--

Про войну и про победу

23 августа 2012

Эта колонка будет не совсем про книги. Хотя и про книги ­тоже. В городе Стокгольме имеется Музей шведской армии. Есть такая армия, она с 1814 года ни с кем не воюет, хотя к ­войне готова и систематически участвует в миротворческих операциях во всяких там Косово, Конго и Кипрах. Даже сейчас, пока я пишу эти строки, боевые двусоставные болотоходы «Лось» с простыми шведскими парнями и девчонками бороздят афганские просторы.

поделиться:
размер текста: a a a

В общем, и у шведской армии тоже есть свой музей, расположенный в красивом старом особняке: три этажа картин, ­фотографий, макетов, моделей, трофеев и, конечно же, ­манекенов в исторической форме. Можно подержать в руках мушкет времен Полтавы и современный автоматический ­карабин. А когда вы зайдете в конюшни древнешведской ­кавалерии, то сработает фотоэлемент, и механическая кобыла долбанет по ведру и напугает вас.

Но что-то в этом музее не так. Чем-то он отличается от обычных военных музеев.

Это становится понятно не сразу. Дело в том, что большинство военных музеев крайне воинственны. Да, там можно встретить упоминания о жертвах и разнообразную «окопную правду». Но все-таки основная мысль, которую внушают военные музеи: война — это круто. Придет в такой музей мальчик или девочка, посмотрит на танки и винтовки, на парады и реконструкции и подумает: «Надо бы и мне повоевать!»

А у шведов все не так. В каждом зале есть нечто, снижающее пафос. Если это экспозиция, рассказывающая о победах ­непобедимой шведской армии в Тридцатилетней войне, то рядом будет стенд с незаметными побочными эффектами: вот, например, жена одного из солдат — страшная истощенная старуха, которая вырезает из полусгнившей лошади ­куски тухлого мяса.

С книгами о войне проще. Даже у Гомера, несмотря на Афин и Афродит, боевые действия — это в первую очередь боль и кровь. Все хорошие книги о войне рассказывают о том, что война — это очень и очень плохо. Музеи же — все больше про фанфары. Это не значит, что родину защищать — плохо. Просто музей должен показывать и оборотную сторону этого героического процесса.


Фотография: Martin Nordström


Книги недели

Грегори Кларк

Прощай, нищета!
Издательство Института Гайдара

Известный британский экономист пытается ­ответить на вечный ­вопрос: почему Западная Европа и Северная Америка живут богато, а страны третьего мира прозябают в бедности? До начала индустриальной революции средний житель Англии жил не намного богаче, чем средний житель африканского протокняжества. Сейчас же африканцы живут гораздо беднее, чем до того, как в их мир пришли технологии: болезни, голод, детская смертность поддерживали ­население на том уровне, при котором ­всего хватало.

 

Карлос Руис Сафон

Сентябрьские огни
Издательство «АСТ»

Один из ранних романов гениального каталонца Карлоса Руиса ­Сафона. Франция, 1930-е годы, обедневшая, но гордая и образованная семья Совели получает от загадочного кукольника приглашение пожить у него в замке. Он делает роботов, и ухаживает за больной супругой. Совели живут в почти райских условиях, правда, им запрещено посещать мастерские кукольника и покои его жены. По идее, все идет к новой версии сказки про Синюю Бороду, но в реальности все будет немножко не так, как мы ожидаем.

 

Галина Ульянова

Дворцы, усадьбы, доходные дома
Издательство «Форум»

Интереснейший труд по истории московской недвижимости в конце XIX века. Тут как рассказ про историю конкретных строений, районов или поселков, так и занимательные воспоминания современников, отлично передающие дух и вкус конца ХIX века. «Переезд на дачу был одним из ярчайших впечатлений. Обычно он проходил между 1 и 8 мая по старому стилю (13–21 по новому). <…> После погрузки, длившейся 6–10 часов, дворник и возчики собирались в кухне, где им полагались водка и закуска за погрузку».

 

Крис Стивенс

Миллионеры из App Store
Издательство «Манн, Иванов и Фербер»

Одна из первых попыток серьезного исследования рынка приложений для айфонов и айпадов. Рынок необычный, большинство спикеров признаются, что это не маркетинг, а лотерея. А, скажем, один успешный разработчик жалуется: «Пришлось выключить все телефоны, потому что нам постоянно звонили венчурные капиталисты и говорили: “Мы хотим дать вам денег. Пожалуйста, возьмите наши деньги. А вот кому денег?!”» Сам автор, кстати, тоже успешный создатель приложений для App Store.

 

Дэвид Карной

Музыка ножей
Издательство «Фантом Пресс»

Полицейско-врачебный триллер. Чтобы побольше ­запутать читателя, действие разворачивается сразу в двух временных периодах. Ноябрь 2006 года: шестнадцатилетняя Кирстен чуть не погибла в автомобильной аварии, но ее жизнь смог спасти доктор Коган. Шесть месяцев спустя Кирстен повесилась у себя в ванной. Причем вроде бы перед этим у нее был секс со спасительным докто­ром. По местным законам, секс с несовершеннолетней приравнивается к изнасилованию. И смерть девушки выглядит подозрительной…

 

Андрей Родионов, Вячеслав Курицын

Поэтический путеводитель
Издательство «Культурного альянса»

Судьба культурной ­революции в Перми под вопросом, но от нее в любом случае останутся материальные объекты. Например, чудесный сборник-путеводитель, в котором имеются стихи поэтов практически со всей России. «Мы приснимся друг другу. Давай приснимся друг другу? // — Дай мне спать! — Ты не помнишь, доели ли мы колбасу? // Интересно, где ты заморозила эту вот руку? // Ладно, спи, а я чай принесу». (Дмитрий Зернов, Нижний Новгород)

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
Лебедев Александр 27 августа 2012
Уважаемый Константин!
Профессия журналиста, кроме пафосного «литературный обозреватель», подразумевает определённую ответственность перед читателями. А их у РР может быть очень много. При этом многие из них, уверен, не были, например, в музее Великой отечественной войны на Поклонной горе в Москве, не то что в музее шведской армии в Стокгольме. И им приходится верить Вам на слово.
Мне не известно, какие «военные музеи» Вы имели в виду в своей заметке, но хочу обратить Ваше внимание на то, что музей армии и музей, посвящённый той или иной войне – это разные вещи. Например, во всех музеях, посвящённых войнам нашего отечества и его героическим победам, красной нитью проходит тема потерь, огромных и очень трагических. Я не видел ни одной, к примеру, панорамы (диорамы) парада вооружённых сил, а только лишь героические битвы с трупами в окопах или на санях по снегу в блокаду. Войдя в музей на Поклонной горе, первым делом Вы оказываетесь в «зале слёз». Это одна из сильнейших метафор трагедии войны в жизни русского человека, знающего о войне из истории собственной семьи.
Иное дело, музеи армии, в которых рассказывается о доблести и храбрости народа, его любви к своей Родине, выражающейся в героической её защите и победах. Может армии Швеции и нет чем гордиться, это к нам не относится. Параллели здесь, мне кажется, не уместны. Я в одном с Вами согласен – в музее шведской армии, не воевавшей к её счастью 200 лет, действительно нет пафоса, ему там не откуда взяться. Второй мировой войне там отведено 2 (два) стеклянных шкафчика и ни слова о России – народе победителе, и тех жертвах, которые этот народ понёc, как впрочем и всё человечество... С надеждой на понимание.
//
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение