--

«Милиция деградировала на моих глазах»

Участковый с 18-летним стажем — о том, как и почему МВД сгнило изнутри

Коррумпированные, жестокие, продажные, неэффективные милиционеры — в идеале именно они должны были покинуть систему МВД в ходе тотальной переаттестации. Именно ее эффективность виделась главным условием успеха всей реформы МВД. Потому что бессмысленно менять структуру, функции, полномочия, принимать новые законы, если их будут исполнять старые люди. Но чуда не произошло. Много где процесс чистки пошел не по принципу «хороший — плохой» полицейский, а по принципу «преданный — самостоятельный», «угодный — неугодный». Это подтверждает пример воронежского участкового Романа Хабарова. Уволившись из полиции, он откровенно рассказал «РР» о том, как сегодня функционирует правоохранительная система и почему нынешняя реформа недостаточно радикальна.

Филипп Чапковский, Екатерина Нагибина
×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

18 октября 2011, №41 (219)
размер текста: aaa

Мы познакомились с Романом на конференции в Москве. Тогда я поймал себя на мысли, что это не может быть взаправду — настоящий мент сидит напротив меня и рассказывает о проблемах демократии в России. «Наверное, — подумал я, — это какая-то белая ворона, случайно залетевшая в монолитные ряды наших правоохранительных органов». Однако это не так.

Роман попал в милицию в 1993 году — не сумел с первого раза поступить на юрфак и решил получать юридическое образование в школе милиции. С тех пор он 18 лет рыл носом грязь воронежских дворов: сначала следователем, затем более 14 лет участковым — разнимал семейные драки, закрывал наркопритоны, охотился за грабителями, разбойниками и убийцами. То есть делал обычную каждодневную милицейскую работу. В 2007 году, ведомый исключительно любопытством, он стал участвовать в мероприятиях воронежской Школы публичной политики — одного из последних осколков фонда «Открытая Россия» Ходорковского. Съездил на несколько конференций в Москву.

Как рассказывал сам Роман, тот факт, что милиционер интересуется демократией, настолько изумлял всех, что ему выделяли гранты на зарубежные поездки почти автоматически. Так Совет Европы пригласил его в Страсбург, а затем он съездил в Вашингтон и Сент-Луис, где ему устроили визит в местное управление полиции. «Я много раз приглашал поучаствовать моих коллег, но они только отмахивались, — рассказывает Роман. — Уж не знаю, природная лень это или страх, как бы чего не вышло».

И, как оказалось, они были правы.
 

Что значит быть милиционером

— В начале 90-х МВД совершило две крупные кадровые ошибки. Первая — стали брать в милицию людей, не служивших в армии. И сразу школы милиции из мест, куда люди шли учиться, превратились в отмазку от армии. Я поступил в школу милиции в 93-м — первый год, когда туда стали принимать не отслуживших в армии. И нас, служивших, было всего треть курса. Со мной учился весь милицейский блатняк города: сын начальника областного ГАИ, сын начальника отдела кадров ГУВД, племянник директора рыбокомбината.

Понятно, что сразу вырос конкурс. И сразу поступать стали за взятки. Раньше в голову не могло прийти брать с милиционера деньги за поступление в школу милиции. Потому что туда, наоборот, мало кто стремился — большинство тех же пэпээсников совершенно не рвались на офицерские должности, потому что это был совсем другой уровень ответственности. Но как только школы милиции заполнили блатными, поступление стало платным.

Вторая кадровая ошибка — в милицию стали брать сокращенных из армии офицеров. В чем разница между милиционером и военным? Милиционеров всегда учили общаться с людьми, а офицеров учили командовать солдатами. А ведь солдат срочной службы имеет меньше прав, чем заключенный. И когда военные пришли в милицию, с этого и началась большая часть милицейского беспредела.

Как раз в это же время много опытных милиционеров ушло в околокриминальные структуры, службы безопасности, ЧОПы, адвокатуру. Ядро фактически пропало. Его сменили те самые мальчики, которые поступили в школу милиции за деньги, и бывшие военные.

Никогда милиционеры не отличались кристальной честностью, но никто не приходил в милицию лишь зарабатывать. Кстати, интересно смотреть, как на протяжении времени менялась милицейская терминология. Раньше, в 90-х, если была проблема — уголовное дело, административный материал, — то люди приходили к милиционеру «решать вопрос». С 2002-го это начало называться «отжать» — милиционеры начинали отжимать деньги.

Это совершенно разные вещи. Вопрос можно было не решать, и тогда дело шло своим чередом. Но никто специально уголовное дело не создавал: не находили наркотики по заказу, не приходили с проверкой, чтобы взять пакет с водкой. А недавно к нам пришел мальчик после школы милиции, и первый вопрос, который он задал, — «Скажите, где здесь у вас чего можно нахлобучить?»

Я говорю: «Ты понимаешь, что ты спрашиваешь и у кого? А вдруг весь отдел знает, что я — лучший друг начальника ОСБ (отдел собственной безопасности. — “РР”)? И, во-вторых, с чего ты взял, что тебе кто-то про свои теплые хлебные места вдруг расскажет? То есть я тебе должен бы сказать: “Ты знаешь, вот здесь вот водкой торгуют, платят тысячу рублей в месяц, здесь наркотиками торгуют, платят двадцать тысяч рублей в месяц”? Иди сам работай. Позволяют тебе твои моральные принципы брать — будешь брать, позволяют тебе профессиональные навыки добиться, чтобы тебе платили, — будут тебе платить».

Моральный дух МВД с каждым месяцем все ниже, хотя иногда кажется, что ниже некуда. В либеральных кругах есть такое распространенное мнение, что милиция — это такая оккупационная армия преступного режима. Но вот полицаи при немцах — они точно знали, что служат фюреру и великой Германии. А спросите у этих «оккупантов» — они себя сами считают армией режима? Нет. Они думают, что они — самая кинутая властью часть общества. С одной стороны, милиционеры всегда во всем виноваты, с другой — у них никаких прав нет, а с третьей — с них все равно требуют исполнения каких-то обязанностей, неважно, каким путем.

А часто получается так, что выполнять свои реальные обязанности по защите прав граждан милиционер может только незаконным способом.

Допустим, если мы приезжаем на семейный конфликт, где муж бьет жену, никаких полномочий у милиционера его задерживать нет, потому что это дело частного обвинения. Жена должна подать заявление мировому судье, суд возбудит уголовное дело, и его осудят. А в квартире нам его задерживать не за что: общественный порядок не нарушался. Но бывает так, что не задержать нельзя: уедешь, а он ее убьет. Тогда можно его задержать — написать, что ругался на улице матом.

У нас раньше на убийство приезжал следователь из прокуратуры и говорил: «Вы по мелочи (мелкое хулиганство, ст.20.1 КоАП РФ. — «РР») пока оформите убийцу, а я с утра его арестую». То есть напишите, что он на улице ругался матом. А ведь если про убийцу можно написать, что он ругался матом на улице, — значит, можно и про кого угодно. И весьма значительная часть милицейского беспредела основана на том, что милиционер по закону не имеет возможности сделать то, что должен. Милиционер поставлен в положение, когда он работу должен сделать, но при этом нарушая закон.

Поэтому милиционеры находятся в состоянии перманентного когнитивного диссонанса. В этом смысле я, кстати, за гражданского министра. Потому что разрабатывать критерии и пути реформы должны именно представители общества и государства при консультационном участии сотрудников МВД, но без права их решающего голоса. Потому что если ты дослужился до майора — ты как человек, способный объективно оценить ситуацию, закончился. Профессиональная деформация с тобой уже произошла, ты можешь искренне желать хорошего, но ты за хорошее принимаешь уже то, что тебе хорошо.
 

«Вихрь-антитеррор»

— Милицию погубил «Вихрь-антитеррор». До того как начались взрывы домов в Москве, у нас была нормальная милицейская работа. То есть уголовный розыск бегал, ловил жуликов, я мог себе позволить целый день просто обходить участок и вечером доложить об этом начальнику, а он не требовал, чтобы я обязательно раскрыл какое-то преступление. Сейчас я даже боюсь себе представить выражение лица начальника, прежде чем он начнет громко ругаться матом: «То есть это как это просто ходил и с людьми разговаривал?! И что же ты находил?!»

Когда после взрывов домов в Москве первый раз ввели «Вихрь-антитеррор», мы двенадцать часов в сутки работали. Преступность реально упала процентов на тридцать-сорок, потому что мы всех судимых отрабатывали, всех охотников проверяли — нет ли у них незарегистрированного оружия. Тогда было очень много оружия изъято из незаконного оборота, и это были реальные факты.

Руководству это понравилось — гляньте, какие показатели! И «Вихрь» стали растягивать на месяцы. И, кстати, вал отчетов, ежедневных справок появился именно тогда. А поскольку никакой форсаж не может длиться постоянно, все поняли, что, вместо того чтобы бегать и реально проверять охотников, можно написать справку, что ты их проверил.

И когда теперь министр докладывает, что столько-то единиц боеприпасов изъято из незаконного оборота, я догадываюсь, что 80–95% этих боеприпасов сами милиционеры принесли на то место, где они их «нашли», и что большая их часть — это патроны от автомата Калашникова или от пистолета Макарова.

Как это устроено? Допустим, прихожу я к тебе и говорю: «Давай ты как будто нашел патрон и мне его выдал». Ты освобождаешься от ответственности, потому что ты добровольно выдал имеющийся боеприпас, у тебя нет преступления. А мы изъяли боеприпас из незаконного оборота — все счастливы. А министр потом доложит где-нибудь, что мы изъяли тысячу боеприпасов. Может, кто-то и правда думает, что нашли фугасы, но большая часть изъятого — это патроны. Мы одно время все патроны «находили» сознательно на участке одного коллеги, потому что по другим делам толку от него не было. И какие-нибудь органы должны были бы поинтересоваться: почему в этом месте столько патронов от Калашникова находят? Не поинтересовались.
 

Реформа МВД

— Когда объявили о реформе, я относился к этому с романтическим энтузиазмом, даже замечания к закону «О полиции» писал на специальном сайте. Но когда его приняли, стало понятно, что все, реформа проваливается. Закон не сказать, что плохой, — он кодифицировал все, что милиция и так делала. Если цель была такая, то это хороший закон. Если цель была реформировать эту службу, то он вообще никакой.

Когда я поставил крест на законе, то стал ждать штатного расписания. Но и этот рубеж обороны благополучно сдали: ничего не изменилось, все, кто сидел и ничего не делал, — все остались. По указу президента центральный штат МВД — более девяти тысяч человек. Я, честно, не знаю, что все эти люди могут делать, какую реальную работу. А девять тысяч — это десять полноценных ГУВД.

Нынешнее руководство гордится тем, что повышает зарплаты. И действительно, для Воронежа оклад в 33 тысячи рублей для только что пришедшего лейтенанта — это много. Я со своим 18-летним стажем в милиции и 14 лет участковым получал 19 тысяч. Есть такая идея, что, получая такие деньги, сотрудник МВД будет ими дорожить и не будет нарушать закон. Думаю, это — миф. Я могу точно утверждать, что если сохранится нынешняя система отчетности, то с повышением зарплаты полицейского беспредела станет только больше. Потому что останется человек на работе или нет, зависит не от того, как он выполняет закон и свои обязанности, а от отношения к нему начальства. В новом законе «О полиции», кстати сказать, возможностей уволить подчиненного у начальника гораздо больше, чем было раньше. Так что исполнение приказов будет на первом месте.

Вот простой пример. Когда 1 марта вступил в действие закон «О полиции», наше начальство просто с ума посходило и заявило: кто в этом месяце не раскроет наркотики, тот в полицию работать не пойдет! То есть еще аттестация даже не проводилась, а они это твердо заявили. И, естественно, для многих встал вопрос: где взять эти наркотики? Настоящих наркоманов на всех не хватит — значит, надо их кому-то подкинуть.

Сейчас человек, думая, подкидывать или не подкидывать наркотики, рискует десятью тысячами в месяц. То есть не подкинет — будет плохая отчетность и его уволят. Но, в принципе, десять тысяч он может заработать и в другом месте. А когда ему повысят зарплату, он уже будет рисковать 30 тысячами в месяц. Ну, а если зарплата у него будет 100 тысяч в месяц, он у директора школы наркотики найдет.

Вообще, очевидно, что на каком-то уровне начальство перестает понимать реальные процессы, которые происходят в системе. И я пока не могу понять на каком. Ведь эти люди тоже работали когда-то «на земле».
 

Наркотики

— На самом деле наркотики подкидывают редко. Хотя бывает и такое: подберут пьяного, он приходит в себя, а у него уже при понятых наркотики изымают. Был случай, сотрудники вообще хитро сделали: оформляют человеку хранение наркотиков, он отказывается, они предлагают ему закурить — а там конопля. Повезли его на освидетельствование, а у него канабиноиды в крови. Но переборщили — как раз той дозы, которую он скурил, у них не хватило для уголовного дела.

Но чаще, когда необходимо выполнить план по раскрытию, договариваются. Особенно линейные отделы — транспортная милиция — этим грешат, потому что где у них там, на вокзале, наркоманов найти? Они ездят «по земле», договариваются с бомжами: «Даем тебе 500 рублей, находим у тебя наркотики. Ты получаешь свои полгода условно, тебя все равно не сажают, а мы получаем премию — и всем хорошо». Ко мне ребята из ЛОВД иногда приезжали и говорят: «Ром, где у вас тут бомжи в подвалах живут — нам опять показатели нужны».

Если подбрасывают наркотики, то так, чтобы чуть превысило дозу, по которой можно дело возбуждать. Просто смешно. До 2004 года дело возбуждали при наличии более 0,1 грамма марихуаны. И тогда у задержанных изымали 0,2–0,3 грамма. Потом норма выросла в 200 раз, стало 20 грамм. Сразу стали находить по 22–23 грамма. Что любопытно, с 6 мая 2004 года решение вступает в силу — и уже с 8 мая изымают бóльшие дозы. И пусть мне кто-нибудь объяснит, почему это вдруг жулики-наркоманы стали так внезапно носить больше? Специально, чтобы уголовное дело на себя повесить? Причем если 6 грамм — это примерно сигарета, то есть можно представить, что у человека такая доза есть с собой, то 20 грамм конопли — это правда много. Потом норма стала 6 грамм. Теперь изымают по 6,5–7 грамм, а по двадцать уже почти не находят.

Почему так делают? Потому что у нас вся работа в показатели превратилась. Есть план: в месяц «сделать» пять дел по наркотикам — к концу месяца у пяти человек найдут коноплю. Как ее будут находить, неважно.

Я говорю про коноплю, но по наркотикам у каждого региона своя специфика. У нас в Воронеже мало тяжелых наркотиков, потому что город нищий. У нас героин изымают два-три раза в год, и это для города событие. А показатели-то все равно нужны. А в общей статистике неважно, что было изъято — героин или конопля. Мне рассказывали, что иногда милиционеры сами ездят собирают коноплю у нас в пригороде. И якобы были случаи, когда их там ловил наркоконтроль с видеокамерой. Во смеху было!

Потом конопля удобна тем, что сама растет. В последнее время прокуратура на каждый факт задержания с наркотиками старается возбудить дело по статье «сбыт». Даже если наркоман говорит: «Я нашел», — они считают: ведь кто-то сбыл. У них — галочка, у нас — нераскрытое преступление. А про коноплю всегда можно сказать: «собрал в поле». И все — съездили, осмотрели это поле, составили протокол.

Я однажды делал такой осмотр зимой. Холод, снег. Где эта конопля росла? Но в протоколе пишем: «Местом происшествия является поле в районе села Масловка на расстоянии таком-то от дороги, в поле грунт покрыт снегом. Присутствующий при осмотре такой-то показал, что именно тут летом он собрал коноплю». Все довольны.

Места, где торгуют наркотиками, как правило, хорошо известны. Но как все происходит на практике? Появляется, допустим, точка. Во-первых, того, кто торгует, уголовный розыск берет на связь. Абсолютно все барыги стучат, и даже многие оформлены как агенты. Потом «из-под него» начинают задерживать тех, кто у него покупает, с наркотиками. Набирается некоторое количество фактов хранения наркотиков. А потом барыгу арестовывают и на нем самом делают «сбыт». В тот период, когда покупателей задерживают, а самого торговца не трогают, с него уголовный розыск может брать не только информацией, но и деньгами. Это не изменилось. Просто раньше это могло длиться полгода, могло — год.

А то, что они не сразу закрывали точку сбыта, всегда объяснялось так: «Ну, а чего жалеть наркоманов». Никто же не думает, что твоему брату или сыну продадут. Следователь или опер исходит из того, что покупают деградировавшие, опущенные наркоманы — и хрен с ними, чем быстрее они исколются, тем лучше. Закрыли — появляется другая точка. И все заново.

Я иногда с уголовным розыском конфликтовал, говорил: «Ребята, для того чтобы этот барыга не торговал, я день простою у его квартиры, второй. Понятно, что он за железной дверью, я к нему не пробьюсь, но я буду просто каждого наркомана заворачивать — и больше никто к нему не пойдет». После таких разговоров начальник уголовного розыска выходил на начальника участковых и объяснял: мол, точку мы не закрываем исходя из «оперативных целей». И я уже ничего сделать не мог.

Участковый вообще не может закрыть точку сбыта наркотиков. Его компетенция — притоны, там, где употребляют наркотики. Когда появился Госнаркоконтроль, закрывать их стало проще. Если участковому для возбуждения дела надо три раза в одной квартире задержать наркоманов и доказать, что хозяин имел с этого выгоду, то наркоконтролю так можно сделать всего один раз.

Но наркоконтролю тоже отчетность нужна. Поэтому у меня были случаи, когда выявляли притон там, где, конечно, жили нехорошие алкоголики, но вообще в жизни ни одного наркомана не было. Мне как участковому это было в минус. Поэтому я тогда звонил дознавателю из ФСКН и говорил: «Значит, давайте договоримся — мы вам формальный ответ пошлем, мол, провели профилактическую работу, строго указали и тэ пэ, а вы возражать не будете. Потому что, если вы будете возражать, я всех соседей опрошу и докажу, что там в жизни никогда наркоманов не было. И тогда объясняйте, как они туда попали».
 

Пытки

— Бьют жуликов в полициях всего мира. Речь не идет о том, что взяли человека и начали его бить ногами от скуки или чтобы он взял на себя чужое преступление. Случаи, когда «давай этого возьмем, его изобьем и на него повесим», мне лично не известны. Если такое и есть, то, наверное, в отношении совсем уж деклассированных элементов, тех же бомжей. Тут весь вопрос в том, что такой «преступник» ненадежен, он может на следствии отказаться от всех показаний, сказать, что его били, а уж на суде — точно.

Поэтому если взяли человека, которого подозревают в убийстве, то его бьют не для того, чтобы он сказал: «Я убил», — а чтобы сказал, куда ножик дел, которым зарезал.

Вот пример. Человек задержан за разбой. Опера с ним «работали», и три раза он давал ложные сведения о том, где спрятал похищенное. Мы туда приезжали, он выходил из машины и кричал родственникам: «Меня убивают, спасите!» С боями отбивали его, увозили обратно. Снова они его там пытали-пытали. И только на четвертый раз он рассказал, в каком погребе спрятано. Если бы не били, никогда бы это преступление не раскрыли.

Или еще. Выезжаем ночью, в переулке шум и крики. Я, опер и водитель бежим туда. Навстречу мужик с баулом. Берем его. Из переулка выбегает женщина, кричит: «Милиция!» А милиция уже тут! Выясняется: шел наш жулик, трижды судимый, смотрит, сумка на машине, он ее — дерг. У машины сигнализация сработала. Он бежит, сигнализация орет, за ним люди бегут. Рассказывает: «Я, товарищ начальник, ничего не делал. Иду я, значит, догоняю мужика с сумкой, он говорит: “Друг, хочешь червонец заработать?” Я говорю: “Да”. — “Помоги мне сумку донести”. И мы идем. Вдруг шухер, крики. Он — в переулок, а на меня менты выбежали».

Сидим на первом этаже в кабинете участковых, а розыск у нас на втором. Кстати, в милицейских отделах розыск, как правило, занимает самый высокий этаж — чтобы крики были меньше слышны. Я говорю: «Слушай, ну ты ведь три раза сидел уже, ты же понимаешь, что сейчас бить будут?» — «Понимаю». — «Ну, и какой смысл? Время — час ночи. Давай, ты показания даешь, и все ложатся спать». — «Нет», — говорит. Опера забрали его, через час приводят, он пишет явку с повинной. Я говорю: «Ну, вот стоило оно того?». — «Я думал, выдержу!» Вот позиция жуликов, которых приходится бить: некоторые из них думают, что выдержат.

Часто изобретаются специфические ноу-хау, не только классический противогаз применяют. Например, в одном подразделении милицейском был снаряд, который назывался «славка». Это была сваренная из металлических уголков реально скамейка, в смысле без спинки, где привязывали человека за руки к одной стороне. Одну ногу прицепляли к одной ножке, а потом перекидывали веревочку и другую ногу тянули за эту веревочку, растягивая ему пах. Это жутко больно. При этом никаких следов не оставляет. В чем главное достоинство (я сейчас говорю о технологии, а не о законности или нравственной стороне, потому что понятно, что это абсолютно незаконно)? В том, что причиняется непрерывная боль. А непрерывная боль отличается от той, что бывает, когда вас бьют. Вас ударили, а потом не бьют — у вас есть время собраться. Снова вдарили, снова не бьют. А когда непрерывная боль, то у тебя нет возможности даже думать: весь мозг поражен только одним — вот этой болью, и тем, как сделать все, чтобы ее не стало.

Да, бывают в милиции и патологические садисты, которые делают это, потому что им нравится людей бить. Особенно этим грешат всякие военные и омоновцы, которые переходят в розыск. У нас был один такой — бил, пока кто-нибудь не придет и не заберет у него задержанного: «Хорош ерундой заниматься».

Но, повторюсь, в большинстве случаев милиционеры, которые бьют, исходят из внутреннего убеждения, что перед ними преступник.

Бывают, конечно, ошибки. У меня на территории как-то убили одиннадцатилетнюю девочку. Двенадцать ножевых ранений нанесли, раздели полностью и украли 50 тысяч рублей. Возникло подозрение, что это совершила группа наших несовершеннолетних. И вот их очень жестко отрабатывали: выбивали двери ночью дома, забирали, били жестоко. Дело вела областная прокуратура. Пришли их мамы ко мне, говорят: «Вы же наш участковый, защитите нас». Я говорю: «Мне вас что, от областной прокуратуры защитить? Я что — должен прийти к следователю прокуратуры и сказать: я гарантирую, что это не они»?

И я им сказал: «Вы в Воронеже не найдете по этому поводу правды. Потому что, как только вы станете рассказывать, что ваших детей били, вам скажут: вы хотите, чтобы извергов, которые такое сотворили, мы пожалели за то, что их отшлепали оперативники? Поэтому езжайте выше, где это не имеет такого общественного резонанса». А потом нашли настоящего преступника.
 

Статистика и приписывание

— Показатели — вот что убивает все МВД, вот главная причина деградации. Потому что неважно, что ты реально делал, важно, какие у тебя показатели. А как делаются показатели?

Ну, например, часто жулики берут на себя чужое. С ними чаще всего договариваются — кому-то наркотики приносят, кому-то еще что-нибудь. Есть задержанный за 20 доказанных квартирных краж. И вот его возят из СИЗО по всем отделениям милиции, в результате краж оказывается семьдесят. Потому что украл он на пять миллионов или на пятьдесят — ему же все равно: он никогда не выплатит эти деньги никому. А на срок это не влияет: ему и так по максимуму лет восемь дадут — хоть двадцать, хоть сто будет краж.

И все все понимают, даже судья, как правило. Но формальности же все соблюдены. Преступления как бы раскрыты.

Еще часто пишут явки с повинной, сидя в зонах. Потому что, во-первых, это для заключенного развлечение — это же тебя из зоны вывезли, вокруг тебя опера танцуют: «Сережа, скажи, а вот это не ты сделал? А может, это тоже?» Сережа, естественно, спрашивает: «А что мне за это будет?» — «А чего тебе надо?» — «Мне выпить и с девушкой встретиться». И вот тебе, пожалуйста, выпить, вот закусить, вот девушка в РОВД приходит. Свидание в СИЗО или в тюрьме — это какая-то невероятная вещь, а тут — пожалуйста. Ведь если какая-то женщина пришла в РОВД, она же не к нему пришла, кто знает, что она там у опера в кабинете делает. И опять всем хорошо: и Сережа отдохнул, и раскрытие есть.

Прямо на моих глазах МВД как функционирующая структура деградировало, уничтожалось изнутри. Я помню, у меня участковые поймали бомжа, который где-то украл мобильный телефон. Вечер. Начальник службы участковых говорит: «А я же велел кражу из магазина раскрыть». Знаете, кстати, как они «раскрываются»? Берут человека, того же наркомана, говорят: идешь туда, берешь вот это, а на выходе мы тебя задерживаем.

А еще можно «сделать» грабеж. Для этого нужно, чтобы человек, держа в руках бутылку, в открытую бежал через кассу. А на выходе его уже участковый ждет — опа, грабеж раскрыт! Восемь лет назад такого вообще не было, нам и в голову не могло такое прийти.

У меня есть знакомый опер — специализируется на раскрытии квартирных краж. Он рассказывал, что, когда приезжал на происшествие, всегда в ходе осмотра какую-нибудь незначительную, но приметную вещь — ножичек, старые часы типа «Победы» — тайком уносил с собой. Такую, что и ценности особой не представляет, и в то же время потерпевший опознает и скажет: точно мое. А потом, когда жулика находили, у него это «изымали» — и все, доказательства существуют. И потерпевший доволен — ну как, его вещь у преступника нашли.

И так будет всегда, пока будут считаться цифры. Сотрудник может быть хорошим, может быть плохим, но все, что может быть укрыто, он будет укрывать, потому что это — логика его работы.
 

Как оценивать работу милиции

— С тем, что нынешняя форма отчетности — главная причина деградации МВД, соглашаются все, но правда и то, что большинство милиционеров искренне не понимают, как их самих оценивать по-другому.

Я про это много думал и точно знаю, как можно оценить работу двух служб — ППС и участковых. Пэпээсников — по числу уличных преступлений в районе патрулирования. Понятно, что вы можете быть в одном месте, а на человека напали в другом. Но это один случай, а статистика за месяц все равно даст информацию к размышлению, поможет установить, что, ребята, вот почему-то, когда вы дежурите, тут все время грабят. Два варианта: либо вы не дежурите, либо содействуете. Эта система оценки не вызовет практику отказов в возбуждении уголовного дела. Ведь если меня здесь избили и ограбили, то писать заявление я приду не к ним, а в РОВД, и патрулирующие никак не могут повлиять на то, заявит человек о преступлении или нет. А в РОВД его примут, потому что оценивать по этому заявлению будут не тех, кто принял, а постовых.

Знаю, как выстроить систему оценки работы участковых: только путем опроса населения. У нас есть два единых дня голосования в стране — зимой и весной. Какие бы выборы ни были — ну, добавьте еще один листик к бюллетеням, пусть народ оценит работу участкового. Это пока еще не выборы участкового, но тоже полезно было бы.

Но я знаю, почему этого не будет сделано: а как потом уволить участкового, которого 90% населения оценило хорошо? В нашей, милицейской среде очень часто говорят: да все алкоголики, дебоширы будут против. Я говорю: «На каждого алкоголика, который против тебя проголосовал, будет целая его семья, которая за тебя, если ты к нему меры принимал. И наоборот, если ты приходил к Васе и говорил: “Васек, да чего ты, да ну, бабы — дуры”, — конечно, этот Васек будет за тебя. Но все эти “бабы-дуры” — они против тебя проголосуют».

Вот как уголовный розыск оценить, я пока не придумал. Но это технический вопрос. Есть способ, когда начальник должен сам оценить работу своих подчиненных. Но нынешним нашим начальникам я боюсь такое доверять, потому что, если только от них будет зависеть, каким полицейский будет считаться — плохим или хорошим, там такое начнется…
 

Переаттестация

— Кто непосредственно отвечал за переаттестацию — это одна из самых больших загадок. Когда мы задавали вопрос, а кто, собственно, писал этот аттестационный лист, нам говорили: это ваши руководители. При этом начальник отдела, который на меня вроде составлял аттестацию, сам не был аттестован на свою должность.

На милицейских форумах много пишут о каких-то чуть ли не взятках в процессе аттестации. Но, допустим, назначение на должность участкового или оперуполномоченного в Воронеже никогда не было денежным делом. То есть никогда в отделах кадров за назначение на такую должность денег не просили, потому что, в отличие от ГАИ, на эти должности никогда особенного конкурса не было.

С другой стороны, у меня товарищ в ОБЭП работает, он говорит: вот наши уэсбэшники (сотрудники управления собственной безопасности. — «РР»), условно говоря, 200 тысяч рублей просят за аттестацию. Это, как правило, касается гаишников и оперуполномоченных по линии экономических преступлений — против них ну обязательно что-нибудь будет. Там, по слухам, скандал был на аттестации какого-то омоновца или собровца. Уэсбэшник встал и говорит: у нас против него есть оперативная информация, что он там чего-то нехорошее делает. А он в ответ говорит: а у меня против любого из вас есть информация. И, значит, вроде поскандалил, а потом его молча заочно аттестовали.

У большинства аттестация проводилась именно в заочной форме. Твой руководитель представляет на тебя характеристику, ее обсуждают, и все — утверждают или не утверждают. Но некоторых вызывали на комиссию. Меня, например.

После первой части разговора попросили выйти. И там заместитель начальника городского управления по кадрам — я это уже потом узнал — озвучил, что вот нам из ФСБ пришла информация, что он ездил за границу и продал родину. Я уже после переаттестации добрался до какого-то там начальника отдела ФСБ, который курирует милицию, и он сказал: «Нам ваша аттестация до лампочки, мы ей не занимаемся. Никаких бумаг мы не направляли. И вообще, если бы мы имели информацию, что ты продал родину, мы бы не стали твоему начальнику об этом сообщать, а сами бы тебя арестовали».

Но тогда я вернулся на аттестацию, и у меня спросили: «Какие у вас политические взгляды?» Я говорю: «Демократические». — «А что такое демократия?» Хорошо, рассказал там что-то, что это власть народа. Они дальше: «Как вы относитесь к политическим партиям?» — «Ни в одной не состою». — «А вы за границей были?» — «Да».— «И где?»

И я рассказал: во Франции в прошлом году, в этом году в США. «А как вы туда попали?» Я рассказал, что есть программа «Открытый мир», совместная российско-американская, начинал ее академик Дмитрий Лихачев. «А академик Лихачев ее как частное лицо начинал или как кто?» — спрашивают. Я говорю: «Ну, надо было спросить, наверное. Только он умер. Но я знаю, что программа легальная, меня Московская школа политических исследований номинировала на поездку». — «А что это за организация такая?» Рассказываю. «А кто ее учредители?» — «Не знаю». Это потом я посмотрел попечительский совет: Косачев, Маргелов, Лукин (соответственно председатель комитета по международным делам Госдумы; председатель комитета Совета Федерации по международным делам; уполномоченный по правам человека. — «РР»). Хотя я подозреваю, что большинство из этих людей даже не знают, кто такой Косачев.

А одна дама, что сидела в зале, и говорит: «Это, наверное, что-то типа семинаров “Орифлейм”». Ну, а главный вопрос, который комиссию возбудил, — почему вот вам прислали приглашение, а нам не прислали?

В итоге не аттестовали меня. Говорят: «Вас даже с должности когда-то снимали». Я говорю: «Ну, это было в 95-м году, когда я учился в школе милиции. У нас группа курсантов сбежала, и ясно, что все наряды наказали и меня тоже. А школу я потом окончил с красным дипломом». «Да, это мы видим, — отвечают, — но ведь был же такой факт». И потом, говорят, у вас взысканий больше, чем поощрений.
 

«Вор должен сидеть в тюрьме»

— У нас живут по морали, а не по закону. И в этом смысле фильм «Место встречи изменить нельзя» нанес огромный, непоправимый вред всей милиции. В книге ведь, если «Эру милосердия» почитать, Жеглов — почти отрицательный персонаж, отживающий тип опера, а Шарапов — образец милиционера нового времени. Но Высоцкий за счет своей харизмы все перевернул. И во многом деградация нашей милиции происходила из-за убежденности в верности формулы «Вор должен сидеть в тюрьме»: неважно, какой там закон, какие формальности, — должен сидеть.

В УПК прописано, что все люди, принимающие процессуальные решения, — судьи, следователи, прокуроры — оценивают доказательства «по внутреннему убеждению». Это правовой термин. Так и у нас. Есть внутреннее убеждение. И есть преступления, которые милицейская мораль не признает преступлениями. Бить жулика — не преступление. А разве Жеглов совершил преступление с точки зрения морали, когда подкидывал кошелек Кирпичу? На милицейском форуме опрос проводился: 75% действующих сотрудников милиции ответили, что прав Жеглов, а Шарапов неправ. То есть нарушить закон напрямую с хорошими целями можно, с плохими целями — нельзя. Но мы же понимаем, что хорошая цель или плохая, таким образом, определяю я сам.

И есть несколько психологических стадий, по которым идет трансформация сотрудника милиции.

Первый шаг: ловим карманника, который успел выкинуть украденный бумажник. Просто берем и кладем ему его назад — ведь если не положить, то дела не будет, суд тебе не поверит.

Второй шаг: вообще-то он карманник, но мы его никак поймать не можем, поэтому берем и подкладываем ему кошелек. Логика: а что, позволять, чтобы он и дальше людей обирал?

Третий шаг: он не карманник, вообще-то, а педофил или преступный авторитет — его же надо как-то в тюрьму сажать. И мы ему подкладываем кошелек. Или гранату. Преступных авторитетов всегда брали с гранатами или пистолетами. У нас был реальный процесс: человека взяли из дома в майке и шортах. Мне опера рассказывали, что трижды эта граната выпадала. Он уже с загнутыми руками, ему опер за пазуху кидает гранату, говорит: «Понятые, посмотрите!» — и не успевает ее снизу прихватить, и она выпадает. И только на третий раз сначала ему майку прижали, а потом кинули гранату. Дело было летом, а суд был зимой. На суд ему адвокат принес ту одежду, в которой он был, и говорит: «Если сейчас этот сотрудник покажет, где хранилась граната у человека, то мы признаемся». В итоге человека оправдали. Но при этом огромное количество преступных авторитетов реально пересажали именно таким способом.

Четвертый шаг: он не преступник, но, вообще-то, сволочь, грязный негодяй — подкидываем ему наркотики.

И самый последний этап: он не преступник, но он мне должен денег, он обидел мою девушку, он залил мою квартиру, он не отдал долг моей маме — он должен сидеть в тюрьме.

Если от первого шага посмотреть — до последнего, кажется, пропасть. А пошагово дорога проходится легко. Порог переступания через закон очень низкий, не только в милицейской среде, а вообще в народе.
 

См. также:

Реформа без сознания. От редакции

Сто часов в аду. История чеченца, которого даже пытки не сделали боевиком

Милиция за решеткой. Полное разложение МВД или пустая шумиха в прессе?

Полицейский диссонанс. Как корреспондент «РР» и двое сотрудников ППС ломали систему

Идеальный полицейский. Почему отсидевшего мента надо немедленно снова брать на работу

Обмен с улучшением. Будет ли эффект от переаттестации руководства МВД

Вся правда о следствии. Откровения рядовых следователей и прокуроров о коррупции в силовых структурах, реформе уголовного законодательства и войне между их начальниками

Проводы милиции. Будет ли полиция отличаться от милиции чем-то кроме названия

Маленькая гражданская война. Почему шестеро юношей начали убивать милиционеров

Глазами мента. Чем на самом деле занимается российская милиция

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Иванов Опер 12 ноября 2011
Да все понятно с этим, написал статью для привлечения граждан, так как знает, что это темя для народа больная, вот и выбрал ее
Он общается с 2007 года в интернете, а не работал на участке, поэтому знает какая будет реакция в интернете
Вот приглашают честных ментов
Иванов Опер 12 ноября 2011
Иванов Опер: Вот приглашают честных ментов-youtube.com/watch?v=zqEg-L_gs_E
обедняйтесь и боритесь с такими Хабаровами
Игорь Олегович 8 ноября 2011
Сгубило МВД СССР наначение Министром МВД самого криминального региона Татарстана из которого не вылазили федералы МВД - КГЬ - Прокуроры СССР.

Дебилизация нашего гражданского общества. Почему все забыли спросить с себя. Ведь самоорганизация ощества и социум дожен уважать каждую работу. Вот с приходом вора в кремле Грбачеве все начиналась правильно сказать Курортных Королей (Медунова и Горбачева). Скзать о том что преса не писала - писала и еще как. Телепередач не было - Были. Коротка народная память чего хотели то и получили. Если граждане решили что казнить нелья - надо миловать то эту задачу задачу будут выполнят по закону как напишут ваши депутаты. Если они считают что можно работать 25 в сутки за поганные 6-тысяч пенсионых подставлять голову под пули. Да и закон 131 намекает им о простых мирских истинах.
Его журналисты как атиментовской. Причем преемница РОССЕееЯ решила что там богатые ребята и впоне по силам оплачивать ЖКХ НАЛОГИ и СБОРЫ ТРАНСПОРТОЕ ОБЕСПЕЧЕИЕ КУРОРТЫ БОЛЬНЫЦЫ ДОМА ОТДЫХА МАШИНЫ СВЯЗЬ за 12 тыс. рублей. Если народ не желает кормить свою армию будете кормить чужую. Проще если вы делаете вид что платите то они что рабтают. Даже в лихую годину жестоко холода и денег Ленин сказал начальникам нашим ВСЕДА ДУМАЙТЕ О СОЛДАТАХ что-б он ни в чем не нуждался. ЧТОБ-БЫ БЫЛ ОДЕТ ОБУТ и СЫТ. СЛУЖБА-ВАША и ТОГО БОЛЕЕ ТРУДА!!!

Кто и зачем и за сколько его поставил вот главный вопрос. Назначения и подбора кадров.
С него это надо помнить как СОТРУДНИКУ МИЛИЦИИ страдать поным невеждой как криминалиста. Пока никто не доказал что нет этничекой ОПГ или национальных ПГ. Типа кавказа или ставрополья или краснодара или укрины. Кои уже захватили и Кремль и Думу и Д СУД ПРОКУРАТУРУ МВД. Но почемуто засланый казачки быстро ушли из МВД дорого особенно когда свой Премьер или Презилетн. Да вдобавок КС РФ. Но самое главное звено ПРОКУРОР вот туда и рванули Жулики Аферисты Воры в законе торговая мафия т.н. Курортных Королей (Медунов) (Горбачев и Андрпов) К тому времиени они были главами карев. Они проходили по тн промышляли цехвыми валютными торговыми кражаами. Приписки - это родина и край непуганых крупнейших афер. Сколько там клепали левака. Скока шло в ЦК КПСС!!!
Скольким дали вышку. Особую жестокость проявляии качество и украиннцы. Остальные тоже люили псотрелять. Но эит семью порязвть - ребенка убить сжеть зарезать как все равно барана завалить.
Край непуганных торговой мафмм (теперь биснес) - этот клан самый цинияный - в разборках всегда имел оружие. Где все продавлось от кресел меснтых бонз до рукодящих от суда милици пркурора нотариуса. Кафе магов итп. Ну и родина валютчиков.

Правда смысл - рука руку моет и что главный начальник начальник торга вот это точно. Клановая торговая мафия. Вкл КГБ (Адропова тогда Ставрпольский край).



Пишу как (тогда) курсант - шклы милиции оказывающего помощь местным УВД в данном случае наши колеги (опера ездли на путины гонять браконьеров) М же попал в Ставропльский край. Тогда-же была связка Горбатого и Анропова. Особенно после того как оперативную обстаноку рассказал сам начальник Караевого управления.
Спрашиваем что нужно. Типа так стаус бвл школ милиции федеральный нарпямую министру Щелокову. Вам надо хоть мло мальки навести ПРАВОВОЙ ПОРЯДОК. Проводить задержания будем мы остальное наше слествие и опера.
Парлалельно в это время уже продит сена кресел (правда поначалу созави мутную водичку типа броьбы с торговой мафии) Но увы назначение лидишех у которых морда в пушку еще акунется МВД СССР. ЦК КПСС получает главный афферис Горачев с помощью сложных подковерных инриг. И на пост пока ставится пока Андропов. Тот сразу начинает активную борбу типа деля вид с московской торговой мафией. Для этого создает Следственную группу при Прокуратуре СССР.

Туда входили - Проуроры СССР (только не москсковские и беспартийе). КГБ. Хтиро придуманый план для снятия с кресла тогоже Гришине дал плоды. Пока Горби сидит все таки уже в Московком ЦК КПСС. Андрпов развящывает пнтиржку еще и МВЛ СССР. Против самого Щелокова (русского моск.генерала) задача стала воможной разные куловоды были в первом это т.н. ДНЕПРОВЕСТРОВСКИЙ колона во втором КУРОРТЫЕ КОРОЛИ. Слишком неравная борьба по юридескому весу.
КГБ гораздо мощнее МВД. Вот только один Щероков как порядочный генрал дрался до конца. Не бежал и не стерлаляся как московская тороговая мафия - самый порядочный. По ложному обвинению (посажен на 25 лет) следовтаелем украинской национальноти.
Посему воры в законе и валбтчики собирают сходку цель посадить в Кремль и Думу свое землячество. Те напишут нудные законы а вот млиция зевнула варежкой вседствие вроф. безграмотночти. Автомтаом отпадает носить месым босам дань.


Вот оно кресло. Торговая мафия уже расселась по Кремлемскм кабинетам. Горби вор сел самим главным в ЦК КПСС. Андропв стал ждать свою очередь ВОРОВСКАЯ КОМАНДА АФЕРИСТОВ. Написала все нужные законы торговой мафиии - стали бизнесом - Валютчикики стали Ком БАНКАМИ...

Теперь - отдельная тема украина и казачество быстенько обживают российские кресла. Простие но когда на пост Прокуроров Судов Полиции ФСБ о какое они сделали. Хотя давайте честно говрить - что делвют эти колоны кроме как бизнес крышуют. По факту сам Медведев назанает генералов ервреев и украинцеы. Суд и Проккроры то-же эти упыри. Где русские. Хотя по международному праву это называется ГЕНОЦИД титульного населения.

Не забвая поделится сахарной косточкой с кубанско-украинской бандой козаками. За заслуги по смене кресел. Все уже дано захвечнено все регионы порязила эта БЕЛОГВАРДЕЙСКАЯ СВОЛОЧЬ. Проще сотрудники ваши пра-прадеды не для этого полоили и погибли в сразениеми с басамачами - крианискими бандами ОУНОВЦЕВ - гоняли ВОРОВСКИЕ МАЛИНЫ ценой собственной жизни. Первыми ценной жини защищали с пограничниками СССР и погибли в приграничных райнах при напдении фашистов. Ни один не сдался не убежал.

Как можно служить трехполосой тряпке и символм ОУНОВЦЕВ ЗИНОВЬЕВА С двухголовым орлом и кронной. Сколько сотрудников НКВД и МВЛ СССР поигболо от рук Православной церкви в украине! Это они составли споски актива - кмсомольцев - учителей куда обязетльно входили сотруники НКВД. Сами не прочь ПОПЫ пострелять. Не жалели ни женщин ни детей стара и млада. Сами батюшики на молебнах говорили ПЯТИКОНЧНАЯ ЗВЕДА оскрвенило зелю нашу. Были Бандитами в ссыске у полиции России.
Вот что мудниры вам оскверинили намеренно. Следом ПОЛИЦАИ (по украински). Тогда наверное и кадило вернут и шашка конь нагаойка это очень правдободобно.

Служить рад да прислуживать тошно.
(Суворов)
Равее тот ПАТРИОТ кто боиже-царя харани по утрннее распивет... Нет это воин штиыком и винтовкой землю от ворога защищает. Пока есть аримия мы не победимы. (начальник-князь русской пограничной стражи) Первый руководитель и началник Погран ОХРАНЫ СССР
Иванов Опер 12 ноября 2011
Игорь Олегович: А Хабаров не Татарин ?
Дизель Вин 10 ноября 2011
Игорь Олегович: а теперь еще раз, только без ошиьоу. ниче не понтяно же.
Samson Sam 2 ноября 2011
И как только Хабарову совесть позволяет строить из себя порядочного милиционера!!! Хотя в его случае говорить вообще не приходится - ее у него просто нет! У меня знакомые жили в Левобережном районе г.Воронежа, как раз на участке Хабарова. Так вот он так достал местных жителей своим хамством и бездеятельностью, что на него неоднократно писали жалобы в УВД. Вместо, того, чтобы заниматься работой он ввязывался в гражданские споры между предпринимателями. А кроме того, Хабаров крышевал сбытчиков наркотиков в районе Мостозавода. Именно поэтому у него возникали разногласия с коллегами - боялся, что лакомый кусочек отбирут!!! Вот и решайте, как этот человек может рассуждать о высоких принципах морали в полиции, которых он в принципе никогда не придерживался!
Таблеткин Дмитрий 1 ноября 2011
Очень понравился материал. Давно хотелось заглянуть в подноготную милиции (ныне полиции). Честно говоря, думал, что всё на порядок ужаснее. Хотя некоторые моменты, типа: "А он в ответ говорит: а у меня против любого из вас есть информация. И, значит, вроде поскандалил, а потом его молча заочно аттестовали", безусловно удивили.
Автора сего материала считаю, в худшем варианте можно назвать "раскаявшимся преступником", а по мне так нормальный адекватный русский мужик, терпение которого лопнуло. Как говорили "кипит наш разум возмущённый!"
Моё личное мнение - когда у нас в России перенимут УК Китая, только тогда можно будет надеятся на лучшее. Мечта...
VanDam Gan Clod 1 ноября 2011
Совершенно очевидно, что статья была написана репортером по заказу кого-нибудь типа: Московской школы политических исследований или фонда "Открытая Россия". Конечно, проблемы, которые поднимаются, имеют место быть, но их целенаправленно раздувают - чуть ли не поголовно все так работают. Не все так работают, как этот псевдо демократ Хабаров! Он и в политику подался после того, как его в начале века задержали за взятку. Тогда, правда, ему удалось избежать уголовной ответственности из-за недоработок ОСБ и прокуратуры. После чего продолжил свое почетное дело - стал избивать граждан на опорном (видимо по другому работать просто не умел - ума не хватало). И правильно сделали, что Хабарова в полицию не взяли! Так что, господа демократы-демагоги - не того героя выбрали!!!
Tarasov Sergey 1 ноября 2011
«Вор должен сидеть в тюрьме» - смешно это слышать от такого человека, как Хабаров! Я сам служил в Воронежской милиции и слышал, что работая в МРО по ДТП УВД Воронежской области Хабаров был уличен в хищении зарплаты из сумки своего руководителя. Дело тогда замяли не желая портить авторитет подразделения, но из следствия его выгнали с треском. Как потом выяснилось, у курсантов школы милиции, обучавшихся вместе с Хабаровым, тоже пропадали деньги из карманов. Хабарова тогда побили, но до официального разбирательства дело не дошло.
Дизель Вин 31 октября 2011
Все что сказано - это ПРАВДА. Я прошел аттестацию, но меня сократили. Работал 9 лет. Это все мне очень знакомо. Ничего не понимающие подполковники и полковники требуют от подчиненных такого кошмарного бреда в своих показателях, что становится страшно за родину. А что будет дальше если это продолжиться. Не раз к нам обращались граждане с просьбой помочь (писали заявления), но позиция начальства такова - нам "эти нарушения" (имеются ввиду фиксации действий правонарушителей по заявлению граждан) не нужны. т.к. мы "закрыли" квартал. И собственно никого не волнует, что квартал еще только начался, а нас уже заставили многоэпизодник "разделить", чтоб начальник отчитался в конце года перед "генералами" какой он результативный шеф и его отдел просто "спецназ". И приходилось такие жалобы "аннулирровать" за малозначительностью, отсутствием состава или куда еще проще послать эту жалобу в конце своего срока реагирования (месяц) по территориальности или подведомственности (заведомо ошибочно, что важно). ЭТО ПОВСЮДУ. Вся работа заключалась в формальности сделать "цифры", а на граждан посрать начальству, они с ними не встречаются. А простые подчиненные среднего звена (обычно до майора) хотят помочь, но не могут. На автора сейчас конечно спустят всех собак - уверен. Хочу обратиться к тем, кто говорит "а что же ты раньше молчал?". Вы на своих коллег стучите? Вы готовы настучать на своего начальника публично (по другому не получится - если не уволит , то убьет)? Вы сами то уверены в том что система, в которой сами работаете, совершенна? Вы же все понимаете что если начнете кричать налево и направо о нарушениях внутри своей службы (работе), то конец карьере. А то, что он сейчас об этом говорит, так это оно и понятно - до пенсии доработать не дали (ну или за державу реально обидно, хотя мне вот уже после такого пинка под зад самому уже посрать). Роман, держись. Ща тебя пресовать начнут, чтобы только слова свои назад взял.
Дайнеко Евгений 26 октября 2011
нынешнюю полицию только ленивый не пинает, в том числе и сами слуги народа. С нового года, когда платить станут больше (в этом, учитывая скорые выборы, сомневаться не приходится), пинать будут еще сильнее, и плевать смачнее. А вот интересно посмотреть статистику преступности после сокращения количества полицейских. Не ту, которую с высокой трибуны Нургалиев читает, а реальную. Я уверен, что всплеск уже идет. В Новосибирске гаишников не хватает, экипажей по оформлению ДТП всего два, по одному на правый и левый берег Оби. А разбор в ГИБДД происходит как контрольная по литературе: "Так, вон там на стенде образцы объяснений, пишите, через 10 минут приду проверю". потом придет, заберет, посидит, выйдет: "Так, ты виноват, ты нет, вот протокол, до свидания". Вытрезвители сократили совсем уже, пьяных никто не собирает, скорой пофигу они, полиции некуда везти, отсюда замерзшие зимой, пьяные драки, поножовщина на улицах. Страшно
Google avmukhin@gmail.com 25 октября 2011
Статья вызывает почти физическую боль. И ведь непонятно, что делать-то, как противостоять?
Google valentin.loginov@gmail.com 23 октября 2011
Читать страшно, но, к сожалению, в описанное веришь. Просто потому, что все свои наблюдения совпадают с перечисленными симптомами.

И оттого ещё страшнее читать...
Tikhonov Robert 23 октября 2011
Да, большинству граждан и не снилось то что, происходило в ментовке последние 10 лет, и происходит до сих пор.
Сейчас эта структура - основной источник преступности в РФ.
Третий год у меня длятся с этой структурой, чем дальше - тем интереснее.
Tikhonov Robert 23 октября 2011
Tikhonov Robert: *длятся судебные процессы
Blogspot 23 октября 2011
Нургалиев может это: Этого достаточно для власти жуликов и воров
Неизвестный Сергей 22 октября 2011
поддержу yuri.krylov@gmail.com
типичное лицо (мурло) милиции (полиции) видимо - лучше бить, чем думать, еще пенсию сидит получает поди маер хренов (чтож столько лет молчал)

а вообще - хорошо за откровенный и правдоподобный материал, нургалиеву надо почитать, правда я не знаю он умеет или нет читать
Tikhonov Robert 23 октября 2011
Неизвестный Сергей: думаю, что он как раз без пенсии сидит.
204 Иван 22 октября 2011
Все правда. Особенно про набор "блатных" и военных. Про реформу нечего говорить. Структура вновь созданная хуже той что была. Да вообще, начинать нужно с реформирования законодательства. Правильно герой статьи сказал что прав у милиции (полиции) все меньше а требуют от сотрудников все больше. Примеры - педофил в Благовещенске и убийство Е.Свиридова. Милиция в тех ситуациях отработала как должна была, а все равно ее сотрудники остались крайними.
Без радикальной реформы законодательства и всей правоохранительной системы (не только МВД) ничего не изменить
Сауронович Саурон 22 октября 2011
Ладно. Со святыми ментоброцами все понятно. Население не может без отвращения смотреться в зеркало. Роман вот вопрос важнейший задает-на каком уровне руководство перестает понимать что на земле происходит. Сдается мне товарищ майор лукавит немного не со зла. На земле-то как раз видно как и кто начинает расти. Ну кто растет "как положено" конечно. Растут за результат-шкурный ли, обычный ли. При нашем положении вещей настоящим, значимым, обеспеченным начальником станет такой персонаж, который не то что чистуху из жулика-березовый сок из полена выколотит. Ну, кто хоть раз бывал у генерала на ковре поймет меня сразу. Голая эффективность, мечта капиталиста.Так что, станный вопрос для земельного с таким стажем-все руководство знает и помнит. Сам же прекрасно знает что "ПРОБЛЕМЫ НЕГРОВ ШЕРИФА НЕ Е...Т "
Невмержицкий Крештоф 24 октября 2011
Сауронович Саурон: ну-ну. сам их этих? Я тебе так скажу- человек,идущий, нпрмр, в ГИБДД идет не жить на зп в 15 тысяч, а ВОРОВАТЬ. изначально делая такой выбор в душе- "да. я иду воровать и брать взятки. работать честно я не буду."- и все отмазки "жизнь такая" не работают. У каждого свой выбор. есть люди, а есть чмо. вот чмо там и работает,в основном. а,нет. "служит".
Google yuri.krylov@gmail.com 22 октября 2011
"Если бы не били, никогда бы это преступление не раскрыли."
такой же деградант как и его коллеги. Так же катился под откос с остальными. Его послушать, так если преступников(или людей за них принимаемых) не бить, то преступления раскрыть невозможно. Оправдывают свою лень, глупость, неумение и нежелание работать. А поет красиво - потому что выперли. Сидел бы в системе - молчал бы в тряпочку.
рогов вася 28 октября 2011
yuri.krylov@gmail.com:
Вы, товарищ, вообще не знаете о чем говорите.... Не понимая сути вопроса комментируете...
Сбруев Глеб 22 октября 2011
Филипп Чапковский, Екатерина Нагибина. Спасибо за материал, настоящий диагноз.
Захаров Павел 21 октября 2011
Ушел из уголовного розыска в 1998 году. Проработал не так много, чтобы называться "стариком", но достаточно долго, чтобы понять, как устроена система и видеть дальнейшее ее развитие (то есть, собственно, деградацию) со стороны. Со сказанным в материале целиком и полностью согласен. От себя добавлю - МВД дошло до такой степени разложения, что ОНО УЖЕ НЕ РЕФОРМИРУЕМО В ПРИНЦИПЕ. Его можно только распустить. Только где взять новых людей с не запачканными мозгами? Уверен, что внутри системы они есть. Правда, отбирать их должно не само ведомство, которое занято вопросом СОБСТВЕННОГО ВЫЖИВАНИЯ, а общество, подсистемой которого (точнее, конечно - государства) являются правоохранительные органы. Но опять возникает проблема - наше государство уже само не способно излечиться. Оно, по сути, противопоставило себя обществу. Итог не утешителен - скоро все закончится. Не может ЭТО жить вечно. Эта гангрена сожрет себя сама изнутри. Одного хочется - когда этот гнойный чирий лопнет - надо быть подальше. Чтобы не забрызгало.
Егоров Валерий 21 октября 2011
Отбор участников программы "Открытый Мир"

Программа "Открытый мир" предназначена для общественных лидеров, а так же для представителей различных уровней государственной власти, академического сообщества, некоммерческих организаций и деловых структур. Программа, прежде всего, расчитана на кандидатов, которые, несмотря на свой относительно молодой возраст, уже проявили себя как профессионалы своего дела, показали свои сильные лидерские качества, а также заинтересованы в изучении американского опыта.

Кандидаты по возможности должны быть готовы по возвращение в Россию поддерживать отношения с представителями принимающих организаций и своими коллегами из Соединенных Штатов. При отборочном процессе будет приветствоваться наличие у кандидатов идей по осуществлению совместной деятельности или других подобных проектов.

Вот и все разговоры о реформе МВД...
Егоров Валерий 21 октября 2011
Я 20 лет отслужил в МВД и было всякое. Но после прочтения этого "интервью", хочется сказать одно, если бы все участковые в России или на территории бывшего СССР были такими умными, то мы жили бы в другой стране.В основном журналист пишет все правильно, но я поступал в 1991 году в Высшую Школу МВД СССР в г. Горький и уже начали принимать девушек(2-й год) и тех, кто не служил в ВС. А вообще если что-то менять, то нужно менять саму идеологию, а сейчас она ничем не изменилась, только бумаг в ОВД стало больше и не свойственной МВД работы.Короче-политической воли у руководства страны не хватает.
Пахомова Марина 21 октября 2011
В целом очень интересное интервью,детальное, так сказать,но опять сплошной негатив выливают на народ :система, мол, сгнила.предвзятое отношение к милиции - у большинства - сложилось под влиянием отечественных сериалов и желтых СМИ (РР не имею ввиду). Остальное меньшинство стало жертвой сволочей, которых достаточно в любой профессии , особенно в государственных учреждениях.Проблем в правоохранительной сфере столько же, сколько в образовании, медицине и т. д. и т. д.Но все привыкли кричать:ну и что, что я живу не честно, а вот менты -вообще козлы!ну и что, что я украл, а вот менты - вот это козлы!Нашли козлов отпущения.Надо говорить о том, что общество гниет потихоньку, и жить надо честно каждому, и детей своих воспитывать так, чтобы из них потом честные люди вырастали.
Колыванов Никанор 21 октября 2011
И снова видна главная причина нынешней жизни - никто не хочет брать на себя ответственность. Жалкие, ничтожные люди...
Невмержицкий Крештоф 21 октября 2011
Ущербное мышление ущербного человека в ущербной системе. От сумы и тюрбмы не зарекаюсь,но работать в МЕНТОВКЕ- извините. никогда.
Ольга 20 октября 2011
Палочную систему не отменят никогда. У нас в образовании идет страшная фальсификация, а милиция вообще без нее работать не может, потому что наши руководители , прости, Господи, могут только бумажки перекладывать. Вообще не видела ни единого хорошего признака от этой реформы, только количество бумажек из органов МВД увеличилось, да наш инспекторов по делам несовершеннолетних осталось ровно два. А это на минуточку - триста тысяч жителей.
Чем больше в этой стране живу, тем крепче убеждение: от властей нужно держаться подальше и в случае чего меня никто не защитит, рассчитывать нужно только на собственные силы. Правда, тогда я не понимаю, почему я должна подчиняться законам этого государства, платить ему налоги?
Может, дело в том, что я сибирячка?
Кадышев Данил 20 октября 2011
"Речь не идет о том, что взяли человека и начали его бить ногами от скуки или чтобы он взял на себя чужое преступление", "Бывают Ошибки". Как-то ограбили соседа (вынесли телевизор и кое-какую мелочевку), виновным почему-то посчитали меня, студента из благополучной семьи. Сутки просидел в отделе, где применяли разные пытки (причем упражнялись разные люди). Но признание не подписал. Родители вытащили меня чуть ли не с боем. Доказать пытки не удалось, т.к. не было следов. Вот такая ошибочка, с оставшейся ненавистью ко всем стражам закона.
"Бьют во всех странах" - отличная отговорка от человека, защищающего закон. и ведь не думает, что может также попасть родственник, сын. Конечно, ведь есть связи, и с ними такого не приключится. В общем такая же тварь, как и все, только еще и на публику работает.
Google uumhabarov@googlemail.com 20 октября 2011
Кадышев Данил: "Но, повторюсь, в большинстве случаев милиционеры, которые бьют, исходят из внутреннего убеждения, что перед ними преступник." Но и они тоже преступники.
Внимательно прочитали?
Хоть слово в оправдание этого беззакония нашли?
Кадышев Данил 21 октября 2011
uumhabarov@googlemail.com: Да, прочитал внимательно. Только, г-н Хабаров, Вы говорите об этих избиениях, как сторонний наблюдатель, а не как непосредственный участник. Возможно (но маловероятно), что сами Вы и не избивали людей, но Вы это все видели и знали. И предпочитали не вмешиваться в грубейшее нарушение закона, несмотря что Вы и были тем самым законом. Чем лучше милиционер, избивающий человека (пусть даже преступника), этого самого преступника? Но одних Вы ловили, сажали, а на коллег закрывали глаза. Почему не боролись с преступника-коллегами?
Еще раз: "Речь не идет о том, что взяли человека и начали его бить ногами от скуки или чтобы он взял на себя чужое преступление", "Бывают ошибки" - разве это не попытка оправдать? Конечно не прямая попытка, но косвенная.
Поэтому то, что Вы конкретно (опять же возможно) не участвовали, но при этом знали и молчали - ничуть Вас не отделяет от тех остальных, Вы в таком же ответе.
Google uumhabarov@googlemail.com 28 октября 2011
Кадышев Данил: Ни в коем случае не попытка оправдать. Я констатирую факты. Когда кто то говорит о болезни (не важно, своей или чужой) разве слушатели требуют от рассказчика охов, ахов и стенаний по поводу ужасной болезни и незавидной судьбинушки больного? Разве они обвиняют рассказчика в сочувствии болезни и оправдании вредоносной деятельности микробов?
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение