--

Памяти Александра Лапина

25 октября 2012 года умер Александр Иосифович Лапин, фотограф, теоретик, преподаватель, автор нескольких книг о фотографии, в быстрый срок ставших классикой, по выражению знавших его людей – «человек, влюбленный в фотографию»

Александр Лапин – абсолютно уникальная личность в российской культуре последних трех с лишним десятилетий. Его путем, путем методичного теоретического осмысления законов построения фотоизображения, фактически всерьез за это время в России больше не решился пойти никто. Кроме его книг об изображении, никаких других подобных на русском языке за это время не родилось. Иногда с ним не соглашались, яростно спорили, идейно воевали, но никому более не пришлась по силам, по амбициям, по уму и по душе задача создать стройный корпус знаний о том, как рождается, развивается и живет изображение в рамке фотокадра.

Артём Чернов
×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

26 октября 2012
размер текста: aaa

 

Эта задача, которую он взял на себя смелость и труд решать всю жизнь, фундаментальна и неисчерпаема, вряд ли тут существует предел, за которым можно сказать: «Ну, вот теперь всё ясно». Браться за неё осознанно – это, вообще-то, донкихотство, вызов, принимаемый без шансов на окончательную победу, а только на маленькие радости открытий на бесконечном пути. И главное – на то, что путь будет интересным. 

С Лапиным было интересно даже тогда, когда хотелось с ним спорить, когда принять его видение не получалось. Его мысли будили мозг, рушили привычки, помогали увидеть заново то, что, казалось, уже рассмотрел давным-давно, задать себе вопросы, ранее не рождавшиеся в голове, снести привычную логику и построить новую, более живую. Математическая строгость мышления и поэтическая образность видения – сочетание взрывоопасное, трудное, редкое, зато гарантирующее, что скучно не будет. 

Александр Иосифович, спасибо Вам!

 

 

Фотограф Алексей Мелия, один из учеников Александра Лапина:

Фотограф, Учитель фотографии. Лапин служил идее совершенного изображения и вербовал других в свою веру. В комнате с видом на московские крыши мы смотрели чужие фотографии, пытались что-то в них понять, через несколько месяцев появилось ощущение, что мы начинаем что-то чувствовать. Свои фотографии были запрещены, и поначалу это было немного грустно: фотографу важны его собственные снимки, важно показывать свои фотографии, окружать себя ими. Оказалось, чтобы хотя бы немного понимать свои картинки, нужно научиться внимательно смотреть на чужие. У Александра Иосифовича был детально разработанный курс, строгость и серьезность в деле, которому он служил. Дело – созерцание фотографии. Собственно, сама фотография и есть концентрированное созерцание. Он учил созерцанию в квадрате, тренировал смотреть изо всех сил, верить, что можно выйти за плоскость изображения. От обратной стороны плоскости начинается путь к некой точке совершенства. Чтобы начать путь, нужен Учитель. Теперь его нет.

 

Фотожурналист, сотрудник «The Associated Press» Сергей Пономарев, в прошлом – студент Александра Лапина:


...Мне посчастливилось быть какое-то время его учеником. Мы познакомились, когда он преподавал на журфаке и мне нужно было писать ему курсовую на четвертом курсе. Я тогда работал и учебе уделял все меньше и меньше времени, порой писал главы курсовой в метро прямо перед сдачей ему.

Он тогда готовил свою книгу «Фотография как...». Отдельные листы рукописи висели на леске над диваном, как сушащиеся фотографии. Иногда он какой-либо доставал и давал почитать.

Честно говоря, Лапин для меня всегда был оракулом. Он говорил что-то такое, что мне не было понятно, но доходило спустя какое-то время. Порой на постижение ... уходили годы.

Однажды из Бесланской съемки он выбрал одну карточку и сказал: «Вот это Фотография. Можешь ею гордиться». Паша Смертин назвал уже достижением то, что Лапин нашел что-то. А мне было удивительно, что он не выбрал эмоциональные фотографии штурма, или когда спецназовец с Аушевым выносят младенца и прочее. Он выбрал очень цветной снимок, который был снят один раз. То есть обычно кадров одного сюжета снимается 3-4 или больше, а тут я, проходя мимо, снял один... А потом, спустя три года, он нашел еще один кадр. Я тогда снимал про нелегальных шахтеров в Киргизии, и... Лапин нашел эту картинку. Что-то ему долго не нравилось в ней, она стояла у него на подставке перед глазами, и неожиданно в три(!) часа ночи он позвонил мне и сообщил, что в ней не так и как это надо поправить.

Потом он запускал Школу Лапина, читал лекции и осваивал интернет. Его книга стала большим подспорьем для начинающих фотографов, хотя он считал, что писал ее для мастеров... Всем известно, что не все любили Лапина. Ученики его почитали, но люди, принимающие решения в медиабизнесе, его побаивались и недолюбливали. Он мог доказать любому бильд-редактору или арт-директору, что они зря едят свой хлеб, и в то же время не всегда адекватно воспринимал критику. Лапина нужно было только слушаться, с ним сложно было спорить и сложнее было переспорить...

 

 

Из автобиографии Александра Лапина:

Родился я в мае 1945 года, с тех пор мучаюсь сам и мучаю других своим упрямством. Рос без отца. Сосед по квартире (мы – я, мать и бабушка в одной комнате и рабочая семья из семи человек в другой) иногда завешивал окно одеялом и занимался в темноте каким-то колдовством, он был фотолюбителем. Правда, кроме этого он увлекался еще охотой и рыбной ловлей, копировал картины по клеточкам, а также был большим любителем выпить.

К несчастью, я заразился от него только первым – фотографией. С тех пор и навсегда фотобумага, которая оживает в проявителе – самое большое для меня чудо. Так я стал колдуном и начал учиться на волшебника. Ребенком был слабым, много болел. Любимыми предметами в школе стали физика и математика. Учителя хвалили и просили решить задачку. Поступил в Физико-Технический институт. Однако увлечение фотографией приобрело такие угрожающие размеры, что стало главным в жизни. Когда в 1969 году бросил институт и решил заниматься фотографией, собственно фотографий-то у меня и не было. Ни одной. И ничего я в этом не понимал. Но мне повезло: где-то случилось что-то, и карточки пошли. Произошло это в 1979-80 годах. Постепенно для меня открылись работы мастеров: А. Картье-Брессона, Ю. Смита, А. Кертеша, они стали моими учителями...

Работал фотографом в разных организациях: на заводе, в Доме учителя, в торговой рекламе и так далее. К фотографии шел издалека: снимал натюрморты, стенки, потом обнаженную натуру. Моим новым друзьям-фотографам это понравилось, правда, потом, когда начал снимать людей на улице, они сказали, что я безнадежен и ничего из этого не получится. Тут мне опять помогло мое упрямство, я не послушался и продолжал стоять на своем...

Принимал участие в десятке выставок на Малой Грузинской. В 1985 году там же состоялась первая персональная выставка. Несколько человек сказали, что им понравилось. Отступать было некуда.

С 1979 по 1983 преподавал... Наибольший резонанс имела Студия художественной фотографии в ДК МГУ (1985-87 г.). Ученики тех лет работают сегодня практически во всех московских изданиях, кто-то стал знаменитым. Некоторые вспоминают те годы, как самые счастливые. Многие мастера фотографии впервые были представлены Москве именно в Студии. ...Это были не выставки, работы развешивались на один вечер. Выставки надо было «литовать», то есть брать разрешение в соответствующей организации (цензура).

Мы залитовали и провели Первую московскую молодежную выставку с афишами и зрителями, затем выставку Игоря Мухина. Этого партком МГУ уже не вынес. Мухин снимал хиппи и панков, они приходили смотреть на себя, садились на пол и не очень стеснялись в выражениях. Начались разборки, и мне пришлось уйти.

...Финны, приехав в Москву в 1986 году,... с удивлением обнаружили, что в Советском Союзе были и есть фотографы, даже не фотографы, а дежурные в котельной, ночные сторожа или просто безработные «тунеядцы», которые серьезно занимаются фотографией, с прессой не связаны и показывают в своих снимках реальную жизнь людей. Назвали они это странное явление «новой волной».

Вскоре в Финляндии выходит книга «Инаковидящие». Пошли выставки и поездки за границу, благо перестройка это позволяла. Впоследствии книги вышли в Англии, Швейцарии, Франции, Америке. Автор последней и самой интересной «Changing Reality» («Изменяющаяся реальность») – прекрасный человек Leah Bendavid-Val, редактор книжного отдела «National Geographic». Я помогал ей всем, чем только мог.

Уже давно я не хожу по улицам с камерой. Десяток настоящих фотографий мне удалось сделать. За оставшуюся жизнь я, в лучшем случае, сниму еще десять того же уровня. Но мне вполне достаточно и того, что уже лежит в папке, на которой написано «выставка». Поэтому я решил, что принесу большую пользу, если буду преподавать и писать книги о самом главном в моей жизни – фотографии. Надеюсь, в этом я не ошибся.

 

Статья Ирины Чмыревой об Александре Лапине.

Сайт, посвященный книгам Александра Лапина.

Сайт Школы Александра Лапина.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение