--

Федор Шеберстов из Сахрая

×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

30 мая 2012, №21 (250)
размер текста: aaa

Охотник за головами, управляющий партнер московского офиса хедхантерской компании Odgers Berndtson, москвич, три года прожил в Сахрае.

Любимая точка общепита
Кафе в Сахрае нет. Периодически кто-то пытается что-то открыть, но всегда неудачно. Последний «ресторатор» мучился-мучился, потом плюнул и купил корову: в селе это гораздо рентабельнее.

Любимый магазин
Усадьба Батищевых, где можно купить парное молоко и свежий творог.

Любимое место прогулок
Шибаба (горка в двух километрах от Сахрая).

Любимая достопримечательность
Водопады Майоршин и Манькин Шум. 


Сахрай — тупиковый поселок в предгорьях Северного Кавказа, дальше только леса и горы. Вообще-то официальное название села — Новопрохладное, но им никогда не пользуются ни местные жители, ни обитатели соседнего Майкопа.

Тысячу лет назад здесь было богатое адыгейское поселение, но черкесы тут не живут со времен Кавказской войны. На память от них остались курганы, старые фруктовые деревья да названия рек и гор.

Новая жизнь поселка началась в 20-е годы прошлого столетия: сюда начали стекаться те, кто бежал от коллективизации, скрывался от властей, некоторые приезжали за длинным рублем — на лесозаготовки. В середине века население выросло до трех тысяч человек, в поселке было два клуба и питейное заведение в духе Дикого Запада: с ружьями внутрь не пускали.

В перестройку нахлынула волна хиппи и панков. Последние ходили по поселку голышом, обмотавшись красными советскими флагами, и пели песни. Сейчас население Сахрая сократилось до 200 человек, однако жизнь здесь не остановилась: многие уезжают, но и новые люди появляются. Два года назад в селе построили церковь.

Деловых центров в Сахрае несколько: автобусная остановка, магазин, почта и клуб. Вечерний автобус — важное событие, его всегда ходят встречать. На почте есть единственный в поселке стационарный телефон (связь, впрочем, не слишком стабильная). Клуб тоже работает нерегулярно; из запомнившихся мероприятий — двухчасовая лекция о пользе курения, вызвавшая большой общественный интерес.

Когда клуб закрыт, его роль берет на себя магазин. Здесь обязательно встретишь знакомых, так что к визиту следует принарядиться, а любимым клиентам хозяйка Галя в хлебный день накрывает стол. За этим столом вершатся судьбы, решаются важнейшие дела, кто-то тут раз и навсегда теряет репутацию, кто-то приобретает неограниченный авторитет…

Я с семьей приехал жить в Сахрай, начитавшись Кастанеды и Гурджиева. Всякий интерес к мистике пропал через месяц. Стало понятно, что задача — не наладить контакт с потусторонним миром, а по мере возможности этого контакта избежать. Ребята, зимовавшие здесь до нас, решили как-то покрутить блюдца, чтобы вызвать дух Толкина. Толкин не явился, зато потом всю зиму ровно в семь вечера прилетала крупная птица и пыталась разбить окно, чтобы попасть в дом; обитатели были в ужасе. Блюдца больше не крутили.

Культурный центр Сахрая — школа №27. Школа сильная и по городским меркам (по проценту олимпиадников одна из первых в Адыгее). Длинное белое здание на улице Садовой видно с далеких гор, а эти горы видны из всех школьных окон. Сюда идут работать приезжающие в Сахрай творцы всех мастей: художники, поэты и музыканты; я преподавал здесь физику после физтеха. На приехавших по распределению учительницах женились лучшие парни на деревне.

Большую часть жизни мужчины Сахрая проводят в лесу, добывая пропитание для своих семей. Лес окружает и наступает со всех сторон: тут водятся медведи и зубры, по ночам кур надо беречь от шакалов, днем — от ястребов. Ни один календарный месяц в поселке не похож на другой.

Зимой здесь может выпасть снег по плечи, и тогда ты ходишь по тропам, протоптанным хрюшками, а если встретишь их компанию, бегущую навстречу, нырять в сугроб придется тебе. Через день можно увидеть цветущие цикламены на южном склоне ближайшей горки. В июне появляются тысячи светлячков, и ночью в лесу становится светло. Если прошел хороший дождь, пересохшая речка Гош сносит автомобильные мосты…

Для меня каждое время года подразумевает еще и свое гастрономическое пристрастие. Весной я больше всего люблю молодую черемшу на полянках у речки Безымянки, розовые грибы-акулины со вкусом крабового мяса на упавших буках. Летом — землянику и ежевику на вырубках, чернику на кустах выше человеческого роста. Осенью — вешенки на склоне холма рядом с домом, яблоки в заброшенных садах.

Сахрай давно привлекает внимание зеленых, которые ездят сюда с 90-х годов. Насчет того, что будет с Сахраем дальше, мнения расходятся: варианты «вымрет» и «станет мировым центром экотуризма» пока набирают равное количество голосов.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение