--

Чулпан Хаматова: «Нужно самим что-то делать, а не просто спихивать ответственность на кого-то»

10 самых авторитетных общественных деятелей

поделиться:
26 сентября 2012, №38 (267)
размер текста: aaa

Чулпан Хаматова, народная артистка России, создатель благотворительного фонда «Подари жизнь»


В этом году, согласно нашему рейтингу, лидером среди общественных деятелей были названы вы. Хочется понять почему.

Мне тоже хочется это понять. Это они меня пожалели просто. В области благотворительности еще понятно, но общественный деятель… Я внутри себя не принимала никаких важных решений, которые бы вдруг подняли меня на другой уровень. Конкретная помощью всегда будет важнее любых других родов деятельности. Я как дятел стучу об этом в каждом интервью. Больше мне нечем похвастаться.

Благотворительность — она левая, правая?

Она никакой не должна быть. Один лидер в этой истории — ребенок, которому нужна помощь. А партии — это дети и их родители. ­Никакой другой политики я лично не вижу.

Ваш фонд существует давно. Как менялась концепция помощи, которую он оказы­вает?

Сначала была ситуация SOS: нужно было сделать что-то, чтобы не погиб ребенок. Затем стало ясно, что без обучения врачей в регионах мы лечить не сможем. Если врач ставит не тот диагноз, то потом уже никакой другой врач помочь не сможет. Поэтому наши врачи едут читать в регионах лекции. Но тут мы упираемся в законодательные проблемы. Мы хотим помогать, но не можем, потому что существует такой непродуманный закон, такой и такой. Дальше эти проблемы начинают обрастать другими — ты тянешь за одну нитку, а там целый нераспутанный клубок.

В интервью «РР» вы как-то говорили, что благотворительность — это лучший способ испортить репутацию.

В принципе, да. Смотря с какой точки зрения мы смотрим на испорченную репутацию. Я-то не считаю ее испорченной. И в этом смысле я спокойна. А все, что плавает в нашем прекрасном интернете… Ну, ­надо быть к этому готовым. Это нормально. Как в России зимой снег идет.

Такая ревность к добру — это свойственно именно России?

Безусловно. И мы еще даже не поняли, как с этим соотноситься. Этого нет на Западе, потому что там благотворительность — норма. Ты просто делаешь это, как любая другая звезда. Потому что по-другому нельзя. У нас же пока вот такие качели: или это превозносится, или низвергается. А это обычное дело. Гражданское общество — это когда ты протягиваешь руку помощи тому, кто в ней нуждается, зная, что когда она понадобится тебе, ты тоже ее получишь.

Фонды способны влиять на общее положение дел? Ну, например, у вас есть свой рецепт борьбы с коррупцией?

Это вопрос доверия. Если наш исполнительный директор Гриша будет покупать лекарства у компании, которая вздувает цены, и иметь какой-то откат, то прежде всего он потеряется как профессионал. Это и была наша цель: обратная связь и прозрачность. Это вообще не та история, на которой можно заработать. Ну, например, фонд может тратить на себя двадцать процентов — мы тратим меньше пяти, а пятнадцать ежемесячно откладываем. Наша мечта — создать такой эндаумент, чтобы содержать фонд на проценты с него, а деньги собирать только на проекты.

Часто слышишь от разных людей: мы хотим заниматься благотворительностью, а нам не дают.

Инициатива должна идти со всех сторон. Нужно создать такой закон, который позволит выгодно помогать. Мы одни этого сделать не можем, тут нужна коалиция. Вот недавно у нас был круглый стол с бизнесменами. Там было около 30 представителей крупных компаний, 28 из них помогали детским домам через посредников, и они давали им деньги, не проверяя вообще, что это за помощь, дошла ли она. У меня волосы встали дыбом, потому что так ты никогда в жизни не поможешь качественно. Нужно самим что-то делать, а не просто спихивать ответственность на кого-то. Вообще все упирается в доверие. Ты не можешь ничего сказать маме, которая уверена, что фонд обязан ей помочь и надо у этой организации на халяву взять все, что возможно. В нашей стране нет такой культуры. Эта мама так привыкла, что ее обманывают на каждом углу, что, естественно, она в полной уверенности, что ее и теперь обманут. И переубедить ее можно только поступками и временем.

Какова идеальная ситуация для благотворительности?

Конечно, удобное законодательство. Чтобы жертвователям было удобно помогать, а людям было удобно эту помощь получать. Чтобы возродить доверие, нужно другое законодательство. Должны быть прописаны системы: как работает фонд, как общество влияет, как они соотносятся. Помогать хотят все, такая потребность у нас есть. И когда это станет нормой, тогда будет новая страна. И она может называться Россией.


По данным ВЦИОМ

Чулпан Хаматова
Народная артистка России.

Хаматова никогда не меняется и сохраняет верность одной идее — лечению больных детей. Этот неизменный вектор позволяет ей оставаться ­собой и сохранять конструктивность в любых ситуациях. Она не увлекается ­несбыточными мечтами. Больным детям нужно новое медицинское оборудование? Оно у них будет. Все остальное ерунда.
 

Доктор Лиза
Исполнительный директор фонда «Справедливая помощь».

Имя Елизаветы Глинки постоянно мелькает в заголовках топ-ньюс. Но трудно найти человека так мало нуждающегося в славе. Ее медийность — рабочий инструмент, с помощью которого она собирает миллионы для пострадавших в Крымске, московских бомжей и умирающих стариков. В своем блоге она недавно написала, что согласилась вступить в Совет по правам человека, чтобы писем отчаяния было меньше.
 

Андрей Хромов
Глава «Общества ­защиты пациентов» и руководитель портала «Пластическая хирургия и косметология Москвы».

В России около трех тысяч пластических хирургов. Медики полагают, что пятьдесят из них умеют проводить операции. «А что же делают остальные 2950?» — спрашивает Андрей Хромов. Чтобы ответить на этот вопрос, он и создал свою организацию. Изуродованные в коммерческих клиниках люди получили надежду, что теперь их проблемы будут услышаны, а медицине возвратят человеческое лицо.
 

Евгения Чирикова
Кандидат в мэры ­города Химки.

Путь Чириковой — из авиации в экологию, а оттуда в политику. Последний этап, впрочем, ее не радует. «Я не собираюсь идти в политику, — говорит она. — Это чиновники делают из меня оппозиционного лидера. А я просто очень поздно стала гражданином. В тридцать лет». Организованная ей защита Химкинского леса, похоже, стала образцом организованного протеста ­вообще.

 

Михаил Шмаков
Председатель Федерации независимых профсоюзов России.

Наследница советских профсоюзов с их «школой коммунизма», профсоюзными путевками и полнейшим всегда и во всем согласием с властью, федерация Шмакова не устраивает шумных забастовок и в трудовых конфликтах берет скорее сторону администрации. Эти профсоюзы пользуются авторитетом прежде всего у работодателей. Среди работников Шмакову симпатизирует старшее поколение с его ностальгией по советским временам.


Опрос «РР»

Сергей Нидолов
Создатель волонтерского движения «Тугеза».

«Тугеза Анархосиндикат» — так называется блог Сергея Нидолова, организатора множества волонтерских проектов последних двух лет. Нидолов, ­пожалуй, единственный, кто предлагает волонтерам работу не за спасибо. Всем ­желающим он обещает «курс антидепрессивной терапии посредством выезда за МКАД и осознания, что ваши проблемы несущественны». Все больше людей находят эту сделку выгодной.

 

Михаил Федотов
Председатель Совета по правам человека при президенте РФ.

Михаил Федотов умеет быть терпеливым. Много лет он повторял, что России нужно прежде всего определиться с ценностями: что такое добро и зло, свобода и равноправие? Что такое тоталитаризм? Для Федотова это когда человек — лишь средство для достижения целей режима. Именно с этим он и спорил, когда поддерживал некоммерческие общественные организации после подписания «закона об иностранных агентах».

 

Наталья Водянова
Фотомодель.

Прекрасная эрзянка, бывшая жена английского пэра, с 2005 года Наталья является создателем и руководителем фонда «Обнаженные сердца», построившего уже 63 игровые площадки для детей в российской глубинке. Она же стала инициатором сбора средств в пользу ­пострадавших Крымска. Водянова стала единственной знаменитостью, которая сама поехала туда. Она ­открыла там детский центр и оплатила проезд к месту трагедии волонтеров и психологов.

 

Михаил Аншаков
Председатель Общества защиты прав потребителей «Общественный контроль».

В июне 2012 года ОЗПП под руководством Аншакова подало исковое заявление на Фонд храма Христа Спасителя, обвинив его в нецелевом использовании площадей храма. Хамовнический суд постановил, что торговля в ХХС — это не торговля, а «безвозмездное взаимное одаривание по рекомендованной цене». Сейчас против Михаила Аншакова возбуждено дело о клевете на Русскую православную церковь.

Лев Амбиндер
Автор и руководитель проекта «Российский фонд помощи» (Русфонд) Издательского дома «Коммерсант».

Фонд до 2005 года ­занимался помощью пострадавшим в национальных катастрофах: помогали семьям моряков «Курска», жертвам взрывов в Москве и Волгодонске, семьям погибших заложников «Норд-Оста». С 2005 года основное направление деятельности Русфонда — сбор пожертвований от частных лиц и организаций для оплаты лечения тяжелобольных детей.


Комментарий

Странно и причудливо общественное мнение. Асфальт ­Болотной площади, казалось бы, еще помнит шаги протестантов, а московский ветер до сих пор носит по переулкам эхо революционных речевок. ­Казалось бы, имена героев у всех на устах. Ан нет.

На вопрос об авторитетах среди общественников наши эксперты отвечают так, как будто протестной зимы не было вовсе. Ольга Романова, помогавшая нам в составлении рейтинга, только искренне ­пожимала плечами. Лидеров «белого» движения в опрос­ных листах не называли вообще. Получается, что права ­актриса Чулпан Хаматова, ­занявшая первое место в рейтинге: конкретные дела всегда важнее любой другой деятельности.

Доктор Лиза и Наталья Водянова помогали жителям Крымска, по инициативе Хаматовой удалось установить суперсовременное оборудование в детском онкологическом центре, Андрей Хромов принял на себя заботу о пациентах, пострадавших от несовершенной коммерческой медицины, ­Сергей Нидолов прославился на весь интернет своей изобретательностью по части оригинальных и действенных волонтерских проектов.

Вообще, список победителей демонстрирует удивительную избирательность человеческой памяти. Даже Евгения Чирикова вошла в него не за свою политическую активность, о которой все как будто забыли, а все за тот же Химкинский лес. Тогда Чирикова проиграла битву, но ее искренность помнят до сих пор.

Похоже, профессионалы по-прежнему предпочитают вечные ценности. Надо просто ­работать. Надо быть добрыми, честными и ответственными — таков суммарный вывод из нашего опроса. А если уж и протестовать, браться за решение глобальных вопросов, идти в политику — то так, чтобы ­тебе верили.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение