Особенности российского капитализма

21 февраля 2013, №07 (285)
размер текста: aaa

Комментировать повышение налогов на малый бизнес у нас в стране — дело, казалось бы, безнадежное. Все много раз сказано. И что в цивилизованном мире — напишем уж как есть, без кавычек, — малый бизнес стараются не трогать, и что он есть основа экономики, и что по-государственному было бы дать людям заработать самим и законно, вместо того чтобы толкать их на биржу труда или в теневую экономику.

У нас не приветствуются изъятия из общего налогового ­режима, то есть льготы. Так настроены в Минфине, такова идеология Налогового кодекса. Однако в нефтегазовом секторе кое-где без особого шума введено освобождение от налога на десяток лет. О налоговых «каникулах» говорили-то давно, но для малого бизнеса и фермеров, а не для нефтяников! А вместо этого для индивидуальных предпринимателей выплаты с 2007 года выросли в 20 раз.

Мы совершенно не против специальных налоговых режимов в крупном бизнесе. Наоборот, считаем — и с нами вместе так считают многие специалисты, — что налоговая с­истема должна быть куда более гибкой, чтобы стимулировать различные приоритетные вещи, вместо того чтобы не замечать и тем более губить их. Но достается такой прогрессивный подход пока в основном самому обеспеченному сектору экономики — добыче углеводородов. Понятно почему: он и самый сильный лоббист.

Российский капитализм имеет уникальную природу. Он находится на начальной стадии развития, но капиталисты уже владеют крупной промышленной собственностью, созданной еще предыдущим укладом. Наш капитализм рос не из низов, не из мелких буржуа. И потому мелкий буржуа не составил у нас широкого базового слоя. В мире, конечно же, такой слой тоже распределен от страны к стране неровно. Скажем, во Франции по сравнению с Германией мелко-среднего бизнеса относительно немного. Но во Франции есть зато сильный рабочий класс, который уравновешивает влияние крупной буржуазии. Ну а кому довелось увидеть роскошные овощные лавки в центре Парижа, тот вряд ли подумал, что их владельцы обижены на судьбу. Хотя и они наверняка на нее сетуют: тоже налоги, тоже аренда… Но владельцы наших сиротливых фрукто-овощных ларьков (качество продукции в которых куда лучше, чем в супермаркетах) явно стоят куда ниже в негласной социальной иерархии.


В СССР всегда все обстояло ужасно со всем, что касалось нынешней сферы малого бизнеса. Торговля, ресторанное дело — все это было налажено из рук вон плохо


Про времена СССР теперь слагаются легенды, как о «золотом веке», когда над страной летал, широко улыбаясь, Юрий Гагарин, поглядывая сквозь гермошлем на строящиеся домны, гидростанции и грандиозный размах освоения целинных земель. Там человек был счастлив, а образование — на таком уровне, что американский сенатор Джон Кеннеди советовал согражданам кидаться за нами вдогонку учить математику, а то как бы не пришлось всем поголовно учить русский. Да, много хорошего было. И диссиденты сидели по тюрьмам тоже. Но сейчас не о том. В СССР всегда все обстояло ужасно со всем, что касалось нынешней сферы малого бизнеса. Торговля чем бы то ни было, ресторанное дело («общепит» в советской терминологии), изготовление одежды, разных бытовых мелочей — все это было налажено из рук вон плохо.

Наш капитализм, которому приходится устраиваться в России по второму разу, так поначалу и унаследовал от своего советского прошлого домны с мартенами и отвратительно налаженный человеческий быт. Прорывы, успехи в исправлении последнего, конечно же, грандиозны. Возможно, они сравнимы с ядерным проектом Берии  — Курчатова — Харитона. Во всяком случае русский человек получил возможность съесть днем недорогой вкусный бизнес-ланч и сходить вечерком в ресторан, если, конечно, у него есть работа и зарплата, купить себе в магазине у дома весь набор продуктов почти без очереди, а в магазине за углом — джинсы и кроссовки. В 70-е это была даже не мечта. Это была утопия.

Но те, кто смог ее осуществить, а именно скромные позднесоветские «кооператоры», нынешние «представители малого бизнеса», так и остались под пятой — теперь уже не  советской партийно-хозяйственной номенклатуры, а под «железной пятой олигархии». (Был в 90-е такой фильм, название которого восходит к ярким литературным и социологическим первоисточникам начала прошлого века.)

Крупная буржуазия и тесно связанная с нею новая номенклатура либо не придают значения малому бизнесу — в конце концов, он обслуживает не их, — либо опасаются его как классово чуждого. Ни они сами, ни деды их, ни бизнесы их не выросли из этого слоя, они в нем не укоренены. Зато он представляет угрозу их безраздельному господству. Это ведь слой людей независимых, свободных, собственников… Ох, и не любят у нас таких! Но, «ребята» (так любят по старинке именовать друг друга в российской элите), капитализм без прочного социального основания — он ведь опять не устоит.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение