал не только направляет прогресс — он заменяет смысл жизни. Мы соревнуемся друг с другом в том, кто лучше ублажит себя, кто проживет жизнь с большим комфортом. Это наша месть за голодное и кровавое прошлое человечества. Страдать даже как-то стыдно — чтобы тебя любили, ты должен быть успешным. Смерть больше не происходит у всех на виду, она, как и чрезмерная боль, спрятана в больницы и хосписы, стала чем-то неприличным, ее лишь смакуют с экрана, словно порно.

Психология уступает место нейронауке: когда-то поведение объясняли исходя из того, зачем оно нужно личности, сегодня — исходя из действия нейронных и химических механизмов в мозгу и генах в ответ на внешнюю стимуляцию. Не только душа, но и тело повсюду уступает место механизму — футурологи обещают нам скорое наступление эры искусственных органов, во всем превосходящих природные.

Что же получается? Мир без боли, в котором мы так хорошо спрятались от страданий и смерти, оказывается миром без жизни. В душах благополучных людей герои мало-помалу уступают место машинам, а человеческие чувства — суррогатам. А там, где все рушится, где боль и смерть реальны, есть место и настоящей жизни, и «настоящим человекам». Мне кажется, поэтому мы и смотрим затаив дыхание этот дурацкий телевизор. 

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Зобова Татьяна 29 марта 2011
У господина психолога было трудное детство...омерзительная еда, врачи-садисты.Да и сейчас ему не просто.Сидит перед телевизором с чаем и конфеткой, трупы разглядывает.
Может быть надо оторваться о телевизора, и попытаться сделать хоть что-то, чтоб боли было меньше. Ну кровь сдать хотя-бы .
Mestnov Alexander 28 марта 2011
> Помню себя маленьким мальчиком, в которого усердно заталкивали омерзительную советскую еду Уважаемый Андрей, если Вас в детстве кормили исключительно остывшей гороховой кашей и рыбьим жиром, то проблема негативных воспоминаний о еде заключается не в ее качестве (продукты в СССР были натуральными!), а в той социальной среде, в которой Вам довелось вырасти. Мне искренне жаль, что Вам не довелось попробовать советского пломбира (не чета тому "нечто", которое делают теперь даже не из маргарина, а из ГМ арахисового или кукурузного масла), советского шоколада (нынешний пластилин в красочной упаковке ему в подметки не годится!), сдобных рожков по 5 коп. за шт., не черствевших даже на четвертый день (какой они источали аромат в хлебном отделе гастронома!). А какой в Союзе продавался лимонад! Незабываемые "Тархун", "Байкал", "Крем-сода" (Caca-Cola отдыхает!!!) Я согласен, что о вкусах не спорят, но тогда уж и Вы так не обобщайте, как будто Вы - рупор общественного мнения о питании советских людей.
Yandex landarin10 31 октября 2012
Mestnov Alexander: Mestnov Alexander: не забывайте, что с возрастом по объективным причинам меняется пищевкусовой диапазон. С возрастом у одних вкусовых рецепторов на языке чувствительность усиливается, у других падает. В основном чувствительность она у всех рецепторов с возрастом падает, однако по разному. И поэтому скажем в детстве кислое может не нравиться, а в лет 40 наоборот. И кстати вы заметили, что большинству людей с возрастом сладкое перестаёт нравиться. И в СССР точно так же было. Ощущение вкуса зависит, даже от того, какие зубы - молочные или постоянные.
И не забывайте: раньше солнце светило ярче, вода была мокрее, а трава зеленее.
Алехин Владимир 28 марта 2011
Mestnov Alexander: Я с Вами согласен, что в те времена было всё натюрель. НО нужно учитывать и психологические аспекты. Детство - это счастье. По прошествии десятков лет кажется, что тогда все было самое лучшее: самое лучшее время и самые лучшие и верные друзья.
Mestnov Alexander 29 марта 2011
Так вот парадокс, Владимир, если следовать логике господина Константинова, то самые лучшие и верные друзья появились только в эпоху социальных сетей, а до той поры были сплошь одно заморочки, геморрой и страдания. Память автора статьи почему-то негатив сохранила, а воспоминания о детском счастье - нет. А что до психологических аспектов, то меня за живое задело слово "омерзительную". Зачем так категорично?!
Mail berrar@mail.ru 25 марта 2011
Страдальцы никому не нужны, вас никто не пожалеет, работайте на перспективу, рвите задницы господа, это демократия по русски, все могут москвичи, отсасывай провинция
Кувшинова Татьяна 25 марта 2011
Не согласна ни с единой фразой....Может эта жизнь ,, без боли,, касается только Вас, ну не все ,,смотрят затая дыхание этот дурацкий телевизор,,!! И душа болит до дрожи,когда где-то беда,,грустно,когда боль можно заглушить таблеткой...И ещё,не судите,да не судимы будете...
Душкин Антон 25 марта 2011
Может быть в Москве боли и не чувствуют. Но в России да. Работая на две ставки за 7 000р. И ожидая (с болью) реформы образования. А еще боль в кулаках (когда бьешь с отчаения в стену, потому что даже девушку не можешь повести на свидание. Денег нет.) Боли порядком. Как "в те времена".
Акшин Андрей 24 марта 2011
Коли автор говорит «мы и смотрим», то так и я скажу: вы смотрите дурацкий телевизор, так как его содержимое заполняет ваше пустующее содержание, ибо от рождения вы – ни холодны и ни горячи. – История ЧЕЛА ВЕКОВ как история контейнеров (bagryanez.com/news79.php).
//
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение