--

Алкоголизм в открытом доступе

9 апреля 2013

Почему пить в условиях социальных сетей стало удобнее

поделиться:
размер текста: a a a

Даже не помню, с чего все началось в пятницу. Дело было после репетиции. О­дним из толчков к первой порции алкоголя стала изменчивость погоды. Возможно, я сама произнесла роковую фразу:

— Что ж с сосудами такое... Уже сто чашек к­офе выпила — и не помогает.

Актер С с готовностью согласился:

— Я тоже метеопат. А ты посмотри, что за окном-то творится!

За окном творилась метель. А мы уже сидели в ресторане, как бы от этой метели интуитивно уйдя. Мы посмотрели на режиссера Z.          

Режиссер Z с тоской начал:

— Мне бы домой, к детям...

— Три текилы и три лимонада, — подытожил актер С емкой фразой.

Потом мы придирчиво выбирали лимонад. Но лимонад был ширмой. В течение следующих двух суток ни о каком лимонаде никто не вспоминал.

Немедленно отправили в инстаграм стартовые фотографии. Продюсер и остальная часть творческого коллектива немедленно фотографии залайкали. Для приличия мы начали о­бсуждать роль и место видео в спектакле.

— Надо определить место видео в спектакле раз и навсегда, — решительно сказал р­ежиссер.

Через некоторое время в инстаграме появилась следующая порция фотографий.

«Вы же собирались домой?» — мягко спросила продюсер.

«Пьете?» — спросила продюсер другого проекта. Неясно было, хочет ли она к нам или укоряет нас в принципе.

«Мы не пьем», — на всякий случай прокомментировал режиссер фотографию с засоленными рюмками текилы.

«Вижу, — ответила продюсер другого проекта. — Вы просто стаканы гипнотизируете».

Разговор перекинулся на проецируемые поверхности в декорации. Позвонил муж, я беспечно сказала:

— Да у нас тут совещание по декорации...

Муж мрачно спросил:

— Когда это кончится? — Интонация была н­еясной: то ли когда это кончится вообще, то ли когда кончится конкретное совещание по декорации. На этом телефон, как с ним обычно бывает, отключился. В отключении телефона есть все-таки какая-то русская безысходность. Как бы в степи глухой замерзал ­ямщик без телефона.

Но был айпад.

Чекины, инстаграм, фейсбук — разве не лучший способ отследить, где находятся сегодня пьющие люди? Это во времена Довлатова жены алкоголиков с большим моральным ущербом для себя искали мужей по ресторанам домов литераторов. Сейчас Сеть д­ает куда более удобный способ безо всяких унижений отследить, где пьет творческая единица.

Еще через некоторое время актриса Y, находящаяся в Лондоне с гастролями, аккуратно заметила: мол, не пора ли нам расходиться. Художник спектакля прокомментировала, что тоже за нас волнуется. Вот тогда-то мы и сделали широкое заявление в Сети.

«Мы идем в ресторан Х!» — чтобы все, кто захочет, могли нас там найти.

В ресторане Х, как это водится в три часа ночи пятницы, бушевала творческая интеллигенция. Был встречен актер Х. Он нарисовал мой портрет на скатерти, а потом, задумчиво почитав твиттер, решил съездить на внезапно нарисовавшуюся вечеринку. После вернулся, чтобы подправить некоторые штрихи на скатерти.

Актриса X, увидев фотографию актера Х у меня в фейсбуке (а уже пошла и такая череда фотографий), заметила в комментарии: «Не хрен вам там делать!» Судя же по ее фотографии в фейсбуке, они пили на природе, под снеговиком, с еще одной известной актрисой. И им, конечно, было что делать.

Cудя по Cети, Москва пульсировала. Свингующий Лондон отдыхал. Статусы и чекины заменили личные приглашения. Тебя ждали везде. Мир был открыт. В заведении F режиссер Б пил с иностранцами, а мои подруги, драматург Катя и телеведущая Ш, уже подходили к ним из клуба D. Карта Гарри Поттера, по которой волшебным образом можно было узнать, кто куда идет в Хогвартсе, была у нас в кармане.

По ней было совершенно ясно, что у нас кристальная репутация. Мы не делали ничего аморального. Мы, в отличие от отечественных чиновников, вели прозрачный и публичный образ жизни. Кристально чистый о­браз жизни алкоголиков.

В семь утра мы оказались в квартире актера С, где разговор приобрел камерность и эстетские оттенки: обсуждали нюансы в различиях альбомов King Krimson.

Утром все болело. В театре с веселым пониманием спрашивали:

— Как светская жизнь Москвы?

Я думала: «Черт меня дернул повесить эти фотографии!»

Вечером, застав мою трагически изломанную фигуру на кровати, муж не сказал ничего. Это был плохой знак. Пошел проверить, есть ли в доме еда. Еда была. Она появилась в результате моего стыда. Муж снова заглянул в комнату. Взгляд его был холоден.

Я попыталась завязать разговор репликой, полной самоотречения.

— А я не пошла на День театра... И на день рождения актрисы Z.

И тогда муж сказал не без злорадства:

— А что так? А то бы еще cходила!

Потом я говорила в свое оправдание что-то вроде: «Я дописала второй акт, разве не могу себе позволить?» и «Надо было обсудить все возможности декорации»...

Одно меня оправдывает: в Сети хранятся сотни фотографий репетиций и того, как много я работаю. Бог все видит.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Раскольников Виктор 27 апреля 2013
Браво, Саша!
Google frauvitochka@gmail.com 20 апреля 2013
Для всех, кого интересует раскрутка своего сайта или блога :)
//
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение