--

Заработать на Бродском

Памятью нобелевского лауреата пытаются торговать все кому не лень

Человека, направившего русскую поэзию в совершенно новое для нее русло, вспоминают в конце мая – начале июня во всем мире. 24 мая Иосифу Александровичу Бродскому исполнилось бы 72-года. Так уж случилось, что на 4 июня выпадает другая, менее радостная дата – 40-летие вынужденного отъезда поэта из России.

Сергей Андреев
×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

29 мая 2012
размер текста: aaa

Несмотря на стабильный интерес к стихам и эссе нобелевского лауреата – неделя Бродского в Петербурге и литературный фестиваль имени Иосифа Бродского в Архангельской области собрали множество ценителей искусства – его творчество остается малопонятным для простых людей. Бродского ценят интеллектуалы, остальные же в абсолютном большинстве пытаются заработать на его наследии или квадратных метрах, связанных с именем Иосифа Александровича. И в российских мегаполисах и в глубокой провинции и даже за границей из того, что осталось после поэта пытаются выжать последние копейки или центы.
 

Иностранное вето

В конце мая - начале июня сразу несколько федеральных телеканалов планировали показ документального фильма Сергея Балакирева и Николая Якимчука «Черный крестный». Картина, удостоенная «Ники» в 1992 году уникальна по своей сути. Авторам удалось найти и разговорить практически всех участников показательного судебного процесса над Бродским. Перед камерой откровенничали не только те, кто защищал Иосифа Александровича, но и партийцы, судьи, прокурор и даже авторы знаменитой статьи «Окололитературный трутень», которая и стала формальным поводом для судилища. Закрытый показ фильма, да и то не всего, состоялся лишь в маленьком питерском клубе и собрал несколько десятков человек. Причина оказалась достаточно банальной. Обладателем права собственности на фильм, снимавшийся Таллиннской киностудией, является эстонская компания, требующая за его показ астрономическую сумму.

Та же самая ситуация повторилась с книгой, о полуторагодовалой ссылке Иосифа Александровича в Архангельской области. Двухтомное издание, повествующее о пребывании нобелевского лауреата в деревне Норенская и райцентре Коноша, должно было выйти как раз ко дню рождения поэта. В книге представлялись как воспоминания друзей, посещавших Бродского в ссылке, так и прежде не публиковавшиеся материалы – рукописи знаменитых стихов, написанных в Норенской, а так же сельские рисунки Бродского. Пухлое издание так и не увидело свет – ситуация с фильмом повторилась один к одному. В последний момент Фонд наследственного имущества Иосифа Бродского, находящийся в США и являющийся обладателем исключительных прав на творческое наследие Бродского наложил вето на публикацию большей части материалов.
 

Квадратные метры памяти

Наиболее интересная ситуация, однако, складывается вокруг создания музея Иосифа Бродского. Парадоксально, но в России по сей день отсутствует экспозиция, связанная с творчеством нобелевского лауреата, размещенная в стенах, где он проживал. На Северо-Западе России с Бродским связаны два адреса – коммунальная квартира в старинном доме на Литейном проспекте в Санкт-Петербурге и разрушающаяся постройка в деревне Норенская Архангельской области. С учетом интереса к творчеству нобелевского лауреата открытие музеев было бы логично и там и там, тем более, что материалы для будущих экспозиций уже собираются. И, тем не менее, музея Бродского нет ни в Петербурге, ни под Архангельском.

- Причины в обоих случаях одни и те же, – говорит руководитель Фонда создания литературного музея Иосифа Бродского, друг поэта Михаил Мильчик – Это желание конкретных людей продать квадратные метры памяти за максимально возможную сумму.

Вполне понятно, что после отъезда Иосифа Александровича в эмиграцию и смерти его родителей коммунальная квартира в знаменитом доме Мурузи в Петербурге оставалась обитаемой. Как и в любой питерской коммуналке там жили самые обычные люди. Расселить пятикомнатный муравейник общей площадью 236 квадратных метров фонд Михаила Мильчика пытается уже довольно давно. Почитатели творчества Бродского стали собирать деньги и выкупать комнаты у нынешних хозяев. С первыми тремя никаких проблем не возникло. Они появились, когда собственники оставшихся метров поняли, что могут диктовать покупателям абсолютно любые условия. Четвертая комната коммуналки Бродского обошлась в баснословную сумму – 10 с небольшим миллионов рублей. (Для сравнения – комната аналогичной площади в коммунальной квартире в центре Петербурга стоит 1,5-2 миллиона рублей.)
 

«Открывайте музей в Америке!»

- Действия владельца этой комнаты вполне понятны, - рассуждает Михаил Мильчик – Человек понял, что сидит на мешке с золотом и сделал все возможное для того, чтобы развязать его. Выложив гигантскую сумму, мы оказали медвежью услугу сами себе. Владелица последней, пятой комнаты оценила свое имущество еще дороже – в 12 миллионов рублей. Дама вычислила стоимость квадратных метров в комнате Бродского и попросту умножила их на площадь своей комнаты. Сами понимаете, что сумма эта запредельна, тем более что нынешние власти Петербурга поддерживают нас только на словах.

Владелица последней комнаты – 74-летняя пенсионерка Нина Васильевна Федорова неохотно общается с журналистами. Еще бы, ведь именно ее мать Бродский описал в знаменитых «Полутора комнатах» в качестве… добровольного осведомителя КГБ. Говоря простым языком, именно пожилая дама «стучала» на опального поэта и его родителей.

- Пребывать в статусе соседки Бродского для меня унизительно – говорит Нина Васильевна – У меня два высших образования, я 40 лет на заводе отработала. Моя комната самая большая в квартире – с лепниной и амурами, почему я должна из нее уезжать? Бродский большую часть стихов в Америке написал, вот пускай там музеи и открывают!

По словам Михаила Мильчика, пенсионерка Федорова согласна на раздел коммуналки – готова, чтобы ее попросту отделили бы – обустроили ванную, туалет, сделали отдельный выход. Обойдется это гораздо дешевле – в полтора-два миллиона рублей, однако, дух коммуналки, описанный Бродским, будет безвозвратно утрачен.

Для создания литературного музея дом Мурузи подходит идеально. В одном из его флигелей длительное время жил Николай Лесков. Этажом ниже Бродского проживали Зинаида Гиппиус и Дмитрий Мережковский, в гостях у которых бывали практически все заметные фигуры Серебряного века русской поэзии. Как это обычно и бывает, все упирается в деньги.
 

«Пусть рушится!»

Удивительно, но с теми же самыми проблемами Фонд создания литературного музея Иосифа Бродского столкнулся и в архангельской глубинке. Ценность северного периода творчества Бродского заключается в том, что именно в Норенской он сформировался как поэт. Высланный из Ленинграда как тунеядец, он жил здесь в течение полутора лет, работал сперва в колхозе, а затем фотографом в местном комбинате бытового обслуживания – фотографировал детей в школах и мертвецов на похоронах. С учетом значительного времени ссылки и в Норенской и в райцентре – поселке Коноша, Бродского знает практически каждый камень. Прекрасно сохранилось и здание, где работал поэт, и библиотека, которую он постоянно посещал, и даже больница в которой он лечился. Деревенский же дом, в котором жил нобелевский лауреат, медленно разрушается на обочине дороги в Норенской. Разбитые окна, провалившийся пол, частично рухнувший потолок и газеты, датированные 1964 и 1965 годами. Те самые, что были в руках Иосифа Александровича. За гниющие руины с Михаила Мильчика и его коллег требуют 300 тысяч рублей. (Подобная постройка в брошенной деревне в Архангельской области стоит около 50 тысяч рублей).

- Если в действиях собственников квадратных метров в питерской коммуналке есть хоть какая-то логика, то тут она отсутствует полностью, - сетует Михаил Мильчик – Мы пытались объяснить хозяйке дома, которая давно уехала из Норенской, что постройку нужно спасать, ремонтировать, потому, что с противном случае она попросту рухнет в самое ближайшее время, а в ответ услышали – «пусть рушится». Дело, кстати, не в 300 тысячах – денег потребуется гораздо больше. Необходимо устроить комплекс проивоаварийных работ, а затем провести полноценную реставрацию. Проще всего, конечно, этот дом снести, а на его месте построить копию из современных материалов. Это в три раза дешевле, чем реставрировать старую постройку, вот только ценность такого объекта будет равна нулю. Нужно идти по дорогому пути. Реставрация обойдется приблизительно в 2,5 миллиона рублей, еще миллион придется потратить на создание экспозиции и музеефикацию. Для благотворительного фонда это достаточно большая сумма, а для государства или состоятельных бизнесменов – мелочь. Вопрос в том, что государственных денег на создание музея Иосифа Бродского никто не даст, а частных спонсоров привлечь не так уж и просто. Меценату нужно что-то предложить – или известность или налоговые льготы – это нормальная практика цивилизованных государств, которая у нас отсутствует полностью.

С недавнего времени Фонд создания литературного музея Иосифа Бродского пытается собрать средства на увековечивание памяти поэта при помощи интернета. Не такие уж и большие суммы – 100, 200, 300 рублей охотно жертвуют самые обычные люди. Понятно, что на выкуп комнаты в квартире Бродского в Петербурге таким путем средств не набрать, на приобретение же дома в Архангельской области частных пожертвований может хватить.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение