--

Судьи подождут

Почему конфликт вокруг 31-й больницы решился в пользу заведомо слабейших

В 31-й городской больнице Петербурга по-прежнему будут лечить обычных горожан и детей, больных раком, а не судей Верховного и Высшего арбитражного судов. Громкое противостояние завершилось тем, что власти отказались от скандальных планов перепрофилировать больницу. «РР» выяснял, кто может называть себя автором победы и почему она стала возможной.

Григорий Набережнов
×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

31 января 2013, №04 (282)
размер текста: aaa

В этой истории все казалось предопределенным. Сначала п­оявился документ за подписью управделами президента Кожина: в течение двух недель найти, куда перевести больницу, чтобы освободить здание для с­удей. И даже когда скандал уже стал публичным, городские власти, судя по всему, не рассматривали других вариантов, кроме переезда больницы.

15 января туда приезхала вице-губернатор Ольга Казанская.

— Она говорила, что у администрации президента есть четкое намерение реконструировать эту больницу, — рассказал «РР» врач, присутствовавший на встрече с чиновницей.

И даже первое заявление губернатора Полтавченко: «Я не допускаю, что можно как-то ухудшить положение больных детей», — подразумевало разные трактовки. В конце концов, речь могла идти о том, что на новом месте детям будет не хуже.

Однако уже 22 января сначала Валентина Матвиенко, а потом и Полтавченко однозначно заявили, что переезда не будет. С­амое простое объяснение метаморфозы — власть поддалась давлению общественного мнения. На самом деле, чтобы история закончилась благополучно, нужно было, чтобы сошлось сразу н­есколько обстоятельств.


Позиция врачей

Первыми негласную иерархию отношений в системе нарушили медики. Узнав о планах в отношении их больницы, они не стали молчать.

— Я знаю, как обычно врачи о­бщаются с администрацией. И то, что происходит сейчас, на это не похоже. Обычно они договариваются, и сами врачи не выступают против решений. А тут — нет, — поясняет «РР» Илья Фоминцев, в прошлом врач-онколог, а теперь исполнительный директор Фонда профилактики рака.

Заведующая отделением детской онкогематологии Маргарита Белогурова за эти дни стала одним из главных героев городских и федеральных СМИ. Не молчали и другие врачи. В р­езультате публичное обсуждение проблемы началось до того, как бумаги о выселении 31-й больницы были подписаны и проштампованы. А не допустить всегда проще, чем отменить уже принятое решение.


Высокомерие Москвы

— Это не мы. Спрашивайте в Смольном, — говорили корреспонденту «РР» чиновники г­ородского комитета по здравоохранению в разгар конфликта. Под Смольным в данном случае подразумевалось высшее руководство города. Хотя правильнее было бы спрашивать в Москве. Реконструкция событий показывает, что решение принималось именно там. В рабочей группе по переезду судов из питерских чиновников значился только вице-губернатор Игорь Метельский, да и тот подал в отставку с 1 января. При этом Москва не провела с городскими властями даже формальных переговоров, результатом которых могли стать какие-то компромиссные договоренности — допустим, новый онкоцентр для города, увеличение зарплат врачам, увеличение количества койко-мест.

Местных чиновников поставили перед фактом: переезд будет, а куда всех распихать из расформированной больницы — вам решать. Городские власти на уровне то ли губернатора, то ли вице-губернатора возразить побоялись и спустили решение в профильный комитет.

Но когда конфликт стал публичным, именно отсутствие каких бы то ни было договоренностей с питерскими властями позволило быстро отыграть ситуацию н­азад.


Одиозность решения

— Вы поймите, это решение я­вно «черное», — объясняет мне бурную реакцию общества на планы управления делами президента Дарья Зарина, руководитель некоммерческой организации «ЛенЗдравКлоун», которая проводит для больных детей праздники в больницах и дома.

Действительно, даже довольно спорные решения властей вроде «закона Димы Яковлева» все-таки поддерживаются значительной частью общества. То есть они в этой цветовой классификации не «черные» — скорее «серые». Но ситуация с больницей № 31 не допускала двойного толкования. «Ради судей выселяют больных раком детей» — именно с такими лозунгами вышли на первые пикеты активисты. В итоге сами судьи начали открещиваться от желания лечиться в 31-й больнице.

Однозначная позиция общества заставила власти отказаться от своего решения. В конце концов, на второй губернаторский срок Георгий Полтавченко намерен пойти через всеобщие выборы.

Впрочем, остались в Питере и те, кто еще не до конца верит, что история завершилась.

— Мы хотим официального документа на том же уровне, от того же Кожина, за его подписью. П­ока не увидим бумагу, будем выходить, — сказала корреспонденту «РР» одна из участниц пикета 23 января на Марсовом поле.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
lestnitsy-vip.ruFA lestnitsy-vip.ruFA 14 июля 2018
московские лестницы фото -vip.ru/page/moskovskie-lestnitsi-foto/ .
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение