--

Лениниана и земляничный торт

13 февраля 2012

За одну неделю я посмотрела три театральные премьеры. Все они о русском человеке и о времени. Правда, не о нынешнем

×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

размер текста: a a a

Молодой режиссер, выпускник мастерской Каменьковича Сергей Аронин дебютировал со спектаклем по роману Анатолия Мариенгофа «Циники» в театре Моссовета.

Спектакль очень русский и очень про 1920-е: пенсне, бархатные пиджаки, совслужащие в картузах и тут же имажинисты что-то запредельное выкрикивают. На фоне гражданской войны — любовный роман, где для возлюбленных тащат муку и пшено, родители-эмигранты завещают сторожить квартиру и выйти замуж за большевика, декретом Совнаркома запрещают мороженое, девятнадцатилетний мальчик бежит в армию генерала Алексеева, а интеллигентка в припадке активности идет формировать агитационные поезда… Вся любовь — молодого щенка и взбалмошной красотки — погружена Мариенгофом в ткань времени: чехословаки берут Самару, из Рязани в Москву отгружают вагоны жмыха, а два придурка на фоне исторического катаклизма на кушеточке, чудом не экспроприированной, читают Петрония. Очень по-русски.

В Школе драматического искусства — новый спектакль Дмитрия Крымова «Горки-10». Ленин работает в своем кабинете. Падает снежок, горят кремлевские рубины — как на картине Исаака Бродского… Это уже смешно, а после троекратного повторения сцены обсуждения планов ГОЭЛРО комедия превращается в гротеск. Дзержинский гладит дохлую кошку, а Крупская в сердцах — раз! — и выбрасывает ее в форточку. Инженер Забелин, собака, упорствует и не хочет показать, где советской власти ставить электростанции, а Ленин впадает в истерику и давай на него с кулаками. Потом Ленин становится карликом, а Дзержинский — кентавром.

Крымов не просто попрощался с Лениным и вынес его из мавзолея. Он как бы показал: кто травил анекдоты про Ленина? Кто знал зловещую правду о нем? Кто лез с присягами? Правильно, интеллигенция. И она все еще присягает. Или не присягает. И перед каждым интеллигентом до сих пор выбор: написать в фейсбук «вот почему я иду на митинг» или «вот почему я не иду на митинг». А кто отмалчивается — сволочь. В России нет полутонов: или сон, или баррикады.

Социальная ирония — наше все. Русский человек, может, потому весь ужас и переживал, что окружающий его общественный гротеск воспринимал с иронией. И что ему это дало? Мне кажется, что эта крымовская лениниана — не просто чтобы показать нам, как история повторяется. Господи, да Толян под гастрономом вам это скажет! В спектакле Крымова старшина Васьков из «А зори здесь тихие» заботливо учит девочек наматывать портянки, а потом отправляет их на смерть. Зачем? Потому что время такое, или потому что русский человек такой, или потому что советское искусство показывает именно такую историю?

Вот что я понимаю из Крымова: советское — не самое гуманное искусство в мире. Оно не менее кровожадное, чем истории всяких Ифигений, Медей и Клитемнестр. Не нужно сетовать об утрате большой советской культуры. Нужно с ней работать. Потому что это — про нас. По-прежнему, к сожалению.

Наконец, Константин Богомолов, до этого поставивший скандального «Лира» в питерском «Приюте комедианта», переместив шекспировского короля в контекст советских 40-х, после чего театральная интеллигенция расплевалась даже покруче, чем на тему митингов, поставил в МХТ «Событие» Набокова.

Германия 30-х, по улице бродят полуобморочные фрики и пишут на вывеске ломбарда «Jude», а под этой серой призрачной улицей русская эмигрантская интеллигенция преспокойненько читает стихи из цикла «Озаренные озера», пьет чай с земляничным тортом и решает свои проблемы: из тюрьмы вышел любовник, который однажды стрелял в припадке фатальности, может и повторить.

Набоков, который яростно выступал против социального в искусстве, в прозе своей регулярно посылал проклятия в сторону отобранной у него Лениным страны, где остались и имение, и утро Петербурга, и муфта матери, и тугая коса первой возлюбленной. И в веренице своих героев показал русскую интеллигенцию во всей ее красе, от тоскующих интеллектуалов до суетливых пошляков, болеющих душой за Россию.

Сразу после последнего митинга на Болотной я пришла к подруге на день рождения. Было ужасно весело: вспоминали, чей лозунг был лучше, кто как был утеплен термобельем и кто, как и кому возил в РОВД еду и воду. Я тоже, говорят, ораторствовала. А кто я? Да интеллигенция. Как всегда в России, с очень большой иронией.

Ну, и с пониманием того, что происходит.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
//
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение