--

Тигрюля и авось

Почему Юлия Тимошенко снова в тюрьме

Она не сдается. Тимошенко так верит в свою звезду, что, кажется, боги или украинский авось должны встать на ее сторону в битве, которую она ведет из очередного своего СИЗО. Остановись она чуть раньше, зафиксируй прибыли и политические победы, не бросаясь в последний и решительный бой, — осталась бы одним из крупнейших политиков страны. Но ей этого всегда было мало. Она всегда хотела быть первой. А теперь боится, что суд будет последним в ее жизни.

Федор Лобанов, Юлия Каденко
×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

17 августа 2011, №32 (210)
размер текста: aaa

Молодежный клуб «Терминал» — так назывался ее первый бизнес, открытый в 1989 году в Днепропетровске. Бизнес очевидный, популярный для того времени — советские люди впервые смотрели боевики с рэкетирами, ужастики с Фрэдди Крюгером, молодежь увлекалась и записями концертов западных групп. Кое-что из увиденного вошло и в бизнес-практику: утюги с паяльниками и культ красивой, но небезопасной жизни. В случае с Юлей Тимошенко некоторые возможности и безопасность, вероятно, обеспечивались тестем, Геннадием Тимошенко, городским чиновником, в последние годы службы как раз отвечавшим за городское кино. Но кооператоров было много, а олигархов будущей независимой Украины — по пальцам пересчитать.

Настоящий прорыв произошел в 1991 году, когда Юлия Тимошенко основала и возглавила фирму под амбициозным названием «Корпорация “Украинский бензин”» (КУБ). В 1992–1994 годах КУБ становится монополистом по обеспечению топливом целой области. Понятно, что для таких посреднических контрактов требовались знакомые в администрации (еще советской), но судя по тому, что главой корпорации, лидером крупнейшего бизнеса и публичной фигурой стала именно она, а не ее муж Александр и не бывший номенклатурный тесть, главной движущей силой бизнеса была именно энергия Юли.

Один из первых ее партнеров и будущий личный враг Виктор Пинчук начинал с молодежного кооператива, а потом фирмы, которая была организована при крупном металлургическом предприятии, с тем чтобы обеспечить продажу продукции в условиях обрушения торговых связей в начале 90-х. Без таких хватких и относительно молодых людей предприятия действительно встали бы, а село осталось бы без ГСМ. Пинчук и Тимошенко взялись торговать туркменским и российским газом, создав совместную корпорацию «Содружество».

«У нее не голова, а компьютер. Она способна мгновенно придумывать хитроумные бизнес-ком­бинации, а потом жестко и безжалостно их осуществлять», — говорил один из ее тогдашних коллег. Впрочем, «Содружество» кончилось предательством.

«Разговоры Юли отличались тогда предельным цинизмом. Она обильно использовала матерную лексику и ни о ком из своих знакомых не говорила с уважением. Все люди рассматривались с точки зрения полезности либо бесполезности. Об украинских националистах она тогда говорила с раздражением и презрением. Впрочем, теплого отношения к Москве у нее тоже не было», — делился впечатлениями в начале 2000-х ее бывший коллега.

Бывшему другу Виктору Пинчуку пришлось нелегко: обыски и угрозы физической расправы — самые малые из известных нам результатов его оппонирования Павлу Лазаренко. Наиболее известен эпизод с убийством донецкого депутата Евгения Щербаня, одного из лидеров тогдашней полукриминальной донецкой элиты. Недавно замгенпрокурора Ринат Кузмук заявил в связи с «делом Тимошенко»: «В материалах американских уголовных дел против Лазаренко есть интересная информация. Допрошенный прокуратурой США свидетель прямо сказал, что киллер за убийство Щербаня получил деньги со счетов Лазаренко и Тимошенко».

Павел Лазаренко, ставший главой Днепропетровской области после неожиданного избрания на пост президента Украины в 1994 году днепропетровца Леонида Кучмы, сделал быструю карьеру. Весьма колоритный бывший сельский номенклатурщик по прозвищу Бульдозер с простыми и вполне бандитскими замашками вскоре стал премьер-мини­стром. И, поставив на него, Тимошенко не прогадала.

Вместе они создали компанию «Единые энергетические системы Украины» (ЕЭСУ), которая к концу правления Бульдозера фактически контролировала четверть экономики страны В 1996 году ЕЭСУ поставили на Украину 24,2 млрд кубометров газа на 2 млрд долларов, что составило около 70% российского газового экспорта в эту страну. В 1997 году ЕЭСУ должны были поставить на Украину больше 60% закупаемого у соседей природного газа. Помимо этого, на ЕЭСУ работали предприятия горнорудного комплекса и металлургии, аграрный комплекс страны. Однако в виде налогов ЕЭСУ заплатили лишь… 0,001% своей задекларированной прибыли.

Но случилась осечка: к 1997 году Леонид Кучма, чей талант был не в речах и радикальных поступках, а в умении лавировать и находить компромиссы, почуял, что его недавний протеже намерен претендовать на президентский пост. Лазаренко ушел в отставку, а вместо ЕЭСУ продажей российского газа занялась государственная корпорация «Нафтогаз Украины». Но война только начиналась, впереди были парламентские (1998 года) и президентские (1999 года) выборы, которые Лазаренко за счет «кассы» ЕЭСУ намеревался выигрывать. Их партия «Громада» («Община») вошла в парламент.

Против очевидной угрозы вокруг Кучмы сплотились большинство тогдашних украинских олигархов. Главным организатором этой войны стал как раз Пинчук (в награду за этот рыцарский подвиг он получил руку дочери Кучмы Елены).

Лазаренко был лишен депутатской неприкосновенности, бежал, был арестован в Швейцарии, потом в США — за подделку документов, а потом сел там надолго за отмывание денег. Тимошенко тогда еще ва-банк не играла и сделала правильный выбор: отреклась от партнера, вошла в команду Кучмы и возглавила бюджетный комитет в парламенте. Дело в том, что, как впоследствии признавался Кучма, условием несопротивления со стороны США его переизбранию в 1999 году стало выдвижение на пост премьера Виктора Ющенко, который был «совсем прозападным» и вполне, как тогда казалось, подготовленным будущим президентом Украины.

В этом раскладе Юлия Тимошенко разобралась блестяще: в самом конце 1999 года мы видим ее вице-премьером по вопросам ТЭК в кабинете Ющенко. И вот тут-то она начинает войну против всех — тех олигархов, кто выиграл, а не потерял на крушении ЕЭСУ. Главным ее врагом становится Игорь Суркис, владелец
киевского «Динамо» и на тот момент многих активов в энергетике. Что она сделала в области контроля за потоками российского газа — вопрос темный, у нее были хорошие личные отношения в «Газпроме» и «Итере», в том числе с Рэмом Вяхиревым и Виктором Черномырдиным. А бизнес этот до самого последнего времени — чуть ли не самая большая тайна СНГ: крупные деньги, перепады цен на газ по разные стороны границ, бартер и черные кассы на выборы.

Но интересно — и тут загадка, — не сменился ли у нее в то время вкус к деньгам вкусом к политике, причем политике высшего уровня, не стала ли она своеобразным государственником? Потому что у ее пребывания в правительстве был и полезный для страны эффект — консолидация рынка электроэнергии в руках государства. Она обвиняла олигархов в уголовных преступлениях и ограблении народа, но никого не уничтожила до конца. А между тем на нее саму готовили дело, в СИЗО уже сидел ее муж. Кучма опять почувствовал угрозу, и в марте 2001 года Тимошенко после отставки оказалась в Лукьяновском СИЗО. Ее обвинили в контрабанде природного газа и уклонении от уплаты налогов в особо крупных размерах. Тем самым Кучма сохранил себе три года президентства, но создал силу, которая смела его режим. В тюрьме Тимошенко стала звездой: вся страна увидела хрупкую женщину с сильным характером, которая бросила вызов системе.

В итоге спустя 42 дня после ареста она была освобождена, а обвинения против нее признаны несостоятельными. Из тюрьмы она вышла популярным политиком: в том же году страну всколыхнули протесты движения «Украина без Кучмы». Тимошенко возглавила протестующих раньше Ющенко и в этом смысле модифицировала сценарий будущих выборов — без нее уже было не обойтись.

Именно она на Майдане в 2004 году, ничуть не сомневаясь, сообщила о том, что в Киев вошли подразделения российского спецназа, едва не спровоцировав реальные столкновения восставшей толпы и милиции. Она вместе с Ющенко прямо называла своих политических оппонентов уголовниками и обещала им передел собственности и тюрьму.

В итоге «оранжевые» победили, а Тимошенко стала премьером. Но ей была нужна вся власть. Она хотела быть первой. Буквально сразу после победы она вступила в войну с офисом президента Ющенко, в частности с его соратником из числа «оранжевых» олигархов Петром Порошенко. Все это уже в начале сентября 2005 года закончилось ее отставкой.

За год у власти Тимошенко успела не так много. Вернула контроль на таможне в руки центрального правительства, но ценой инфляции, а также сахарного, мясного и бензинового кризисов в один год. Начала реприватизацию, но смогла отобрать и перепродать только «Криворожсталь». И все же в одном из интервью, отвечая на сравнение ее деятельности с эффектом ядерной бомбы, она сказала: «Пока итоги моей работы были исключительно положительными. Их, скорее, можно сравнивать с результатами работы атомного реактора».

В отставке и оппозиции Тимошенко чуть ли не каждый день ходила в американское посольство, понимая, где теперь сила. Она призывала помочь созданию новой «оранжевой» коалиции, ее новому премьерству в противовес угрозе «поглощения Украины ее соседом». Посол США Джон Хербст даже видел ее «совершенно серой, расстроенной и невнятно причитающей», чего не видел, вероятно, больше никто.

К весне 2007 года Тимошенко восстала из пепла и сделала потрясающий шахматный ход: в тот самый момент, когда премьер Виктор Янукович уже готов был перехватить большую часть власти и полномочий у слабого и нерешительного президента Ющенко, она заключила в парламенте ситуационный пакт с «донецкими», показав президенту, что ему сейчас просто придет конец. Она также съездила в Вашингтон «посоветоваться» и начала готовить досрочную отставку парламента и новые выборы. Ющенко после нытья и долгих колебаний все-таки объявил досрочные выборы, так и не определившись, кто ему больше ненавистен — Янукович или Тимошенко.

И вот осенью 2007 года она снова премьер в шаткой коалиции с бывшими друзьями, которых она превратила во врагов, но с возросшей силой и популярностью. «Если посчитать, что Янукович был у власти 16 месяцев, то они воровали со скоростью 60 долларов в секунду. Это без перерыва на сон, пищу и отпуск. Если взять эти 10,2 миллиарда в 100-гривенных купюрах, то вес денег такого объема будет составлять 100 тонн, а если все купюры положить в одну стопку, то получится пирамида, которая в семь раз выше, чем Эйфелева башня!» — говорила она тогда, но до посадок не дошло.

И снова в первую очередь Тимошенко берется за пересмотр газовых контрактов, которые по-преж­нему ключ к власти. Компания «Росукрэнерго», посредник между «Газпромом» и Украиной, к тому моменту оказалась близка и к президенту Ющенко, и к «Партии регионов» через фигуру олигарха Дмитрия Фирташа, украинского совладельца этой фирмы. Юлия Тимошенко обвинила посредника в коррупции. В 2009 году она подписала с Путиным газовый контракт с заложенной в него высокой «европейской» ценой на газ для Украины, ставший сейчас главным бременем для украинской промышленности.

Зачем ей было форсировать повышение цены на газ для своей страны? Во-первых, она действительно победила теневого посредника и ослабила противников. Во-вторых, в этом самом прозрачном договоре был один очень непрозрачный пункт, по которому правительство Украины смогло экспроприировать газ на балансе «Росукрэнерго», а его там было приличное количество — 11 млрд кубов. Российской стороне было все равно, кто заплатит за газ, а внутри все оказалось запутано, по крайней мере сейчас украинское правительство должно вернуть посреднику газ и заплатить огромные пени.

И опять триумф Тимошенко пришелся на тяжелые для страны времена. В кризис высокие цены на газ обрушили украинскую промышленность, гривну и надежды Тимошенко на победу в президентской гонке. «Сегодня вы никого не заманите на место премьера. Ибо это не кресло, а электрический стул», — с сочувствием или со злорадством говорила она несчастным вкладчикам, чьи деньги зависли в «Родовид банке» в 2009 году. Зато многие на Украине иронизировали, что самый преданный электорат Тимошенко на президентских выборах 2010 года оказался в тюрьме: по сообщениям Госдепартамента Украины по вопросам исполнения наказаний, за Тимошенко отдали голоса чуть более 50% заключенных, и только около 25% заключенных поддержали Виктора Януковича.

Сейчас она сама в СИЗО. Но, похоже, президент Янукович тоже в сложной ситуации. Отпустить — значит показать слабость: Тимошенко не признала результаты прошлогодних президентских выборов, называет его «вором» и «врагом Украины», сама много раз грозилась его посадить. А с другой стороны, образ мученицы и атмосфера последней битвы — лучший подарок для Тимошенко. Она всегда проигрывала мир, но выигрывала войну.
 

Основные этапы бурной биографии газовой принцессы

 

См. также:

«Безумный приказ». Wikileaks: кто уничтожил документы о связях Юлии Тимошенко и криминала

Украина без Тимошенко. Виктор Янукович лишил себя сильной оппозиции

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Svirepay ejik 17 августа 2011
В случае с Юлей Тимошенко некоторые возможности и безопасность, вероятно, обеспечивались тестем...

Может свекром?
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение