--

Цена добра

Впервые обнародована оценка российской благотворительности

23 430 064 тыс. рублей — таков подтвержденный объем средств, которые были в распоряжении 107 российских благотворительных фондов в 2010 году. «Форум Доноров» впервые подсчитал деньги институциональной благотворительности в нашей стране.

Виталий Лейбин
×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

26 октября 2011, №42 (220)
размер текста: aaa

«С моей точки зрения, сущест­венно за последний год то, что часто происходит бум частных пожертвований “на случай”», — считает исполнительный директор фонда «Дорога вместе» Татьяна Задирако. Действительно, нево­оруженным взглядом заметен бум благотворительности, волонтерства и другой деятельности «для души» (см. например, десятку «общественников» в ежегодном исследовании «Самые авторитетные люди России», «РР» № 38 от 29 сентября 2011 года).

С другой стороны, виден разрыв между массовым желанием отдать свои деньги и время на какое-нибудь доброе дело и отсутствием простых и ясных способов осуществить это желание. Опрос «РР» на только что прошедшей конференции «Форума Доноров» подтверждает, что главным тормозом развития благотворительности является не нежелание граждан и даже не государственные препоны, а «недостаточно развитая инфраструктура благотворительности (граждане и корпорации готовы платить больше и тратить эффективнее, если бы знали как)».

Поэтому исследование институциональной, то есть легально оформленной, благотворительности — большой шаг в сторону увеличения публичности и прозрачности этой сферы.

Действительно, с пониманием масштабов благотворительности у нас проблемы. Так, международный фонд CAF (Charities Aid Foundation) отдает России только 138-е место в мире по благотворительности и волонтерству, что, кажется, противоречит ощущению оживления в этой сфере в нашей стране. Такое несоответствие отчасти связано с тем, что присутствие благотворительности в открытой российской статистике обнаружить, мягко говоря, нелегко.

Для своего исследования «Форум Доноров» использовал базу данных Минюста, куда вошли официально зарегистрированные фонды. В начальной выборке была 901 организация, из них 603 оказались живыми, то есть реально присутствовали по указанным в отчетах адресам и телефонам, отвечали на звонки, говорили с интервьюерами. Из них только половина — 301 фонд — была благотворительными организациями искомого типа, то есть действительно распределяла средства помощи.

С реальными бюджетами фондов было еще сложнее. По словам Натальи Каминарской, представлявшей доклад, статистика Мин­юста содержала массу неточнос­тей, вплоть до того что «тыс. руб­лей» были перепутаны с просто рублями. Поэтому исследователям пришлось работать методом прямых интервью и заниматься самостоятельным анализом бухгалтерии фондов. Для количест­венного исследования удалось собрать информацию по 107 фондам, и их совокупный бюджет как раз и составил 23,4 млрд рублей.

Много это или мало? В масштабе российской экономики вообще — очень мало. Но, во-первых, столь крупные расходы на благотворительность были впервые достоверно подтверждены (и то только для части фондов). А во-вторых, это часть благотворительности в узком смысле, именно фондовой, институциональной.

Но благотворительная деятельность небольших групп активных и инициативных граждан, помогающих на свой страх и риск, не может заменить простых и легальных способов сделать хорошее дело для массы людей, у которых нет времени или сил на подвиги. А это как раз дело легальных прозрачных и крупных фондов, занимающихся сбором и распределением средств.

Ситуация с регулированием этой сферы постепенно также меняется. Руководитель Российского фонда помощи Лев Амбиндер даже назвал «событием десятилетия» встречу президента с благотворителями, после чего был принят ряд налоговых изменений, облегчающих благотворительность. Не так давно появилось законодательство о фондах целевого капитала (эндаументах): если в 2007 году таких фондов в стране было 13, то на начало 2011 года — уже 60.

Регулирование у нас все еще запутанное — и в части налогов, и в части регулирования платежей и платы за услуги банковских посредников, и в части эндаументов (почему-то разрешены только денежные фонды целевого капитала, хотя самая популярная форма в мире — благотворительность на доходы с недвижимости). Но процесс, кажется, пошел.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение