--

Дневник фотожурналиста. Страница 6. Иисусоуправлямый автомобиль

18 марта, Порт-о-Пренс, Гаити. Шестой день работы фотожурналиста Влада Сохина, снимающего здесь репортаж «Реставек. Детское рабство на Гаити»

Специально для «РР-Онлайн» Влад Сохин описывает будни фотожурналиста на Гаити в форме съемочного дневника. По этим ссылкам: первая страница дневника, вторая страница, третья страница, четвертая страница, пятая страница, шестая страница, седьмая страница, восьмая страница, девятая страница, десятая страница.

×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

19 марта 2013
размер текста: aaa

Дневник Влада Сохина, страница шестая

Понедельник, 18 марта, 2013.

В полночь мне звонит Зое, мой фиксер.

– Я нашел еще детей-реставек с улицы, убежавших от хозяев. Пойдешь к ним завтра?

– Конечно, сколько их?

– Точно двое и с ними еще два мальчика, но я не уверен, что они те, кто тебе нужен. За тобой заедет мой друг Уиллио в семь часов. Я не смогу, у меня мотоцикл сломался, буду чинить.

Утром мне и Уиллио приходится ехать общественным транспортом – такси в Порт-о-Пренсе бесполезны. Из-за безумного трафика мы потеряем часа два в дороге. Пока ждем на остановке маршрутку, Уиллио рассказывает, как они с Зое нашли детей.

– Мы ездили по району Сити Солей и прочим трущобам города, подходили к бездомным мальчишкам и спрашивали, нет ли среди них бывших реставек. Вчера в даунтауне нашли таких. Вообще-то, нам сначала двое сказали, что они были рабами, но потом, когда Зое сообщил, что приедет фотограф blanc, еще двое захотели прийти.

Мы прыгаем в тап-тап, местную маршрутку, и несемся в разрушенный район даунтауна, где живут уличные мальчишки. Кажется, такие тап-тапы резиновые. Мы плотно сидим на лавке для пассажиров в кузове пикапа, а народ все запрыгивает по дороге. Вот уже кто-то висит снаружи, держась за разукрашенный кузов машины. Для каждого водителя считается обязательным украсить свое детище рисунками любимых актеров, певцов, футболистов или библейских персонажей. Владельцы тап-тапов вешают по шесть-восемь зеркал бокового вида у лобового стекла, приделывают деревянные ладони с каждой стороны кузова, а над кабиной пишут какую-нибудь странную фразу на креоле или английском, типа «Бог – мой водитель» или «Иисусоуправлямый автомобиль». Чтобы заманить побольше пассажиров именно на свой маршрут, в тап-тапах громко включают музыку, хрипящую и захлебывающуюся высокими тонами из старых порванных динамиков. Разговаривать во время езды из-за такого шума невозможно.

Уже в даунтауне Уиллио ведет меня к развалинам одного из домов, еще один памятник землетрясения 2010 года. В нем по ночам спят бездомные дети. Мы заходим внутрь, переступая через обломки кирпичей. В дальнем углу сидит четыре мальчика, лет по десять-двенадцать. Один из них, в черной куртке на голое тело, приближается к нам. По манере разговора и жестам сразу видно, что он здесь за главного. Уиллио объясняет цель моего визита, мальчишка дает добро.

– Я Весли, это Петерсон, Алекс и Вилли.

Бывшими рабами оказываются Весли и Петерсон, Алекс убежал от своей мачехи, а у Вилли есть отец, который ему помогает (на мальчике новые джинсы и кроссовки), но он предпочитает жить на улице.

– Я долго терпел свою хозяйку, – рассказывает Весли, – она мне не давала покоя. Когда я выполнял все дела по дому и уже нечего было делать, она все равно находила мне какое-то занятие. Выливала воду в цветочницу и заставляла меня снова идти за водой. После гуду-гуду («землетрясение» на креоле) дом наполовину развалился, я воспользовался суматохой и сбежал. Раньше я боялся уходить от нее, но представил, что мне придется теперь работать вдвое больше, и решил, что настала пора.

На самом деле Весли не рассказывает свою историю так слаженно, каждое слово приходится у него вытягивать. Его глаза уперлись в пол, руки спрятаны в карманах. Я понимаю, что ему неловко, и от этого неловко мне. У Петерсона похожая история, только он сбежал от своих хозяев через год после гуду-гуду. На вопрос, почему он это сделал, мальчик чуть слышно говорит: «Били больно». Я продолжаю задавать вопросы и одновременно фотографирую детей. Но напряженность не спадает, мальчишки не раскрываются перед камерой. Постепенно я узнаю, что спят они не только здесь, у них есть несколько секретных мест, где они чувствуют себя в безопасности от ночных воров. Ребята зарабатывают себе на еду попрошайничеством, да иногда Вилли делится с ними деньгами, которые подкидывает ему отец. Мне непонятно, какой отец может спокойно жить, когда его сын спит на улице, но я уже отучил себя задавать подобные вопросы в стране, где родители отдают своих детей в рабство.

Наконец мне удается что-то снять, и я зову ребят к ближайшей харчевне. Еще перед съемкой я им сказал, что не даю денег за фотографии, но с радостью их потом накормлю. Уиллио раздает им по пластиковой тарелке картошки-фри с курицей, и мы прощаемся.

Снова – в тап-тап и едем на другой конец города на базу НКО Haiti Communitere, расположенную неподалеку от аэропорта. Эта организация занимается координацией других мелких НКО, предоставляя им логистику, статистику и прочие данные по Гаити. Уиллио говорит, что у него там работает друг, а рядом живет мальчик-реставек.

Чтобы попасть на базу, нужно проехать по дороге через длинный лагерь жертв землетрясения, один из самых больших в городе. С двух сторон дороги бесконечно тянутся палатки разных размеров – от мелких, на одну семью, до гигантских, отданных под школы. Встретилась даже палатка-институт испанского языка, с нарисованным на брезентовой стене флагом Доминиканской Республики.

На базе нас встречает Сэм, американец, несколько лет живущий в Порт-о-Пренсе. В его комнате-контейнере стоит новый 3D-принтер.

– Это первый 3D-принтер на Гаити, – хвалится Сэм, показывая мне пластиковый кубик, сделанный с помощью девайса. У нас появилась идея делать небольшие детали моделей домов и давать их гаитянским семьям, живущим в палаточных лагерях. Они сами смогут сконструировать модели домов, которые они хотят иметь, и потом строительные компании будут строить такое жилье по их же проектам. Не правда ли, прекрасная идея?

Мне такая идея кажется утопией и бесполезной тратой денег и времени. Во-первых, чтобы сделать всего лишь одну такую пластиковую деталь для конструктора, 3D-принтеру необходимо более часа времени. Во-вторых, местное правительство (да и многие международные организации) плевать хотели на то, какими беженцы видят свои новые дома. Далеко ехать не надо – «деревня благосостояния» с ее хибарами из ДСП всего в получасе езды отсюда.

– Пошли к дыре в стене, я познакомлю тебя с мальчиком-реставек, – зовет Уиллио. Мы идем к дальней стене базы, в которой действительно пробита дыра в соседский двор. Над ней из пивных крышек выложено слово «бар», а под дырой теми же крышками написано: «Hole in the wall» (англ. «Дыра в стене»).

– Это местная пивная, находчивые соседи предложили свои услуги базе. Здесь можно в любое время суток заказать сэндвичи и купить алкоголь. В семье этих соседей живет Мило, их реставек. Он и дежурит тут практически без отдыха, продавая пиво работникам НКО. Уиллио зовет хозяйку и просит разрешения нам попасть к ним в дом и поговорить с мальчиком.

– В дом нельзя, хотите с ним поговорить – общайтесь через дыру. Она зовет Мило, тот подходит и смотрит на меня через отверстие в стене. Я заказываю два сэндвича с яйцом и жду пока уйдет хозяйка. Как только она исчезает, спрашиваю Мило о его жизни. Тринадцатилетний мальчик рассказывает мне все ту же историю, как после землетрясения родители отдали его в рабство. Вот уже три года он работает на хозяйку, выполняя всю работу по дому и заведуя баром. Сотрудники Haiti Communitere устроили его в школу и иногда тайно подкидывают ему мелочь на чай. На мой вопрос, хочется ли ему жить в таких условиях, мальчик грустно отвечает:

– А у меня есть выбор?

Я спрашиваю, кем бы он хотел стать, когда вырастет.

– Мне некогда об этом думать, мсье. Вот ваши сэндвичи.

 

 


×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение