Прощальный взмах погонами

поделиться:
19 июля 2011, №28 (206)
размер текста: aaa

После смерти генерала Рохлина неофициальная версия его убийства как заговорщика появилась сразу. Как показало расследование «РР», она была абсолютно оправданной (Подробнее читай: «Мы должны были арестовать президента»). Хотя как именно погиб Лев Рохлин, мы вряд ли узнаем. Он остается достаточно популярной фигурой, чтобы кто-то опубликовал мемуары с признанием.

Прервала ли его гибель успешный сценарий военного переворота? Возможно. Кризисный 1998 год нес скорую смену политического курса. Вариантов было два: ужесточение федеральной политики, с военными или спецслужбами во главе, и разрыхление Федерации.

Эта историческая развилка проясняет природу нынешнего политического режима, поэтому особенно интересна. Побеждает всегда наиболее организованная сила. Политический распад России не стал бы исключением. Он означал бы, что в регионах есть силы, организованные лучше тех, которые может предъявить федеральный центр.

Но организация-победитель появляется только в борьбе, что уже само по себе объясняет, почему федеральный центр не упустил тогда власть в регионах. Генерал Рохлин тоже внес в это свою лепту, хотя и не так, как собирался.

Именно за центр шла жестокая борьба между могущественными соперниками. Бывшая союзная партноменклатура во главе с Ельциным (в альянсе с крупным бизнесом), а также армия, ФСБ и бывшая региональная партноменклатура были ее участниками. Сам факт, что боролись именно за центр, уже подсказывает, что распад России был тогда менее вероятен. Уж коли Лужков, Шаймиев и Яковлев ударились в сепаратизм, им следовало переносить фокус борьбы в регионы, создавая там местные ради­кально-антифедеральные партии. Взамен они лукавили с движением «Вся Россия».

Тенденцию генерал Рохлин угадал совершенно правильно. Ему не повезло с опорным институтом — армией. Несмотря на ее выдающуюся историческую роль, с конца XVIII века все российские правительства успешно препятствовали превращению военных в корпорацию по латиноамериканскому типу. Поэтому, наведя ужас танками на улицах Москвы в 1991 и 1993 годах, военные тихо водворялись в казармах. Можно еще вспомнить маршала Жукова, поддержавшего Хрущева в схватке со старожилами сталинского Политбюро и кончившего опалой. Можно вспомнить Тухачевского. И декабристов.

Таким образом, технически путч Рохлина победить мог бы, социологически же и в итоге политически — никогда. Армия могла бы, наверное, добиться отставки Ельцина, но править она бы не смогла, а Рохлин бы на выборах не победил. Побеждает на выборах тот, кто может это сделать без военного переворота. В этом суть советско-демократического режима современной России. Претенденты на власть выдвигаются здесь теми силами, которые сформировались еще в СССР, то есть различными отрядами номенклатуры. А дальше происходит обращение за народной поддержкой.

Позволившая себя в очередной раз унизить в 1990-е годы армия в победители не годилась. Эту роль история отвела спецслужбам. Им как раз и удалось создать корпорацию, которой опасалась сама верхушка КПСС. Им также удалось с наименьшими потерями, по сравнению с другими советскими институтами, пережить август 1991 года. Готовиться к демократии и капитализму они начали заранее: именно спецслужбам приписывают поиск и выдвижение будущих «олигархов».

Слабый конспиратор, генерал Рохлин был убит 3 июля 1998  года. 11 сентября премьер-министром стал бывший глава Службы внешней разведки (бывшее ПГУ КГБ СССР) Евгений Примаков. И хотя позднее он фигурировал в одном политическом блоке с мэром Москвы и главой Татарстана, его премьерство как явного «человека центра» лучше иллюстрирует реальный расклад сил. В 1998 году фирма жены Юрия Лужкова выиграла московский конкурс на поставку кресел для трибун стадиона «Лужники». В октябре того же года был образован Центр специального назначения Федеральной службы безопасности РФ (ЦСН ФСБ РФ), который объединил группы «Альфа» и «Вымпел», а вскоре был дополнен службой специальных операций (ныне — управление). Как видим, каждый готовился к выборам 1999–2000 годов и укреплял ряды по-своему.

Вернемся еще к одному сюжету — конкуренции, острота которой выдает место и характер центра политической власти. Преддверие нынешних выборов не сулит, к счастью, военных переворотов. Борьба идет за контроль не над армией, а над оборонными и прочими важными предприятиями. Когда-то победили, оказавшись лучшими из российских силовиков, чекисты. Теперь вопрос в том, кто окажется лучшими из российских экономистов.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение