--

Поработали и хватит

Насколько новым будет новое правительство России

Состав правительства Дмитрия Медведева станет известен еще до инаугурации, пообещал на днях Владимир Путин. Это вроде бы должно означать, что по большинству кандидатур тандем договорился. Но на самом деле аппаратные дискуссии и консультации в самом разгаре, и предсказать расклад сил в новом правительстве очень сложно.

Андрей Веселов
×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

27 марта 2012, №12 (241)
размер текста: aaa

Чье это будет правительство

Новое правительство России будет «двухъядерным», «людям Медведева» в нем придется уживаться с «людьми Путина». Главная интрига формирования правительства — насколько равноценными будут эти «ядра». «Совсем не равноценными, — уверен генеральный директор Центра политической информации Алексей Мухин. — Большое ядро составят креатуры Путина, а малое — Медведева».

— Медведев не будет самостоятелен в выборе министров, — соглашается член научного совета Московского центра Карнеги Николай Петров. — Пара человека могут с ним прийти, но на этом его способность включить в правительство своих людей закончится. Он, видимо, будет обладать неформальным правом вето, может требовать чьей-то замены, но одно дело — отрицательное влияние на формирование состава кабинета, и совсем другое — положительное.

От Медведева в правительство, скорее всего, войдут нынешние помощники президента Аркадий Дворкович и Михаил Абызов.

Кроме того, по некоторым данным, Медведев пробивает учреждение в правительстве для своего человека поста вице-премьера, который курировал бы правовой блок. В первую очередь речь идет о Минюсте и о работе над дальнейшим реформированием Уголовного и Административного кодексов, в целом над либерализацией законодательства, начатой Медведевым-президентом. В качестве возможного кандидата на этот пост называют главу думского комитета по конституционному законодательству Владимира Плигина.

— Дмитрий Анатольевич очень хотел бы оставить за собой и полный контроль над МВД, потому что он запустил реформу этой службы. Но сделать это будет крайне сложно. МВД, как и все силовые ведомства, напрямую замыкается на президента, — рассуждает вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин. — Скорее всего, за Путиным останется как раз силовой блок, ТЭК и Минфин, то есть структуры, которые отвечают за безопасность, «зарабатывание» денег и распределение денежных потоков. А Медведеву отойдут менее значимые ведомства.

Часть полномочий в кабмине нынешний президент пытается отбить довольно оригинальным способом. Он дал правительству ряд поручений, исполнять которые придется уже после мая. А значит, фактически он дал поручения самому себе. Касаются они борьбы с коррупцией, приватизации, работы госкомпаний. Медведев демонстративно как бы резервирует эти поля деятельности для себя.
 

Как сильно изменится правительство

С одной стороны, еще осенью прошлого года Медведев обещал сформировать «кардинально обновленное правительство, состоящее из новых людей», а несколько дней назад на заседании рабочей группы «Открытое правительство» по формированию будущего кабмина заявил, что оптимальный срок чиновника на одной должности составляет от трех до шести лет. Понятно, что через такой фильтр большинство действующих министров не проходит.

С другой стороны, Путин делал заявления прямо противоположные: «Нельзя, раскручивая тезис об обновлении, уничтожить кадровый костяк». И даже в характерном для него стиле назвал такие шаги «очень опасной штуковиной». Расхождение в этом вопросе между членами тандема понятно и объяснимо. Серьезно обновленное правительство увеличивает в нем потенциальное влияние Медведева. Консервирование текущего путинского состава естественным образом закрепляет влияние Путина.

Если формировать новое правительство, ориентируясь на мнение россиян, его придется поменять практически на 90%. Такой вывод можно сделать из опроса, проведенного по заказу «РР» (см. схемы). Таким образом, точка зрения Медведева формально является более демократичной и народной.

Запрос общества на новые лица в правительстве силен. Показательно, что практически все министры и вице-премьеры имеют «отрицательный рейтинг» (см. таблицу 2), то есть число их недоброжелателей заметно превосходит число тех, кто доволен их работой. А рейтинг положительный или близкий к нулю имеют только три человека: политический старожил Сергей Шойгу, который не устает спасать страну, глава МИДа Сергей Лавров — лицо активной внешней политики России, а также Дмитрий Рогозин, на рейтинг которого пока больше играет не его недолгая работа в ранге вице-премьера, а прежний политический капитал. Антигероями опроса ожидаемо стали министры образования, здравоохранения и обороны — те, чью деятельность общество критикует больше всего.

Фонд «Петербургская политика», который подготовил аналитический прогноз состава нового правительства, тоже отмечает, что в зоне риска находятся фактически все действующие министры. Сложившаяся ситуация уникальна и не имеет аналогов в современной российской истории, например при формировании правительства в мае 2008 года сменились лишь три министра. Однако это не означает, что правительство полностью поменяется. «Можно допустить, что политическая и психологическая неготовность к тотальной замене руководителей кабинета будет способствовать сохранению находящихся в зоне риска министров на нынешних постах — с учетом пожелания Путина о сохранении “костяка” команды», — отмечают эксперты «Петербургской политики».

Политическая ситуация объективно требует более публичного правительства с политически ответственными министрами, способными самостоятельно принимать решения и взаимодействовать с разными группами общества, в том числе недовольными, бороться за собственный общественный вес и популярность. Более того, этот процесс отчасти пошел. Поле неформальных консультаций расширяется, даже с участием непопулярных министров. Так, например, «РР» уже рассказывал о встрече министра Голиковой с простыми врачами («Министерство врачам доверяет», «РР» №11 от 22 марта 2012 года). Но, с другой стороны, есть факторы, которые делают задачу создания «правительства народного доверия» почти утопической. Например такие: привычка Владимира Путина к правительству «экспертов», «технократов», а не политиков; склонность даже министров к работе с «бумажными» формальными нормами, а не с реальными объектами управления; их способность уходить от ответственности со ссылками на дефицит полномочий; недостаток популярных в народе кадров; политическая слабость реальных авторитетов в профессиональных сферах перед лицом бюрократии. Со всеми этими проблемами можно и, наверное, придется работать, но к маю их точно не устранить.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение