--

Владикавказ — город грозный

Будут ли осетины-христиане воевать с осетинами-мусульманами

Жестокое убийство народного поэта Северной Осетии Шамиля Джикаева, который, по версии следствия, стал жертвой соплеменников-исламистов, в России прошло почти незамеченным. Между тем на Северном Кавказе его уже сравнивают с убийством Франца Фердинанда сербом Гаврилой Принципом, после которого началась Первая мировая война. Обстановка в последней относительно спокойной республике региона стремительно накаляется. Кому это нужно и зачем — на эти вопросы попытался ответить корреспондент «РР», побывав на месте событий.

Владимир Антипин
×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

5 июля 2011, №26 (204)
размер текста: aaa

— То, что произошло с моим отцом, — это уже система. И это не последнее преступление. Мы здесь еще много чего увидим.

Дочь Шамиля Джикаева Зарина встречает нас в квартире отца. В комнате по местному обычаю разложены личные вещи покойного, за исключением тех, которые изъяли следователи сразу после его убийства. Декану факультета осетинской филологии Северо-Осетинского госуниверситета полтора месяца назад отрезали голову. За стихотворение «Едут волчата на хадж», которое некоторые из местных мусульман посчитали оскорбляющим ислам.

Вечером в парке общаюсь с парнями из православных. Вообще в республике лишь треть жителей исповедуют ислам. И то по подсчетам самих мусульман. Все остальные уверены, что их не более 10–15%. Про убийство Шамиля Джикаева знают все собравшиеся, хотя в местных СМИ говорить об этом особо не принято, чтобы «не нагнетать». Отношение к происходящему у всех одинаковое: «Эти мусульмане обнаглели», «Мы им ответим».

— Тут недавно одна группа молодежи собралась мечеть сносить с лица земли. Нам, как старшим, еле удалось их отговорить, — рассказывает мне на следующий день Георгий, предприниматель из разряда «авторитетных». — Но таких групп теперь слишком много. И у них нет какого-то единого руководства или общей структуры. У них лишь одно общее — ненависть к представителям радикального ислама.

Сегодня такие люди, как Георгий, которым есть что терять, призывают «не раскачивать лодку». А еще в феврале они сами заставили мусульман снести минарет в одном из сел Куртатинского ущелья. Тогда «авторитетные» были уверены: если минарет не убрать, ситуация дойдет до вооруженного конфликта между христианами и мусульманами.

— Пока мы молодых еще сдерживаем. Но я вам так скажу: скоро мы мусульман начнем терять.

На местном наречии «терять» — значит «убивать».

Убийца поэта Шамиля Джи­каева, прихожанин Владикавказской мечети Давид Мурашев, был вычислен практически сразу же. Во время задержания его застрелили, но перед смертью из-за закрытой двери он якобы успел признаться в убийстве. Сразу после этого по подозрению в пособничестве Мурашеву были арестованы еще 18 мусульман. Операция по их задержанию проводилась с привлечением бронетехники и огромного количества людей в масках без каких-либо опознавательных знаков.

«Рамазана Лагкуева и Икаева Алана методично избивали в подъезде так, что стены и пол были залиты и забрызганы кровью» — родственники задержанных мусульман зачитывают свое обращение к главе республики Теймуразу Мамсурову. Сегодня они собрались в Духовном управлении, чтобы попытаться объяснить силовикам, что их дети ни в чем не виноваты.

— Моему сыну подбросили оружие и наркотики, — говорит отец одного из задержанных Станислав Кадзаев. — Всех понятых они привезли с собой. Как мой сын может быть причастным к убийству Джикаева, если Шамиль был моим другом?

Недалеко от здания, в котором расположено Духовное управление мусульман Северной Осетии, на стене метровыми синими буквами выведена надпись: «Шамиль, мы тебя не забудем!» Такие граффити теперь равномерно покрывают практически весь город. Вечером муэдзин зовет на молитву, но прихожан почти нет. Хотя еще пару месяцев назад, по словам местных жителей, их было много, очень много.

— Конечно, после таких спецмероприятий желающих приходить в мечеть поубавилось, — говорит муфтий Хаджимурат Гацалов. — Но это же и есть самое страшное: теперь эти парни будут собираться в другом месте и без всякого присмотра. Как можно этого не понимать? Мне иногда начинает казаться, что у нас в Осетии пытаются раскачать ситуацию по ка­бардино-балкарскому сценарию.

— А что это за сценарий?

— Кому-то очень хочется, чтобы у нас в республике был введен режим контртеррористической операции. Но для этого нужно бандподполье. А если его нет, то нужно его создать. Вот объясни мне, почему убийцу несколько раз до этого задерживали люди из управления по борьбе с экстремизмом и каждый раз отпускали? Или еще: у нас тут не так давно появился некий мусульманин Абдулла Тагиров. Начал откровенно призывать молодежь браться за оружие. Я сам трижды ходил в ФСБ с просьбой обратить на него внимание. Реакции никакой! После убийства Джикаева этот Абдулла спокойно уехал в Новосибирск, и его никто не пытается искать.

Про убийцу Мурашева и его сложные отношения с правоохранительными органами вечером мне на условиях анонимности рассказывают местные силовики.

— Давида Мурашева действительно трижды отпускали, хотя его можно было смело сажать за экстремизм и хранение оружия, — говорит человек с весомыми
погонами. — Объяснение простое: команда сверху была — выпускать.

— А почему Тагирова, который к оружию призывал, не ищут?

— Ответ тот же. Команды не было.

— А почему не было?

— Нам самим об этом приходится лишь догадываться. Моя версия такая: борьба с экстремизмом — это бизнес. И это не местный бизнес. Им занимаются прикомандированные из окружных и федеральных силовых структур. В основе всех этих КТО (контртеррористическая операция. — «РР») лежат деньги. Им платят не за результат, а за процесс. Чем дольше борются, тем больше получают. А большинство из задержанных молодых мусульман скоро отпус­тят, вот увидишь. Чтобы потом опять задержать.

Предсказание моего собеседника через несколько дней начинает сбываться: четырех задержанных по подозрению в экстремизме мусульман без лишнего шума выпускают. В ближайшее время должны отпустить еще нескольких.

— Зачем они это делают?

Силовик протягивает мне мобильный. В нем фотографии нескольких задержанных. Нево­оруженным взглядом видно, что их бьют. Сильно.

— Их будут бить, пока они не уйдут в лес. Это и есть кабардино-балкарский вариант. Кадыров из Чечни всех этих кэтэошников выгнал, сейчас то же самое собирается сделать Евкуров в Ингушетии. Вот и лезут борцы с терроризмом в соседние регионы.

Такое объяснение человеку приезжему кажется нелепым: политика, конечно, дело циничное, но не настолько же! Однако на следующий день, придя на интервью к руководителю администрации президента Северной Осетии Сергею Такоеву, я слышу ту же самую версию. Только слова чиновник подбирает аккуратней:

— Социальной базы для бандподполья в республике нет. Определенную опасность вызывает небольшое количество вновь обращенных мусульман, но с ними можно и нужно работать несиловыми методами. Поэтому у нас вызывают беспокойство неразум­ные действия прикомандированных сотрудников правоохранительных органов, которые не понимают местной специфики. Они видят единственное решение проблемы в ведении КТО, и это самое страшное. Никто не хочет тонкой системной работы.

Слово «прикомандированные» в Осетии звучит примерно так же, как когда-то слово «федералы» в Чечне. Маленькая республика чувствует себя зажатой между набирающим силу мировым исламом и слабеющей, но пока еще мощной Россией.

— Во многом все происходящее здесь связано с кризисом православия как религии и русских как нации. — Это уже атаман Владикавказского городского казачьего общества Алексей Лозневой: он пытается объяснить ухудшение положения в Осетии категориями более глобальными, чем просто деньги. — Русские в глубочайшем кризисе. Как следствие, Россия уходит с Кавказа. Здесь это уже все понимают. А бардак при уходе — лучший способ заработать.

Мы сидим с атаманом на скамейке. Мимо проносится тонированный джип с Георгием Победоносцем на стекле и громкой чеченской музыкой из открытого окна. Это сочетание здесь никого уже не удивляет. Местная молодежь хочет быть православной, как их героические предки, но и сильной, как современные нохчи. Искренняя любовь к России нынче не в цене: слишком заразителен пример Чечни, лояльность которой Москва оплачивает регулярно и щедро. 

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
Цева Наталья 8 июля 2011
Древнейшие археологические памятники, принадлежащие культуре моего народа, датируются I тыс до нашей эры. Вы и правда думаете, что такому древнему народу нечего помнить о своей культуре?
В состав России Северная Осетия вошла только в конце 18 века. Это присоединение было добровольным и взаимовыгодным. Осетии необходим был переход на равнинные части, а России Осетия была важна с стратегической сторона: контроль над горными перевалами.
Лукин Алексей 7 июля 2011
Моразмов Даунила: А я так понимаю ты ум, честь и совесть эпохи и страны? А может спросим сколько всего сделали русские для завоеванных народов? Может спросим кто им построил школы, больницы, фабрики, заводы, дороги и т.д., и почему ничего такого не делалось без русских?
Моразмов Даунила 7 июля 2011
Лукин Алексей .Как раз вы и создали советский вермахт,и чем лучше фашистов был ссср,захватывая все ближележащие республики и уничтожая там несогласных,влазия беспардонно на чужую землю ,уничтожая чужую культуру.Вон та же цева наталья даже не помнит своей культуры кроме облизывания заднего места россии которая кроме крови и убийств ничего не принесла на ее землю.
Зуев Максим 10 июля 2011
Моразмов Даунила: меня удивляют такие комментаторы как ты. Чего прячешься за ником? Представься герой! Всем присутствующим на сайте: предлагаю на комменты гавкающих неизвестных собак не обращать внимание! Цените свое время и нервы!
Лукин Алексей 7 июля 2011
Моразмов Даунила: А я так понимаю ты ум, честь и совесть эпохи и страны? А может спросим сколько всего сделали русские для завоеванных народов? Может спросим кто им построил школы, больницы, фабрики, заводы, дороги и т.д., и почему ничего такого не делалось без русских?
Воробьев Эдуард 7 июля 2011
Любая религия это в первую очередь инструмент контроля масс, под это дело можно им втюхать, что угодно. Вот СССР рухнул, молодые волчата стали "религиозные" и теперь там целые потерянные поколения, которые нормальными уже не будут, их либо в цепи, либо в яму. Без разницы мусульмане, христиане -- всё просто стадо, которым манипулируют.
Лукин Алексей 7 июля 2011
Воробьев Эдуард: Эдик, ты с этим по осторожнее. Такое впечатление что являешься воспитаником российского аналога гитлерюгента. Я тебе напомню, именно тебе а не Вам, что Россия многонациональное и многоконфесиональное государство. Нам не нравилось когда нас в советское время называли империй зла и жестокими людьми. Ведь мы были не такими. Так вот, нас тоже хотели уничтожить только потому что мы были коммунистами.
Воробьев Эдуард 8 июля 2011
Лукин Алексей: всё должно быть просто -- не хочешь быть, хотя бы "внешне" русским, вали в свои горы, пасти овец, и все будут довольны.
Воробьев Эдуард 8 июля 2011
Лукин Алексей: А чего мне осторожничать? Я вполне искренне считаю, что любая религия (может быть кроме буддистов) это обычная палка для того, чтобы гнать баранов в нужном направлении и баран-христианин в этом отношении ничем от барана-муслима не отличается, ну, может быть, образование получше, поэтому чуть более критичное мировосприятие, хотя не обязательно.
Стар я уже для гитлерюгенда :) я еще в Советской Армии служил и прекрасно знаю всё про "многонациональную" и прочую. Россия страна русских, русские это основа, фундамент, остальные могут быть какими угодно гордыми своим прошлым, но они лишь надстройка. Умри завтра все русские не будет России, будет просто территория где будут бегать разные мелкие народцы, воюя между собой. И совершено нормально то, что в массе своей все должны быть русскими. Пусть они внутри себя остаются кем хотят, но снаружи должны быть русскими. К примеру татары, ты никогда не скажешь разговаривая с человеком, что он татарин, он говорит чисто по-русски, он понимает малейшие нюансы, у него схожий менталитет, он не выпячивает свою национальную самобытность, его принимают за своего везде, но он при этом остается татарином. И вклад в развитие страрны от них большой. Никаких проблем. А все эти борцы за "национальную самоидентификацию" НИЧЕГО не сделали для страны, но понтов и гонору больше чем у государствообразующей нации. Оно нам надо? Вс
Лукин Алексей 6 июля 2011
Редакция РР как всегда в своем репертуаре. "Источник в правоохранительных" это журналистский прием с бородой. Жаль что с такого рода журналистов нет никакого спроса. Манипуляция массами в полный рост.
Цева Наталья 6 июля 2011
Почему поэт написал такое стихотворение? Потому что: «Осенью 2008 года несколько автобусов с совершающими хадж жителями Чечни и Ингушетии остановились у мемориала жертв теракта в бесланской школе N 1 "Город ангелов". По словам сотрудников администрации Правобережного района, паломники вышли из автобусов, чтобы справить естественную нужду. Замечания находившихся недалеко местных подростков они проигнорировали. Тогда те забросали автобусы камнями. Сами молитвенники утверждали, что сделали остановку для совершения намаза. Через месяц после этого в журнале "Мах дуг", издающемся на осетинском языке, появилось стихотворение Шамиля Джигкаева "Отправляются волчата совершать хадж"»
Почему такое вообще было допущено? Почему вообще в 21 веке, когда технология развивается с такой невероятной скоростью, в цивилизованном, казалось бы, мире: ведутся войны, совершаются террористические акты и т.п. Как возможен этот диссонанс? Значит кому-то это нужно. Вопрос тут явно не в религии. Она всегда была лишь инструментом. А для моего региона -это очень мощный инструмент. И если нужна будет война в моем городе, в моей республике – она произойдет. И плевать этим «играющим в Бога» на погибших людей: на детей в беслане, на теракт 11 сентября, на теракты в метро, на всех и все плевать. Бабло – вот их религия, вот их Бог. Всегда был и будет. Такие вещи не прощаются ни на том, ни на этом свете.
Недавно прочитала фразу: «Жестокость очень человечна и очень понятна. Но ни то, ни другое не делает ее допустимой.» Жестокость – это дань бессознательному в человеке, его животному началу. Человек ссущий на кладбище, режущий голову другому человеку, лишен какой либо сознательности. Даже животные в этом отличаются друг от друга. Не надо вестись на провокации. Не надо тупо избивать в ответ всех носителей мусульманской или исламской религии. Эти люди не виноваты, что их религия является инструментом для не важно даже каких целей, явно не благородных и явно не от Бога, как бы его имя не звучало.
Цева Наталья 6 июля 2011
В этой статье столько нелепостей, что я просто в шоке. Я уже оставляла комментарии Вконтакте, копирую их сюда.
"Владикавказ - город грозный??" Во Владикавказе слышно как мухи летают.

10-15 % мусульман, может и так, но только среди осетин. а как же остальные, думаю еще процентов так 20, приезжих из соседних мусульманских республик.
"политики люди циничные, но не на столько же"- никогда не думала, что у политиков по шкале цинизма есть предел

"джип с Георгием Победоносцем на стекле и громкой чеченской музыкой из открытого окна" - зная моих, так это просто понты, а не пример силы "современных нохчи".
"Искренняя любовь к России нынче не в цене: слишком заразителен пример Чечни, лояльность которой Москва оплачивает регулярно и щедро" - у нас никогда не было нелюбви к России, мы ее всегда обожали, поэтому мы не можеи здесь брать пример с Чечни
Цева Наталья 6 июля 2011
Нет конфликта между осетинами мусульманами и осетинами христианами. Это одна нация. Есть конфликт между осетинами и приезжими из соседних мусульманских республик. Точнее у нас с ними нет никакого конфликта, у нас вообще ни с кем нет конфликта, а вот с их стороны есть очень жестокие выпады.
невский Александр 6 июля 2011
Власть России - враг самой же России... валить их надо
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение