--

24 часа из жизни нано

Около двухсот корреспондентов «РР» в течение суток наблюдали за жизнью высоких технологий

Журнал «Русский репортер» и Фонд инфраструктурных и образовательных программ «Роснано» завершили уникальный проект: весь день 26 февраля наши корреспонденты передавали новости из университетов, лабораторий, заводов, научных институтов, школ. Никогда еще мир высоких технологий не описывался столь детально. С полной версией новостей можно ознакомиться на сайте 24.rusrep.ru

×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

14 марта 2013, №10 (288)
размер текста: aaa

—Что у нас с квантовыми точками?

— Сейчас пришла заметка. Все нормально. Они красиво светятся. А как у тебя с челябинским метеоритом?

— Пишут, что засунули в микроскоп. И кусочек подарили Николаю Патрушеву. Еще обнаружил в одном сообщении замечательное слово: никотинамидадениндинуклеотид. Круто ведь?! Но давай быстрее, тут еще восемь заметок пришло...

26 февраля редакция «Русского репортера» напоминала революционный штаб. Семнадцать городов, почти двести корреспондентов, новые заметки поступают чуть ли не каждые десять минут. Большинство участников проекта — студенты, прошедшие обучение в летней школе «Русского р­епортера», а также участники проектов «Город-24» в рамках «Медиаполигона» «Русского репортера» и Школы научной журналистики «РР» — МГППУ.

Вместе с «Роснано» мы хотели сделать моментальный срез технологической жизни России. Очень часто публикации о высоких технологиях напоминают школьные учебники истории. В учебниках рассказывают о великих битвах, царях, президентах. Но там слишком мало говорится о том, какой была повседневная жизнь рыцаря, чиновника или крестьянина. Точно так же многие статьи о современных технологиях посвящены тому, сколько миллионов рублей инвестировано, какой технологический центр открылся, что сказал губернатор о модернизации и т. д.

Наши новости делались по принципу «здесь и сейчас»: как аспирант Вася настраивает свой микроскоп, как рабочий Федя запускает аппарат по производству светодиодов, о чем спорят профессор Иван и студент Арсений…

Этот проект не только увлекательный поток новостей. Фактически это социальное исследование, позволяющее понять место нанотехнологий в обществе. Большинство получившихся выводов достаточно оптимистичны.

Во-первых, мы не ожидали такого отклика от молодых журналистов. Казалось, что слово «нано» уже навязло в зубах и ассоциируется с каким-то официозом и распилом средств. Молодежь это не любит. Мы рассчитывали, что в проекте примут участие не больше ста добровольных корреспондентов. Да и эту цифру мы считали завышенной. Но в реальности писали и снимали для «Нано-24» почти двести человек. Похоже, сейчас нано вышло на новый этап. Отношение к нему стало спокойно-раци­­ональным. Нет ни научной р­омантики, ни государственного официоза. Нанотехнологии р­аботают в светильниках, солнечных батареях, лекарствах, добавках в автомобильное топливо, аккумуляторах и сотнях других окружающих нас объектов. Мир стал удобней и эффективней. И это интересно.

Другой факт, который нас удивил, тоже к­асается оптимизма. Мы получили около 700 новостных заметок. И практически нигде ученые и инженеры не произносили традиционных речей о том, что, мол, не хватает нам денег, все развалилось и т. д. Лет пять назад такое было бы немыслимо. Сегодня с­одержание профессии вытесняет организационные неурядицы.

Готовя этот проект, мы специально исключили все объекты, находящиеся в Москве. Оказалось, что за МКАД тоже есть технологическая жизнь, причем весьма насыщенная. У нас очень большая страна, и в ней хватает места даже для наноразмерных объектов.


Фотосессия для кремния

02.03 (09.03). Владивосток. В Институте автоматики и процессов управления ДВО РАН начинается изучение кремния. Старший научный сотрудник Константин Игнатович рассказывает:

— По поверхности кремния перемещается игла с током. На экране мы видим сам кремний: это должна быть четкая красивая картинка. Процесс снимается по кадрам. Можно даже фильм сделать.

Ольга Продан, Екатерина Ткаченко


Мы можем разместить 40 портретов Путина на кончике волоса

02.36 (09.36). Владивосток. В лаборатории тонкопленочных технологий Школы естественных наук (ШЕН) ДВФУ начинается новый рабочий день.

— Мы вам покажем, что можно сделать на н­ашем оборудовании. Мы можем разместить 40 портретов Путина на кончике волоса, — объясняет доцент кафедры компьютерных систем ШЕН Александр Самардак и поручает своей дипломнице Маргарите Анисимовой з­апустить электронно-лучевой нанолитограф.

Елена Белова

 

Биокиборги из Владивостока захватят мир

04.15 (11.15). Владивосток. В лаборатории тонкопленочных технологий ДВФУ студентка 5-го курса Маргарита Анисимова работает на электронно-лучевом нанолитографе.

— Я пришла в лабораторию на первом курсе. Стало интересно, что я смогу изменить в окружающем мире с помощью науки. Сейчас главная для меня идея — создание искусственного интеллекта.

В разговор вмешивается руководитель диплома Анисимовой — доцент Александр С­амардак:

— Да-а-а! Биокиборгов, которые уничтожат всех людей.

Все смеются.

— Представьте, — продолжает Маргарита, — лет через двадцать на моем столе будет стоять пробирка с биокибернетическим мозгом! А это значит лечение болезни Альцгеймера, аутизма, шизофрении и решение проблемы восстановления памяти.

Елена Белова


Глупый водитель не сядет в «умный» троллейбус

05.19 (08.19). Новосибирск. Дмитрий Минкин — водитель троллейбуса 5А, который оснащен аккумуляторными батареями фирмы «Лиотех», что позволяет ездить даже без проводов:

— Каким бы умным троллейбус ни был, а в­одитель в нем все равно нужен, и не какой-нибудь дурак или алкоголик, а ответственный человек, — говорит Дмитрий. — Я вот, как все остальные, каждое утро прохожу медосвидетельствование на алкоголь в крови и наркотики. И правильно. У водителя тоже должны быть мозги…

— А какие основные преимущества у этого троллейбуса?

— Он электричество городское экономит. М­ожет два кольца по основному маршруту дать, не подпитываясь от проводов.

Надежда Боярчук


Пьющие диабетики мешают инновациям

06.32 (09.32). Томск. Идет планерка в лаборатории по разработке неинвазивного глюкометра — он позволяет без укола проверять у диабетиков содержание сахара в крови. На мониторе две таблицы и два графика. Это результаты анализов с двух глюкометров: традиционного и неинвазивного. Соотношение цифр у всех больных примерно одинаковое. Вопросы вызвали данные одного испытуемого, у которого картина оказалась уж очень искажена. Объяснение находит Сергей Мельченко, генеральный директор Томского центра венчурных инвестиций и по совместительству соучредитель проекта:

— Я могу предположить, что человек просто выпил. Нужно встретиться с ним еще раз, п­оговорить и выяснить, что в тот день он мог сделать, что такие колебания вызвало.

Мельченко вздыхает:

— Вот поэтому неинвазивный глюкометр и не выходит на рынок. Потому что на испытаниях обязательно из ста человек десять н­арушают правила поведения.

Айгуль Самедова


Где найти нано в 26-килограммовой батарее

07.28 (10.28). Новосибирск. Вес одного литий-ионного аккумулятора, производимого на новосибирском заводе «Лиотех», — от 8 до 26 килограммов в зависимости от его емкости. Где же в них спрятано нано? Оказывается, частицы катодного материала — литий-железо-фосфат (LiFePO4) — уменьшили до 100 нанометров. В результате характеристики аккумулятора заметно улучшились.

Василиса Петрова


Микробы нужно мыть

07.33 (10.33) Томск.

— В растворе бензойной кислоты мы выращивали микроорганизмы, — объясняет студентка 4-го курса Института биологии ТГУ Светлана Дурова. — Теперь нам нужно их промыть.

В растворе плавает что-то типа плесени. Это и есть микробы. Девушка аккуратно складывает их маленькой металлической лопаткой в пробирки, заливает водой и ставит в центрифугу. Включает прибор и ждет.

Марина Сенинг


Детали готовят к морскому климату

09.02 (12.02). Томск. В лаборатории ЗАО «МАНЭЛ», которая находится прямо в производственном цеху, начался эксперимент.

— В камеру солевого тумана мы опустили 43 образца — это различные пластинки, детали. Все они с нашим покрытием, сделанным методом микродугового оксидирования. Воздух в камере нагревается до температуры 35° и подается солевой раствор. Это условия, идентичные морскому климату, — кивает з­аместитель главного технолога Светлана Сафронова на запотевшее стекло камеры. — Через некоторое время мы их вынем и будем смотреть, насколько устойчивым оказалось покрытие. Такие испытания проводятся, ­чтобы выяснить, насколько наше покрытие м­ожет быть полезно для деталей кораблей, которые нужно защитить от коррозии.

Елена Кирсанова


Телевизор в ковре

09.41 (12.41). Томск. Старший научный сотрудник лаборатории лазерной физики ТГУ Константин Дегтяренко вертит в руках какие-то квадратные стеклышки.

— Что это?

— Это будущие органические светодиоды, — объясняет Константин, — с их помощью можно будет даже на гибкую основу наносить дисплеи. Например, на ковер. Кстати, похожим образом создают и солнечные батареи. Так что мы еще и энергетическую задачу частично решаем. На российском рынке такие светодиоды пока не выпускают, но мы к этому стремимся.

Руслана Цикунова


Нанотехнологии не позволят стащить книжку из библиотеки

10.20 Санкт-Петербург. Применение радиометок, которые делает компания «РСТ-ин­вент» может быть самым неожиданным. Н­апример, они могут помочь библиотекарям.

— Захотела ты книжку взять. Подошла к полке, а там экран стоит: нажимаешь на нем кнопку «взять книги». Экран сканирует читательский билет и заносит в базу, что такая-то такая-то взяла столько-то книг и должна вернуть их тогда-то. Уперла ты домой библиотечное имущество и вернуть забыла. И когда срок сдачи подойдет, у библиотекаря система выдаст напоминание в стиле «позвони должнику». Под это дело наш программист специальные приложения пишет, которые с bioblio tag'ами — библиотечными радиометками — взаимодействуют, — говорит Олег Молчанов, сотрудник «РСТ-инвент».

Валерия Железова


Обрежь ему ногу, которая торчит

10.35 (12.35). Тюмень. Лаборатория зондовой и электронной микроскопии.

— Он мертвый, да? Замороженный? — смеется Александр Шаталов, магистр на кафедре механики многофазных систем, разглядывая принесенную добычу.

— У нас есть три паука и еще неизвестные жуки, пойманные дома, — с любовью говорит Алексей Максимов, Сашин одногруппник. — Интересно посмотреть лапки у паука — за счет чего он карабкается на вертикальную поверхность? Возможно, у него есть микро- или нановолоски.

— Как можно больше образцов клади на подложку, — учит Геннадий Гласкин, заведующий лабораторией зондовой микроскопии Техноцентра ТюмГУ. — Обрежь ему ногу, к­оторая торчит.

Сначала образец напыляют углеродным слоем, чтобы картинка была лучше. А дальше создают вакуум и отправляют в микроскоп. Пока ребята возятся с пауками, на экране видны крупные сетчатые образования.

— А это кровяные клетки, — показывает Геннадий. — Любезно предоставлены нашим ­сотрудником из своего разбитого носа.

Полина Кузина


Олово шипит и кипит

11.24. Санкт-Петербург. Помимо светодиодов на заводе «Оптоган» производятся драйверы — специальные устройства для питания светодиодов.

— Драйвер — это как блок питания для твоего ноутбука. Его основной задачей является стабилизация тока, а это необходимое условие для долгой и стабильной работы светодиодов, — говорит старший инженер Александр, открывая крышку машины, в которой кипит и льется вязкая темная жидкость. — Для соединения металлических деталей драйвера используется олово. Сегодня на этой машине будет произведено 2000 драйверов.

Александра Демидова


Зачем нужны метеориты

12.28 (14.28). Челябинск. На столе в деканате физического факультета ЧелГУ разложены осколки метеорита. Хоть мозаику собирай.

— Счастья в простом обладании метеоритом нет. Но он может дать нам новые технологии! — утверждает Сергей Таскаев, декан ф­изического факультета ЧелГУ. Если мы ­научимся изготавливать железоникелевые вещества, содержащиеся в метеорите, здесь, на земле, то перейдем на новый уровень жизни. Мы сможем создать дешевые постоянные магниты с очень хорошими характеристиками, какие пока образуются только в космосе. Поеду сейчас еще искать осколки метеорита. Говорят, где-то еще упал кусок.

Надежда Прохорова


В Екатеринбурге сделают крыши с подогревом

13.22 (15.22). Екатеринбург. Если бы Карлсон жил в наше время, он был бы счастлив. Компания по производству стеклопакетов STiS участвует в разработке крыш с подогревом. Такие прозрачные крыши нужны там, где нежелательно обилие снега. На стекла будут наносить специальный оксид металла, через который можно будет пропускать ток. Крыша будет нагреваться, а лишний снег будет таять.

— Пока эта технология находится в разработке, мы активно продвигаем другую, не менее важную и нужную, — рассказывает менеджер компании STiS Алексей Глушков. — Это самоочищающиеся стекла: особое покрытие, когда на него попадает свет, разрушает загрязнения, а затем дождевая вода смывает всю грязь. Только не думайте, что такие окна совсем не нужно мыть! Нужно, но намного реже. Кстати, в Англии большая часть окон с самоочищающимися стеклами.

Ольга Чащухина


Видеокамеры из Зеленограда сами найдут нарушителей

13.31. Зеленоград. Заходя на территорию предприятия «ЭЛВИС-НеоТек», я не могу отделаться от чувства, что за мной кто-то пристально следит. Еще бы, ведь здесь разрабатывают автоматические системы видеонаблюдения.

— Мы называем это компьютерным зрением, — рассказывает представитель компании Андрей Пименов, встретивший меня у входа. Мы проходим по длинному коридору, поднимаемся на четвертый этаж, и он показывает мне одну из таких камер. Снаружи они ничем не отличаются от обычных, но внутри установлены микропроцессоры и специальное программное обеспечение, которые позволяют а­втоматически анализировать видеопотоки, обнаруживать важные цели и ситуации. Чипы выполнены по технологии 90 нанометров.

В помещении, в котором мы находимся, ­сотрудники компании пишут программное обеспечение. С ним системы видеонаблюдения способны автоматически обнаружить н­арушение правил дорожного движения, возгорание, скопление людей и даже переброшенный через забор или оставленный предмет.

Миша Зябкин


Японская философия и железные трубы

14.28 (16.28). Челябинск.

— У нас процесс производства все время совершенствуется. Это мы у японцев позаимствовали: система непрерывных совершенствований «кайдзен», — немного смущенно говорит Алексей Карсаков, мастер участка экспандирования и отделки труб Челябинского трубопрокатного завода. — Каждый рабочий вносит идеи по оптимизации своего рабочего места.

Во всех рекламных буклетах, посвященных заводу, именно заимствованием этой японской философии объясняется сад камней, с­ооруженный на крыше участка антикоррозийного покрытия труб.

Ася Романенкова


Свеженький метеорит для Николая Патрушева

14.46 (16.46). Екатеринбург. В дверях научно-образовательного центра «Наноматериалы и нанотехнологии» УрФУ появилась правительственная делегация. Секретарь С­овета безопасности Николай Патрушев и губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев встретились с журналистами в лаборатории наноэлектроники. Центр представили директор Илья Вайнштейн и крупнейший эксперт по метеоритам Виктор Гроховский.

— Что можно узнать, изучая метеориты? — спросил ученых Николай Патрушев.

— Можно понять, как устроен мир, — ответил Виктор Гроховский.

— Уже установлено, это посланник Солнечной системы? — уточнил глава Совбеза.

— Да, других нет, — подтвердил ученый.

Коротко рассказав гостям о метеорите, Илья Вайнштейн вручил им сувениры на память.

— Хотелось бы подарить вам эти метеориты из Челябинска. Свеженькие, — подчеркнул он.

Дарья Воронина


Маленьким детям показывают гидрофобные хвостики

14.54. Санкт-Петербург. В кабинете лицея № 179 появляется женщина в белом халате и больших очках.

— Марина Михайловна, а вы зачем переоделись? — спрашивает классная руководительница 1-го «А» Людмила Матвеева.

— Ну, вы же отправляетесь в наномир. Так мы сделаем это вместе в нашей лаборатории, — отвечает гостья. — Ребята, как же нам убедиться в том, что наночастицы существуют? Проведем опыт. Сейчас ко мне подойдут Маша, Веня и Федя.

Учительница капает подсолнечное масло на руки первоклассников. Дети с подозрением принюхиваются к желтым пятнышкам.

— А теперь попробуем смыть это масло водой. Теперь покажи ребяткам, смылось ли масло?

Дети скептически тянут «не-е-е-е-ет».

— Но у меня есть волшебное средство, которое поможет вам смыть масло. Оказывается, мыло — это самый древний наноматериал. Вы сами сможете собрать модель молекулы мыла, она называется мицелла. У нее есть два хвостика. Один дружит с водой, а другой ее боится, он гидрофобный. Все знают, что такое фобия?

В это время дети собирают пышные букеты из гигантских мицелл. В маленьких ручках едва помещаются четыре штуки. Лучше всех с заданием справилась третья группа, которая собрала мицеллы в круг.

— Действительно, наночастица мицеллы выглядит как кружочек. Все гидрофобные хвостики собираются вместе. А теперь посмотрим видеоролик о работе мыла...

Анастасия Самойлова


Как заставить вагон проехать 25 раз вокруг Земли

14.55 (16.55). Екатеринбург. Сделать обычный вагон долгожителем помогает уральский центр «Современные нанотехнологии». Сейчас центр и ОАО «Уралвагонзавод» заключают договор на исследование сталей. Технологии позволяют увеличивать пробег вагонных тележек в три раза — до миллиона километров. Таким образом, вагон может проехать по земному экватору 25 раз.

— Из «Уралвагонзавода» приво­зят нам специально обработанные железки, а мы их исследуем с нанометровым разрешением и определяем, как изменились их свойства, — поясняет куратор проекта Екатерина Шишкина.

Алексей Колчин


Доцент показал фокус с кирпичом

15.37 (18.37). Томск. Сотрудники кафедры технологии силикатов и наноматериалов ТПУ придумали способ изготовления сверхпрочных и легких кирпичей из отходов. Александр Абакумов, доцент кафедры, берет в руки два совершенно одинаковых кирпича и ставит один на весы:

— Сколько весит? 3364,6 грамма, да? — потирает он руки. — Теперь возьмем другой, такой же. Сколько? 2098 граммов, — улыбается Абакумов. — Секрет заключается в том, что второй кирпич изготовлен из отходов угля. Это значительно облегчает предмет и делает его структуру прочнее. Кроме того, такой кирпич лучше сохраняет тепло. И стоит он гораздо д­ешевле. Это собственная разработка нашей кафедры. Кирпичу всего полгода, но некоторые заводы им уже заинтересовались.

Элина Сергеева


За что любят гидрофобов

15.48. Дубна. На территории НИИ приборостроения сотрудник покрывает машину слоем гидрофобного вещества. На первый взгляд кажется, что он просто ее моет. Виктор Никитин, инвестиционный аналитик нанотехцентра «Дубна», поясняет:

— Данный состав обеспечивает чистоту м­ашины в течение трех месяцев. Мусор и пыль не прилипают к машине благодаря водоотталкивающим и самоочищающим свойствам гидрофоба. У нас ребята на своих машинах попробовали, и все в восторге!

Анастасия Миткевич, Ольга Агеева, Елена Черенкова


Григорий создает карту метеорита

16.04 (18.04). Екатеринбург. Недавний студент и будущий аспирант центра «Наноматериалы и нанотехнологии» УрФУ Григорий Яковлев фотографирует метеорит «Чебаркуль» под сканирующим электронным микроскопом Sigma VP.

— Знакомые предложили сделать интерактивную карту метеорита. Чтобы любой человек в интернете мог зайти на сайт и пощелкать по разным участкам внеземного вещества, посмотреть, как он выглядит при увеличении, — говорит Григорий.

Григорий присутствовал при первых исследованиях метеорита с озера Чебаркуль.

— Небольшие кусочки метеорита привезли в наш центр ночью. Для меня было удивительным то, что еще 72 часа назад болид летел в космосе, а теперь ты держишь его в своей руке.

Дарья Воронина


Левон знает, как читать мысли

16.10. Зеленоград. МИЭТ, кафедра биомедицинских систем. Старший научный с­отрудник Левон Ичкитидзе сидит на вращающемся стуле, сильно подавшись вперед.

— Мы разрабатываем датчики для систем, на которых исследуется активность головного мозга человека. Но системы эти непростые, — хитро улыбается Левон. — Их уже сейчас н­ачинают использовать для создания каталогов человеческих мыслей, намерений —
и добрых, и злых. В России такая установка всего одна, и работает она в Московском городском психолого-педагогическом университете.

Левон разрабатывает датчики сверхслабого магнитного поля с наноразмерными ветвями и пишет об этом в журнал «Известия РАН. Серия Физическая». Как раз завтра ему нужно сдавать статью.

— Для того чтобы зафиксировать активность нейронов в головном мозге, необходимы датчики сверхчувствительные. А в мозге знаете какой электрический импульс? В тысячу раз меньше, чем в сердце! Наши датчики позволяют чувствовать величины магнитного п­оля в миллиарды раз меньшие, чем магнитное поле Земли.

Анастасия Кувшинова, Ксения Рыбакова


«Оптоган» взрывает светодиоды

16.12. Санкт-Петербург. Я стою перед застекленным боксом, в который инженеры загружают небольшую желтую плитку — светодиодный модуль Х10. Сейчас начнется лазерная резка.

— Недавно мы стали производить светодиоды высокой яркости — серии Х10. Это наш уникальный продукт, аналогов в мире нет. Вот т­акой один квадратик светит как 75-ваттная лампочка накаливания, а потребляет энергии в шесть раз меньше, — рассказывает директор по управлению продуктами Борис Ким. — В этой машине мы их «разрезаем» специальным лазером. Движение лазера глазу уловить сложно, видно только последствие. Смотри сама: выглядит как маленький взрыв.

Александра Демидова


Сделали первую доску. Теперь ее будут жечь и топить

16.31. Казань. Первая доска с наночастицами фосфата появилась сегодня на производстве компании Multiplast. Здесь внедряют в древесно-полимерные композиты «умные» частицы, которые убирают кислород и делают материал менее горючим.

Легко ли развести костер из нового древесно-полимерного композита, через два дня покажет специальный эксперимент. Свойства влагопоглощения у данного композита тоже проверяют. Для этого сейчас его поместили в воду, где образец пробудет сутки.

Виктория Егорова


Чипы-недотроги

16.38. Зеленоград. Мы идем по длинному белому коридору зеленоградского завода «Микрон». Здесь производят российские электронные чипы. Впереди сердце завода — «чистая комната». Почему она называется чистой?

— Если мельчайшая пылинка попадет на чип, он придет в негодность, — поясняет ведущий инженер-технолог Ирина Коротова.

Основные помещения имеют класс чистоты 1000, это означает, что в кубическом футе (около 27 литров) найдется не более 1000 частиц! Для сравнения: число частиц в том же объеме обычной комнаты — около миллиона.

Из-за стекла мы наблюдаем за происходящим внутри: люди в специальных костюмах, шапочках и масках вглядываются в экраны мониторов, расположенных на устройствах для формирования различных структур в чипе.

Среди установок выделяется небольшая «комната в комнате» — залитое желтым с­ветом помещение, где происходит один из сложнейших процессов, фотолитография. Ее класс чистоты в 10 раз выше — 100 частиц на кубический фут.

На финальном этапе чип помещают в корпус и используют в различных устройствах, начиная от настольных компьютеров и заканчивая медицинскими приборами и космической техникой.

Владимир Королев


Роман обещает сделать любой девушке приятно

16.55 Дубна. Старший научный сотрудник НИИ прикладной акустики Роман рассказывает, что скоро одежду можно будет не стирать. Ткань нужно обработать супергидрофобным покрытием, отталкивающим пыль, грязь и воду. Роман берет кусочек джинсовой ткани и обливает водой. Жидкость скользит по ткани и скатывается на пол.

— Представляете, как девушкам будет хорошо, — восторгается Роман. В ресторане проливают вино на платье, а оно скользит, не оставляя никаких пятен!

Инна Бугаева


«В Путине мы храним более важные образцы...»

17.35. Зеленоград. Научно-образователь­ный центр «Зондовая микроскопия и нанотехнологии». Атмосфера — что-то среднее между научной лабораторией и редакцией студенческой газеты. Рядом с роботом, который однажды показывался на выставке, а теперь держит новогоднюю елку, стоят зондовые микроскопы ценой в десятки тысяч долларов. На стене висит гитара, а в деревянных матрешках с лицами Путина и Ельцина хранятся образцы в маленьких пробирках.

— В Путине у нас самые важные образцы, — открывает матрешку научный сотрудник центра Роман Морозов. — В Ельцине менее важные.

Ксения Рыбакова


Покажи мне свои квантовые точки

17.45. Дубна. В НИИ прикладной акустики создают квантовые точки, которые уже сегодня применяются в производстве различных веществ и материалов. Квантовые точки иногда называют искусственными атомами: их свойства похожи на свойства атомов. С их помощью можно отслеживать, например, движение веществ в организме человека. Также квантовые точки можно применять при производстве светодиодов и теле­экранов.

Роман Новичков, сотрудник института, д­емонстрирует разноцветные колбы, которые ярко светятся под ультрафиолетом.

— Их цвет зависит от размера созданных точек. Смотрите, как красиво.

Инна Бугаева


Никотинамидадениндинуклеотид — это круче секса

19.10. Ростов-на-Дону. Физфак Южного ф­едерального университета. Кафедра физики наносистем и спектроскопии. Юлиана Смирнова, 19-летняя лаборантка, сидит за ноутбуком и проводит анализ белка из хромосомы человека.

— Белок называется феррохелатаза, — говорит Юлиана. — Есть такой проект, называется «Протеом человека». Протеом — это белки. Суть проекта заключается в том, чтобы проанализировать все хромосомы. Каждая страна взяла себе по хромосоме, нам досталась 18-я. Феррохелатаза, собственно, из этой хромосомы.

— Название, конечно, жуткое.

— Это еще не самое страшное, — улыбается Юлиана. — Нам однажды физичка говорит: кто сможет повторить название, тому сразу зачет.

— И что это было за название?

Юлиана набирает в грудь воздуха и выпаливает:

— Никотинамидадениндинуклеотид!

Мария Погребняк


Корреспондент пытается пощупать белок

19.15. Ростов-на-Дону. Физфак Южного федерального университета, кафедра физики наносистем и спектроскопии. Михаил Солдатов, энергичный ассистент кафедры, ведет нас в лабораторию компьютерного моделирования.

— Эта большая жужжащая коробочка — суперкомпьютер на 48 ядер! — с улыбкой говорит Михаил. — Он аж в 50 раз мощнее обычного компьютера.

Арам Бугаев, магистрант-первокурсник, увлеченно рассказывает о своих проектах и стажировках в Германии и Франции.

— Я изучаю структуру белка, — объясняет он, — в частности, его молекулу АТФ — ­аденозинтрифосфат. Это очень важный б­елок, настоящее топливо для нашего организма. Хотите взглянуть на него изнутри?

— Конечно!

Арам протягивает мне 3D-очки:

— А теперь смотрите на стену! На стене проецируется объемное изображение белка. Его хочется потрогать руками!

Елена Акименко


Сотрудники МИЭТ делают открытки

20.45. Зеленоград. Сотрудники научно-образовательного центра «Зондовая микроскопия» МИЭТ делают нанооткрытки.

— Такую открытку видно только под микроскопом, — объясняет сотрудник центра Роман Морозов. — Можно это делать для задач микроэлектроники, а можно и баловаться. Можно голову Чубайса изобразить. Скоро у начальника день рождения... Придется его портрет рисовать, — Роман обреченно вздыхает.

На экране розовая открытка с трогательной надписью I love KSU.

— Это вы своей девушке сделали? Ее Ксения зовут?

— Нет. Это было вообще первое изображение, и надпись значит «Я люблю комбинационный спектрометр усиления».

Ксения Рыбакова


Если дубайские небоскребы запихнуть в два сантиметра

22.30 (21.30). Гусев Калининградской области. Инженер по обучению персонала НПО «Цифровые телевизионные системы» Алексей Редкозубов после лекции для потенциальных работников закрывает свой учебный класс.

Мы с Редкозубовым выходим на улицу, нас догоняет молодой человек и просит объяснить, что же такое нанотехнологии:

— Представь себе огромные дубайские небоскребы, — говорит ему Алексей.

— Представил, — впечатляется юноша.

— А вот теперь умести эти небоскребы со всем их функционалом и содержанием в два сантиметра, — отмеряет пальцами Редкозубов. — Это и значит изобрести нанотехнологичный продукт.

— Наконец-то теперь понял, — выдыхает ученик.

Роман Романовский, Сергей Звезда


Зачем нанотехнологии ночным гитаристам

23.38. Санкт-Петербург. В метро на станции «Международная» я встречаю паренька с модной стрижкой и гитарой на спине. П­охоже, он ждет кого-то и не очень торопится. Можно спросить: а что для него значит нано?

— Я пользуюсь струнами Galli. Именно они натянуты на мою бас-гитару. Это очень крутые струны со специальным нанопокрытием. Они не ржавеют вообще. Обычные струны я менял порядка раз в месяц, а наноструны сохраняют свою первоначальную звонкость даже после нескольких лет.

Эльвира Хайрулина

 

Общее руководство проектом: Владимир Шпак, Елена Санарова, Григорий Тарасевич, Сергей Филиппов


Координаторы: Наталья Кузнецова, Анна Матерова, Дарья Жукова


Редакторы: Алексей Торгашев, Татьяна Филимонова, Данила Розанов, Андрей Константинов, Андрей Веселов, Виктор Дятликович, Алена Лесняк


Фоторедакторы: Артем Чернов, Светлана Софьина, Анастасия Лыщёва, Эвелина Стойченко


Онлайн-редакторы: Надежда Кузина, Елена Солдатова


Координаторы в регионах

Владивосток: Алиса Плюхина

Новосибирск: Василиса Петрова, Диана Злобина

Томск: Светлана Соколова, Елена Кирсанова

Уфа: Юлия Загитова

Казань: Ксения Набаткина, Алина Хусаинова

Дубна: Мария Антонова, Яна Склярова

Челябинск: Наталья Ильина

Тюмень: Татьяна Криницкая, Елена Познахарева

Ярославль: Екатерина Морозова

Екатеринбург: Анна Шерстнева, Дарья Матусевич

Санкт-Петербург: Екатерина Асиновская, Дарья Локтева, Александрина Елагина

Зеленоград и Троицк: Ксения Рыбакова

Омск: Даниил Николаев

Ростов-на-Дону: Екатерина Волосомоева, Мария Погребняк

Белгород: Любовь Шаталова

Калининград: Роман Романовский


Научные консультанты:

Владимир Королев, Любовь Беляева, Антон Степнов


Корреспонденты и фотографы:

Азат Сатаров, Айгуль Самедова, Александра Капачинская, Александра Аникина, Александра Буевич, Александра Дмитриева, Александра Чарно, Алексей Великоцкий, Алексей Ручьев, Алена Даминова, Алена Новикова, Алена Хлестунова, Алина Курпель, Алина Львова, Алиса Пащенко, Алла Смирнова, Анастасия Есауленко, Анастасия Колмагорова, Анастасия Кувшинова, Анастасия Миткевич, Анастасия Самойлова, Анастасия Сваровская, Анастасия Семенова, Анастасия Якунина, Анастасия Ярошенко, Ангелина Ильинская, Ангелина Петрова, Андрей Шуршев, Анжелика Кубрак, Анна Богатикова, Анна Краснобоярова, Анна Попова, Антон Карлинер, Антон Уницын, Арина Таранюк, Ася Романенкова, Бурхан Биглов, Валерий Зайцев, Валерия Белоус, Валерия Евстратенко, Валерия Железова, Валерия Фоминых, Варвара Фуфаева, Вероника Макарова, Вероника Прохорова, Виктория Загитова, Виктория Нечаева, Виктория Серикова, Виталий Беспалов, Владимир Королев, Владимир Чубаров, Галина Сахаревич, Гусева Анна, Дарина Артеменко, Дарья Житинева, Дарья Жукова, Дарья Чернявская, Дарья Януш, Денис Ильюшенков, Дмитрий Кулаев, Евгений Синицин, Евгений Щербинин, Евгения Андреева, Евгения Вавилова, Евгения Гайнулина, Евгения Дырина, Евдокия Шеламова, Екатерина Аржанова, Екатерина Кондрашова, Екатерина Марченкова, Екатерина Селиванова, Екатерина Соколова, Екатерина Ткаченко, Елена Акименко, Елена Белова, Елена Ильина, Елена Кувяткина, Елена Масяйкина, Елена Набиева, Елена Паленова, Елена Рекичинская, Елена Рыбина, Елена Черенкова, Елена Юдина, Елена Яичникова, Елизавета Сартан, Иван Цыбук, Игорь Григорьев, Илья Чичаев, Илья Шайдуров, Инна Бугаева, Ирина Богомолова, Ирина Попова, Ирина Текутьева, Камилла Пусурманова, Касым Еникеев, Кирилл Аршава, Ксения Гусева, Ксения Долгова, Ксения Миронова, Ксения Пашкова, Ксения Шевченко, Ксения Шимановская, Лариса Подистова, Людмила Мостовая, Люся Баранова, Марина Меркулова, Марина Сенинг, Мария Борисенко, Мария Васькова, Мария Павленко, Михаил Городилов, Михаил Зябкин, Михаил Иванов, Михаил Петров, Надежда Боярчук, Надежда Небогатикова, Надежда Паршанина, Надежда Прохорова, Надежда Чернова, Настя Сухова, Наталья Овчарук, Наталья Шиманюк, Ника Федотова, Никита Колодин, Николай Бажин, Олеся Меркулова, Ольга Агеева, Ольга Блажнова, Ольга Ефимова, Ольга Продан, Павел Грязнов, Павел Рыскаленко, Полина Демахина, Полина Кузина, Полина Кутырева, Полина Щедрина, Руслан Козлов, Руслан Шелест, Руслана Цикунова, Светлана Костылева, Светлана Храновская, Сергей Баранецкий, Сергей Звезда, Сергей Сынгаевский, Элина Сергеева, Эльвира Хайрулина, Юлия Баранова, Юлия Шестакова, Юрий Зарубин, Ян Тяжлов и другие.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Yandex u-volobuev 24 марта 2013
Цитата: "Я изучаю структуру белка, — объясняет он, — в частности, его молекулу АТФ — ­аденозинтрифосфат. Это очень важный б­елок, настоящее топливо для нашего организма."
Оценка: "Галлюцинаторный бред!" (не сочтите плагиатом).
Неужели у РР не нашлось мало-мальски вменяемого редактора, способного отсечь подобный наукообразный набор слов?
Меткечеков Анатолий 15 марта 2013
Извините меня, но, прочитав эту статью, я опять вижу старые проделки.
Большинство написанного давно исследовано и доказано. А наши "учёные" опять толкут воду в ступе и смотрят на лапки домашних пауков.
Такие работы достойны абитуриентов, а никак не серьёзных людей, желающих что-то изменить в лучшую сторону.
Куда делась база знаний, накопленная за 100 лет?
Глупостями занимаемся.
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение