--

Александр Шабуров из Берёзовского

Александр Шабуров
×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

12 октября 2011, №40 (218)
размер текста: aaa

Справка РР

Александр Шабуров — российский художник, перформансист, Синий Нос. Вырос в Берёзовском. В 1998 году получил грант Фонда Сороса на лечение собственных зубов в качестве художественного проекта. В 1999-м совместно с Вячеславом Мизиным организовал арт-группу «Синие Носы». Многие произведения «Синих Носов» обрели скандальную известность. Например, работа «Эра милосердия» (менты, целующиеся в зимнем лесу), названная тогдашним министром культуры Соколовым «порнографией» и «позором России».

Любимая точка общепита: «Блинная» возле главной площади.

Любимый магазин: «Рассвет» на улице Толбухина.

Любимое место прогулок: Окультуренный сквер возле высохшей речки Берёзовки (с бетонными берегами).

Любимая достопримечательность: Дом умельца Вольхина с раскрашенными деревянными рельефами. Тут и сказки Пушкина, и «Репка», и Генерал Топтыгин, и Буратино, и серебряный профиль Ленина, и волк из «Ну, погоди!».

Между Екатеринбургом и Берёзовским особой границы нет. От центра первого до начала второго — полчаса на автобусе. Когда въезжаешь в Берёзовский, первым делом видишь крупную надпись: «Начало счастливой жизни». Вот так. Ни больше ни меньше.

Ни к олигарху Березовскому, ни к одно­именному пианисту, ни к березовскому мамонту город наш отношения не имеет. Зато он — «родина русского золота». В 1745 году крестьянин Ерофей Марков нашел здесь золотую россыпь и принес ее куда следует. Его долго допрашивали, где он это взял, ибо считалось, что в России золота нет. Потом выяснилось, что чистого золота здесь и впрямь нет, оно содержится в породе. Шахтеры поднимают эту породу из-под земли и везут на обогатительный комбинат, где вымывают все лишнее. Эту уже «обогащенную» субстанцию отправляют дальше для окончательной обработки. А то, что осталось, вываливают за городом. Оттого вокруг Берёзовского фантастический пейзаж, огромная насыпная пустыня. Каньоны из отработанного песка и голубые озерца (видимо, из медного купороса). Когда-то сюда привезли императора Эфиопии Хайле Селассие I, живое божество у себя на родине. К его приезду покрасили все заборы, а свалки присыпали золотосодержащим песком. Хайле Селассие видит куски пирита и горного хрусталя и спрашивает: «Что это поблескивает?» А ему отвечают: «Богатства нашей земли у вас под ногами валяются!»

Отсюда же, из Берёзовского, пошло блочное домостроение — панельные дома, в которых многие из нас живут. Почему-то считалось, что дома из бетонных плит при первой возможности развалятся, как карточные домики, но директор завода стройконструкций и сам поселился в таком. Дом его стоит до сих пор. Да и завод сохранился. Правда, работает он не в три смены, как раньше, и половина площадей сдана в аренду, но работает. Другие заводы (плюс рудник) тоже имеются. Уральцев градообразующими предприятиями не удивишь: у нас на Урале в каждом городе их было сразу по нескольку, причем «союзного значения». Самый крупный завод в Берёзовском — металлургический, прецизионных сплавов.

Третья наша достопримечательность — военная часть, которая 1 мая 1960 года сбила самолет американского шпиона Пауэрса. До самого последнего времени это держали в секрете. Юбилейные телерепортажи напус­кали туману: дескать, сразу несколько ракетных частей считают это своей заслугой. Но еще во времена моего детства берёзовских школьников возили в местный музей боевой славы, где есть данные обо всех участниках и перипетиях того события.

А однажды я увидел по телевизору американский фильм про то, как в лесу под Берёзовским нашли НЛО. Там демонстрировали сек­ретную киносъемку, купленную в дни перестройки у какого-то эмигранта: субъективная камера, сосны, хвоя, три куска металлолома и люди в пиджаках. Вот про это у нас никто ничего не слышал. Я порадовался предприимчивости неизвестного земляка, продавшего американским уфологам свою подделку.

Бывая в Берёзовском наездами, я замечаю лишь самые внешние перемены. Когда-то отсюда стремились в областной центр, сейчас, наоборот, коттеджей здесь понастроили. Плюс пару-тройку церквушек. Плюс возле каждого дома клумба с табличкой, что она-де участвует в каком-то конкурсе. Плюс герб поменяли. Какие-то умники подсказали городским хозяевам, что прежний герб не соответствует западной геральдической традиции. И теперь вместо шахты и плавильной печи на берёзовском гербе белый леопард, сжимающий в лапах солнце, а под ним готическая надпись Terra Libera — «земля свободы». Бред сивой кобылы.

Городишко разросся. В прежнем суде сейчас частная лавка, в сберкассе — магазин, а художественная школа, где я когда-то учился, переехала в бывший горком КПСС на главной площади. Центр нового Берёзовского где-то за горизонтом. Я там никогда не бывал. 

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение