--

Народная воля

3 сентября 2012

Алексей Иванов теперь совсем как Пушкин. Пушкин никогда за границей не был, и Иванов никогда за границей не был. 

поделиться:
размер текста: a a a

Пушкин написал историю пугачевского бунта, и Иванов написал историю пугачевского бунта. Последние книги у Алексея Иванова были не очень удачные. И в новом труде не все идеально, но текст все равно явно заслуживает внимания, причем повышенного.

Это история русского многообразия. Иностранцы поражаются: как так получилось, что от Калининграда до Владивостока все говорят на одном языке, притом что жители Ганновера и Берлина не всегда могут до конца понять друг друга. Мы вроде бы очень похожи друг на друга на всем пространстве нашей страны, но на самом деле мы очень разные, несмотря на все старания сперва Российской империи, а затем советской власти стереть различия.

Для Иванова Россия — набор разных, порой противоречащих друг другу идентичностей и ценностей. Об этом он рассказывал в интервью нашему журналу («Русский репортер» № 39 от 7 октября 2010 года), а сейчас подробно написал в книге. На Дону ценят равенство, на Урале — труд, в Башкирии — свободу. Пугачевский бунт вскрыл все эти противоречия. Вроде бы монолитная империя распалась на разные «группы по интересам», которые начали воевать между собой.

В этой книге каждый найдет для себя что-то свое: тут и исторические рассуждения, и рассказы про сражения и походы, и красивые любовные истории. А еще это история про самоорганизацию. Наш народ в XVIII веке отлично умел самоорганизовываться. И не только казаки или башкиры, которые жили относительно автономно и за эту автономию воевали, но и те же самые уральские рабочие, поволжские крестьяне, купцы. Одни формировали отряды, которые воевали против царской власти, другие, наоборот, успешно противостояли повстанцам — самостоятельно, без указки сверху. История у Иванова — это не история царей и министров. Единая история рассыпается на сотни маленьких частных. Чрезвычайно душеспасительное чтение.

 

Книги недели

Мария Арбатова, Шумит Датта Гупта
Испытание смертью

Издательство «АСТ»

Совместная книга Марии Арбатовой и ее мужа о советском разведчике, который под видом немецкого коммерсанта отправился в Южную Африку, чтобы там собирать сведения о ядерных испытаниях. Диалоги перемежаются авторскими комментариями историко-географического характера. «Готовность женщины к интиму Отто безошибочно определял по тому, какую одежду она надевала на свидание. Степень готовности всегда оказывалась прямо пропорциональной простоте сбрасывания одежды».
 

Донна Леон
Неизвестный венецианец

Издательство «Иностранка»

Донна Леон — американка, уже 25 лет живущая в Венеции. Венеция ее и прославила, а она по мере сил прославляет в ответ Венецию, если, конечно, этому городу нужна какая-нибудь дополнительная слава. В этом романе сюжет закручен вокруг найденного тела мужчины, который был одет в женское платье. Кто он и за что его убили, будет выяснять комиссар Гвидо Брунетти. Впрочем, книги писательницы читают в первую очередь ради венецианских реалий, а не сюжета.
 

Леонард Млодинов
(Нео)сознанное

Издательство Livebook

Леонард Млодинов — известный физик и соавтор самого Стивена Хокинга. В «(Нео)сознанном» Млодинов разбирает ситуации, связанные с работой мозга, которые наука пока до конца не может объяснить. «Отличить волевое сознательное поведение от привычного или автоматического нередко бывает трудно. У наших домашних питомцев — и подавно. Мы их антропоморфизируем — очеловечиваем. Храбрая, как военнопленный, черепаха; кошка описала нам чемодан, потому что обижается на нас за отъезд; собака явно недаром злится на почтальона».
 

Колум Маккэнн
И пусть вращается прекрасный мир

Издательство «Фантом Пресс»

Толстый, рыхлый, немного запутанный, но все равно легко читающийся роман про Нью-Йорк 1970-х с десятками не похожих друг на друга персонажей; вроде бы художественная проза, но по сути — нон-фикшн, социальный очерк, диорама жизни города. Тут надо читать не из-за сюжета и не из-за того, как прописаны герои, а потому, что автору удалось зафиксировать и донести до читателя дух, запах, ощущение времени, тогдашние цвета и интонации.
 

Брайди Кларк
Светская львица за одну ночь

Издательство Corpus

Новая версия «Пигмалиона»: миллионер, красавец и антрополог превращает толстуху-швею из глубин Миннесоты в нью-йоркскую светскую львицу. Тут что ни абазац, то заимствование из кого-нибудь фильма или книги. «“Сколько будет продолжаться эта пытка?” — Люси задыхалась, в легких почти не осталось кислорода. — “Пока ваша фигура не станет идеальной”, — ответил Уайет. В руках у него была заложенная книга “Социальное доминирование у приматов”».
 

Джилл Болти Тейлор
Мой инсульт был мне наукой

Издательство Corpus

Очень крутая книга: автор занималась исследованием человеческого мозга, а потом с ней случился инсульт. И все, что с ней происходило, она подробно описала в книге. Настоящий научный подвиг. «Из-за чувства отрыва от реальности мне казалось, что я просто свидетель, а не активный участник собственных действий. Ощущение было такое, будто я лишь смотрю на себя в движении, как если бы я вспоминала об этом. Мои пальцы, сжимавшие ручки тренажера, выглядели как какие-то когти».

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
//
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение