--

Николай Кардашев: «Мы сможем доказать существование “кротовых нор”»

10 самых авторитетных деятелей науки

поделиться:
26 сентября 2012, №38 (267)
размер текста: aaa

Николай Кардашев, астрофизик, академик РАН, директор Астрокос­мичес­­кого центра ФИАН


Прошлым летом начался один из самых масштабных проектов по изучению Вселенной. Он основан на данных, получаемых с российского радиотелескопа, запущенного в космос, а также со многих обсерваторий и радиотелескопов в России, Германии, Италии, США, Японии, Нидерландах, на Украине и в других странах. С их помощью ученые надеются получить уникальные данные об устройстве Вселенной. В том числе есть шанс обнаружить так называемые кротовые норы — туннели в другое пространство. ­Автор идеи и руководитель проекта — корифей российской астрофизики Николай Кардашев.


Расскажите, в какой стадии сейчас «Радио­­астрон»? Какие данные уже получены?

Получено уже очень много, много есть интересного, но пока результаты не опубликованы, я рассказать о них не смогу. Могу только сказать, что мы уже обнаружили «межзвездный интерферометр» — явление, связанное с тем, что распространяющиеся в межзвездной среде радиоволны приходят к нам с небольшой задержкой, проходя через газопылевые космические облака.

Каких результатов вы сами ждете больше всего? Ответы на какие вопросы вам было бы интересней всего получить?

Для меня самое интересное связано с исследованием внегалактических источников радиоизлучения. Хотелось бы получить изображения ближайших окрестностей сверхмассивных черных дыр в ядрах галактик, понять, что происходит около самого горизонта их видимости: там могут быть ­обнаружены какие-нибудь очень необычные явления. Ведь есть предположение, что черные дыры связывают нашу Вселенную с другими вселенными, другими пространствами.

У нас вообще очень много теоретических предположений, а данные, полученные «­Радиоастроном», помогут в них разобраться. Прежде всего, мы надеемся получить ­наконец прямые доказательства существования черных дыр в ядрах галактик. Разрешающая способность «Радиоастрона» подошла очень близко к размерам таких черных дыр. Ведь раньше мы видели струю вещества, предположительно высасываемую из звезд черной дырой, но угловое разрешение ­телескопов не позволяло проследить, ­куда это вещество падает. Надеюсь, с помощью «­Радиоастрона» мы сможем проследить, как вещество попадает в черную дыру и ускоряется до сверхвысоких энергий. А самое главное — какова форма того сосуда, куда падает вещество.

Это что-то вроде воронки?

Там тоже разные предположения — все еще зависит от того, неподвижная черная дыра или вращающаяся. Во втором случае у нее ­будет два полюса. Мы можем получить и прямые доказательства существования «кротовых нор» в другие миры.

А как продвигается работа над проектом «Миллиметрон», уникальным телескопом, рассчитанным на прием коротких радиоволн?

Сейчас идет детальное конструирование ­телескопа и всей аппаратуры для этого проекта. В течение двух лет мы сделаем тестовую модель телескопа и приступим к испытаниям. А потом мы надеемся возобновить строительство отечественного телескопа, ­который с самого начала предназначался для этого проекта. Этот телескоп начали строить еще 30 лет назад в горах Узбекистана, около ­Самарканда, а потом заморозили наполовину построенный.

Насколько вы удовлетворены резонансом, который «Радиоастрон» получил среди ­научной общественности и в прессе?

Мы чувствуем очень большой интерес всего международного научного сообщества. ­Например, Китай настолько заинтересовался этим проектом, что планирует постройку своего аналога. В прессе сейчас внимания меньше, чем было при запуске телескопа, но это понятно: пока нет публикаций об ­открытиях.

И когда их ждать?

Я думаю, публикации о первых открытиях появятся через несколько месяцев.


По данным ВЦИОМ

Николай Кардашев
Астрофизик, академик РАН, директор Астрокосмического центра ФИАН.

Его имя называлось чаще всего экспертами как ВЦИОМа, так и «Русского репортера». Кардашев известен не только как академический ученый, но и как организатор амбициозных научных программ. Летом прошлого года стартовал проект «Радиоастрон» (изучение Вселенной с помощью космического телескопа и сети наземных обсерваторий, работающих в единой системе). Считается, что это самый успешный и самый масштабный научно-космический проект России за последние годы.
 

Анатолий Черепащук
Астрофизик, академик РАН, директор ­ГАИШ имени П. К. Штернберга.

Черепащук — последовательный борец за рациональное знание и просвещение. В свое время он подписал «письмо десяти академиков», призывающее ограничить влияние церкви на образование. Он также активно выступает за возвращение предмета «Астрономия» в обязательную школьную программу. В ходе экспертного опроса отмечалась роль Черепащука в восстановлении Московского планетария.
 

Виктор Данилов-Данильян
Экономист, эколог, член-корреспондент РАН.

Область его интересов — экономика природопользования, экономико-матема­­тическое моделирование, теория устойчивого развития. В числе его достижений последнего времени эксперты назвали «разработку теории управления водными ресурсами в условиях неопределенности». Считает, что Россия может стать одним из ведущих игроков на будущем глобальном рынке водных ресурсов, если «хватит мудрости».

 

Владимир Фортов
Физик, академик РАН, директор Объединенного института высоких температур РАН.

Фортов известен не только как физик, но и как научный чиновник (он был министром науки, председателем Российского фонда фундаментальных исследований и т. д.). При этом о нем почтительно отзываются как консерваторы, так и оппозиционеры от научного сообщества. В качестве альтернативы нынешнему главе Академии наук Владимир Фортов воспринимается как наиболее приемлемый вариант.
 

Феликс Митрофанов
Геолог, академик РАН, главный научный сотрудник Геологического института Кольского научного центра РАН.

Его основное достижение — открытие на северо-западе России огромных платиновых месторождений, которые уже обеспечили стране сотни тонн драгоценных металлов. Кроме того, ­Митрофанов очень помог современной российской геологии, не слишком щедро финансируемой, разработав эффективные методы разведки без бурения.


Опрос «РР»

Владимир Скулачев
Биохимик, академик РАН.

Скулачев уже давно занимается проблемой старения и продления жизни. В этом году его разработки наконец дошли до ­аптечных полок: в продажу поступил препарат «Визомитин», предотвращающий болезни глаз. Впрочем, ученый считает, что это лишь ­начало решения фундаментальной задачи по созданию «таблетки от старости», и предупреждает, что не стоит вместо нее пить пузырьками его глазные капли.
 

Александр Марков
Биолог, ведущий ­научный сотрудник Института палеонтологии РАН.

В прошлом году Марков стал лауреатом премии «Просветитель» — главной российской награды в ­области научно-попу­­лярной литературы. Его двухтомник «Эволюция человека» выдержал уже несколько переизданий и стал своего рода знаком возрождения отечественного научпопа.


 

Борис Штерн
Физик, главный редактор газеты «Троицкий вариант».

Штерн — один из представителей ­независимого российского научного сообщества. Его критика официальных решений отличается спокойной интонацией. Он был одним из организаторов научно-образовательной ­колонны во время ­последних «маршей миллионов». Многие надеются, что появление этой колонны означает возможность перехода протеста из нервно-политичес­­кого в социально содержательное русло.
 

Рашид Сюняев
Астрофизик, академик РАН.

Работая параллельно в России и Германии, среди наших ученых Сюняев занимает одно из первых мест по количеству присужденных международных наград, включая самые престижные. ­Например, в этом году он получил премию Бенджамина Франклина за «фундаментальный вклад в понимание ранней Вселенной и  свойств черных дыр».

 

Степан и Александр Соболевы
Геологи.

Степан — геофизик, сейчас работает в ­Потсдаме. Александр — геохимик, ­сотрудник ГЕОХИ им. Вернадского. Не  так давно в престижном журнале Nature была опубликована их статья о массовом вымирании ­живых организмов, случившемся 250 миллионов лет назад. По их версии растения и животные погибли из-за гигантского извержения раскаленного вещества, произошедшего на территории нынешней Сибири.


Комментарий

В мире науки авторитет — штука сложная. Существуют два измерения: одно — чисто научное, другое — общественное, гражданское, общечеловеческое. С первым проще: есть публикации в авторитетных журналах, есть индекс цитируемости, есть титулы и звания, есть Нобелевская премия, в конце концов. Но можно быть успешным ученым и при этом отвратительным человеком. Или даже не отвратительным, а просто безликим, серым.

Мы понимаем, что в России ­немало ученых, которые могут считаться авторитетными. Несмотря на стенания в духе «У нас нет науки!», наука в России есть, и за последнее время открытий было сделано ­немало. Однако мы учитывали и то влияние, которое оказывают ученые на общество и государство.

Составлять десятку было ­непросто. Большинство опрошенных называли в качестве авторитетов людей, работающих в одной с ними области науки: физики предпочитали физиков, биологи — биологов.

Еще одна сложность заключалась в том, что современная ­наука — дело коллективное, многие открытия совершаются не конкретным человеком, а научным коллективом. ­Например, в ходе опроса не раз упоминались российские физики, участвовавшие в работе Большого адронного коллайдера. Однако это достижение невозможно персонифицировать: работа велась несколькими группами ученых.

Практически все ученые, которых называли в ходе экспертного опроса ВЦИОМа, упоминались не больше одного-двух раз (исключение составляет только имя астрофизика Николая Кардашева). Поэтому и список ВЦИОМа, и список «Русского репортера» были подвергнуты дополнительной проверке путем опроса членов Клуба научных журналистов — неформального объединения людей, занимающихся популяризацией науки.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Невконякормлен Епифан 1 октября 2012
Хотелось бы внести поправки в описание заслуг Феликса Митрофанова.
Моя профессия - поиски и разведка полезных ископаемых, являюсь кандидатом геолого-минералогических наук. Ближайшие родственники неоднократно участвовали в грантах с Феликсом Петровичем. Поэтому, у меня достаточно оснований для комментария.
Феликс Петрович не имеет прямого, да и полного косвенного отношения к открытию каких бы то ни было платинометальных объектов. Так же как и не является автором методов разведки, исключающей бурение. Эти заслуги приписаны ему как великолепному администратору, сумевшему создать и развить не только институт, но и целую отрасль. Не менее важно, что он поддерживает свое направление (деятельность института) в постоянно хорошей рабочей форме. В этом его неоценимый вклад в развитие геологии в России. Он является тем необходимым звеном между сугубо научными работниками и чиновниками, которое осуществляет жизнеобеспечение целой системы. Такие люди крайне необходимы во всех областях научного комплекса. Безусловно, Феликс Петрович при этом является выдающимся ученым.
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение