Фотография: Кирилл Лагутко для «РР»

7 вопросов Михаилу Гельфанду

доктору биологических наук

О протестующих ученых

Вышел юбилейный, сотый номер газеты ученых и научных журналистов «Троицкий вариант — Наука». В политической жизни прошедшей зимы ее активисты сыграли заметную роль, довольно жестко заявив позицию научного сообщества: против нечестных выборов и фальсификаций, а также против бюрократии и коррупции в науке.

Дарья Золотухина поделиться:
10 апреля 2012, №14 (243)
размер текста: aaa

1. Можно ли говорить, что после всплеска протестных настроений в декабре — марте научное сообщество стало более активным, сплоченным, гражданственным?

По ощущению — да, но это может быть желаемое впечатление. Чтобы оценить объективно, надо смотреть на длительном отрезке времени. Видно, что все большее количество ученых включаются в общее протестное движение. Например, девять моих сотрудников работали наблюдателями на прошедших выборах.

2. Во времена перестройки именно в академической среде формировалась значительная часть либеральной активности. А насколько сейчас политизированы ученые?

На митингах я видел много своих знакомых. Причем я бы не сказал, что это политизированные люди. Они не слушали выступающих, не видели всех этих лозунгов. Они просто сочли своим долгом выйти и показать, что они существуют.

Я выступал на проспекте Сахарова — моя речь была буквально на три минуты и абсолютно немитинговая. После этого ко мне на разных конференциях, семинарах подходили коллеги и говорили, что это было одно из немногих выступлений, которое в эмоциональном и психологическом смысле оказалось им близко. Наука политизирована не в том смысле, чтобы быть против режима с Навальным или Немцовым, — эти люди скорее раздражают, воспринимаются как необходимое зло. Она политизирована в смысле ощущения сообщества — того, что ты не один.

3. Работники интеллектуального труда вообще и ученые в частности должны следить за политической повесткой дня?

Нельзя сказать, что они кому-то это должны. Но чем лучше человек образован, тем больше к нему можно предъявлять претензий по части гражданственности.

4. Можно ли как-то очень кратко сформулировать претензии ученых к нынешней власти?

У меня нет мандата говорить от имени всех ученых. Внутри научного сообщества есть разногласия, основной пункт которых — финансирование. Есть точка зрения, что денег на науку выделяется достаточно, но вот расходуются они нерационально, непрозрачно. Даже не обязательно распиливаются — можно просто закупать приборы, на которых никто толком не работает. Другая точка зрения прямо противоположная: наука недофинансируется, и надо выделять больше средств, скажем, Академии наук.

Я же придерживаюсь позиции, что сначала нужно навести порядок, а уже потом решать вопрос об увеличении финансирования. Сейчас у нас парадоксальная смесь капитализма и социализма. С одной стороны, действует социалистический принцип, когда средства равномерно размазываются независимо от продуктивности сферы вложений. С другой стороны, тут же, поверх него, действует принцип дикого капитализма, когда деньги раздаются тем, кто близок к властным структурам, либо сам имеет административный ресурс, либо просто умеет ловко врать. Нужна нормальная конкурентная среда, грантовая система, прозрачная — для больших проектов международная — экспертиза. Ничего нового тут нет, это обсуждается годами.

5. А есть ли единство среди ученых по поводу того, какие проекты надо финансировать в первую очередь?

Здесь тоже мнения разные. Кто-то будет говорить: давайте мы не будем кучу денег вбухивать в очень затратные проекты — например, по физике высоких энергий, — а лучше увеличим гранты РФФИ (Российский фонд фундаментальных исследований. — «РР») и сохраним те не очень многочисленные группы, которые сейчас работают на приличном уровне. Другие будут возражать: в эти проекты обязательно надо вкладываться, иначе мы отстанем от других стран в фундаментальных областях. То же самое с пилотируемым космосом. Кто-то считает, что космос — это наша торговая марка, и ее надо сохранять, а кто-то — что сейчас это бесполезная трата денег.

6. Почему научное сообщество не может выработать общую позицию?

А почему вообще по всем пунктам должна быть общая позиция? Проблема ведь не в этом, а в том, что нет открытого, гласного обсуждения. В этом, собственно, проблема всей страны, а не только науки.

7. Не мешает ли общественная активность заниматься наукой?

Мешает. А другим людям она мешает заниматься бизнесом, писательством, сельским хозяйством и далее по списку. Но я думаю, что тот беспредел, который творится в стране, неминуемо будет провоцировать дальнейший рост общественной активности — и в виде публичных выступлений, и в виде каких-то частных инициатив.
 

Общественная активность ученых

1 апреля 2008 года

Вышел пилотный номер газеты ученых и научных журналистов «Троицкий вариант». В нем было опубликовано открытое письмо президенту Российской Федерации с протестом против введения преподавания религии в государственных школах и ученых степеней по теологии.

28 сентября 2009 года

Открытое письмо президенту с требованием обратить внимание на состояние российской науки. «Мы считаем своим долгом обратить ваше внимание на катастрофическое состояние фундаментальной науки в стране. Регресс продолжается, масштабы и острота опасности этого процесса недооцениваются. Уровень финансирования российской науки резко контрастирует с соответствующими показателями развитых стран. Громадной проблемой для России был и остается массовый отток ученых за рубеж», — писали авторы послания.

21 мая 2010 года

На Scientific.ru начался сбор подписей под письмом президенту с требованием упорядочить конкурсное финансирование науки. «В качестве первого шага мы призываем Вас дать поручение обеспечить нормальную деятельность научных фондов и увеличить их бюджет минимум в два раза уже в следующем году, а также внести поправки в Федеральный закон № 94-ФЗ от 21.07.2005 г., которые отражали бы специфику научно-образовательной сферы», — гласил его главный постулат.

26 апреля 2011 года

Публикуется открытое письмо молодых ученых Дмитрию Медведеву с просьбой изменить ФЗ-94 «О госзакупках». «Самой острой проблемой, грозящей полным параличом многих исследований, стало требование закупать любые реактивы через систему тендеров», — писали ученые президенту.

13 октября 2011 года

Митинг ученых на Пушкинской площади против нерационального финансирования научных исследований и бюрократизации науки.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение