--

Чем одни отличаются от других

«Уфа-24»: сутки из жизни столицы Башкирии

Мы подводим итоги нашего проекта «Уфа-24». В течение суток — с 6.00 пятницы до 6.00 субботы — более 200 молодых корреспондентов со всей России освещали жизнь столицы Башкирии. «Скорая помощь» и тюрьма, мечеть и ночной клуб, приют для собак и завод — мы хотели показать все разнообразие жизни Уфы. И это разнообразие во многом базируется на сложной идентичности жителей республики, когда человеку приходится ориентироваться во множестве принадлежностей — национальных, политических, профессиональных, религиозных, сексуальных, возрастных.

Владимир Шпак, Григорий Тарасевич, Виктор Дятликович, Виталий Лейбин
×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

16 апреля 2013, №15 (293)
размер текста: aaa

Автор и руководитель проекта: Владимир Шпак

Куратор проекта: Наталья Кузнецова

Редакторы: Владимир Шпак, Григорий Тарасевич, Татьяна Филимонова, Разиф Абдуллин, Наталья Кузнецова, Алена Заворотняя, Юлия Загитова, Азат Саттаров, Ольга Блажнова, Ксения Набаткина, Анна Шерстнева, Алина Хусаинова, Мария Антонова, Яна Склярова, Людмила Баранова, Евгения Андреева, Ксения Рыбакова, Евгений Борков, Надежда Кузина

Фоторедакторы: Светлана Софьина, Артем Чернов, Анастасия Лыщева

Фотографы: Михаил Денисов, Никита Зимин, Анна Ивершинь, Антон Карлинер, Алексей Колчин, Анастасия Кулагина, Виталий Леонтьев, Анар Мовсумов, Алла Смирнова, Павел Траньков, Рустам Шигапов, Александра Чарно

Сайт проекта: 24.rusrep.ru


***

«Вы бы еще в Дагестане попробовали почесать свой национальный вопрос…»

«Складывается впечатление, что это была отработка ц­еленаправленного заказа».

«Интересно, это какой твари вдруг захотелось, чтобы у нас в регионе стало “погорячее”?»

«В стране, где люди не могут придумать уже 25 лет, что их объединяет, силами заряженных детей-волонтеров ищется то, что разъединяет».

«Ссаными тряпками эту шелупонь гнать!»

«Мрази!»

Примерно такие записи появились в «ЖЖ» уфимских блогеров после того, как завершился наш проект «Уфа-24» — 24.rusrep.ru. Гневные записи и комментарии исчислялись сотнями. И одной из главных претензий было то, что мы «возбудили» в Уфе национальный вопрос. Сделали мы это самым невинным образом — наши корреспонденты спрашивали жителей города: «В чем, на ваш взгляд, заключаются различия между разными национальностями, проживающими в Уфе?»

Вопрос про национальность мы выбрали вполне сознательно. С точки зрения этнических отношений Башкирия — уникальное место. Согласно последней переписи, к русским здесь себя причисляют 36,1% жителей, к башкирам — 29,5%, к татарам — 25,4%. Но эта статистика очень условная. Как, например, быть с теми, кто вырос в башкирской семье, но говорит на татарском? Таких довольно много.

Три главные этнические составляющие Башкирии делают национальный вопрос совсем запутанным. По языковому и антропологическому типу башкиры и татары очень похожи. Внешне отличить почти невозможно, да и по фамилии понять, кто башкир, а кто татарин, т­оже нереально. Получается, что с одной стороны тюрки, а с другой — славяне.

Однако этнически близкие группы довольно часто н­аходятся в более конфликтных отношениях, чем далекие. Взаимопониманию между татарами и башкирами мешает немало предубеждений. Порой даже звучит лозунг «Хватит кормить Казань!» — это башкиры выражают недовольство межреспубликанской солидарностью татар.

Но этносы можно сгруппировать и другим способом. Башкиры — титульная нация, русские и татары — нет. И тут снова есть поводы для конфликтов. Особенно острыми они были в сфере образования.

Еще при советской власти предпринимались попытки перевести русские и татарские школы на башкирский язык. Продолжились они и во время долгого правления Муртазы Рахимова, взявшего курс на «башкиризацию» республики. Местные студенты рассказали нам, что с русской фамилией попасть на бюджетное отделение Башкирского государственного университета практически невозможно.

Пять лет назад по этому поводу разразился скандал: взбунтовались родители абитуриентов, не поступивших в вузы «по национальному признаку». Они проанализировали статистику и показали, что русские составляют чуть больше 10% поступивших, татары тоже оказались дискриминированными. В адрес властей звучали обвинения в апартеиде. Те же проблемы и в средней школе. В 2011 году шестиклассника оставили на второй год из-за того, что он отказался изучать башкирский язык.

Но три коренные нации оказываются относительно едиными, когда речь заходит о приезжих с Кавказа, из Средней Азии, Китая, Вьетнама. Типичные региональные противоречия между этносами, характерные, например, для Северного Кавказа, лихо перекручиваются с проблемой «понаехавших», характерной для мегаполисов Центральной России.

Собственно, именно поэтому так бурно отреагировали местные блогеры на наше логичное желание узнать, как обстоит дело с национальным вопросом в национальной республике. «Каждый пук в лужу в этническом вопросе потом с помощью гранатометов и пожарных машин через несколько лет разгребается», — писал один из ведущих уфимских журналистов.

Однако есть ощущение, что блогеры и прочие представители региональной интеллигенции слегка драматизируют ситуацию. Наш опрос показал, что базовую национальную установку жителей города можно свести к формуле «Я не вижу никакой разницы между национальностями, но от своей собственной национальной идентичности отказываться не готов».

«В ответах на вопрос не было агрессии, не было нарочитой толерантности, как, уж простите, у тех, которые со сцены говорили, что все в Башкирии равны, а мы не видели ни одного славянского лица», — рассказывает одна из наших корреспонденток, Анна Шерстнева. Фактически есть два национальных вопроса: один для властей и интеллектуалов, а другой — для «людей с улицы».

«Вот рабочий, который каждую ночь ремонтирует дороги Уфы. Он едва говорит по-русски, хотя всю жизнь прожил в Башкирии, и считает себя татарином. Когда в ответ на мой вопрос он широко улыбается (а у них от улыбки очень много морщинок у глаз, милых таких) и говорит: ”Главное — чтоб человек был хороший“, — я ему верю. Так же как верю таксисту и верю оператору парковок. Один — татарин, другой — русский. И оба говорят, что, ну да, есть мы, есть разные, и раньше были какие-то “терки”, а сейчас как-то нет», — рассказывает Анна о том, как она брала интервью на эту запретную тему.

Смягчению национальной напряженности способствует, в частности, политика нового президента Рустэма Хамитова. Он снизил давление на прессу и оппозицию, сократил дистанцию между населением и властью (иногда в буквальном смысле: закрытая прежде площадь вокруг президентского дворца теперь открыта для целующихся парочек), заметно уменьшил клановость власти и т. д. Снижается и степень «башкиризации».

В ближайшее время начнется широкое обсуждение возможного отказа от обязательного преподавания башкирского языка в школе. Собственно, судя по ответам жителей города, их эта проблема волнует мало: для башкир изучение языка — это вопрос национального самоопределения, и они будут его изучать, даже если он будет преподаваться факультативно, а представители других н­аций и так, если говорить честно, его в большинстве своем не учат.

Зато для местных элит, которые по большей части р­одом из времен Муртазы Рахимова, вопрос этот крайне б­олезненный. Уже сам факт такого обсуждения означает скандал: башкирские элиты, включая интеллигенцию, категорически против отмены, а представители истеблишмента других национальностей в большинстве своем столь же категорически «за». Причина проста: и для тех и для других это вопрос политический, то есть вопрос их роли и места в сегодняшней башкирской п­олитике.

Кстати сказать, денационализация политики — серьезная проблема и вызов для нынешнего президента Башкирии, поскольку для эффективного развития региона необходимо, чтобы на ту или иную должность человек выбирался не по факту принадлежности к определенной национальности, а по эффективности деятельности.

В общем, насколько мы поняли, национальный вопрос в Башкирии — это элитные игры.

О том, что на уровне социума, обычных горожан эта т­ема не столь важна, свидетельствует, например, обилие межнациональных браков. Русско-башкирский или русско-татарский брак — это скорее норма, чем крушение устоев. К тому же ислам в Башкирии довольно либеральный — мягче, чем в Татарстане и уж тем более на Северном Кавказе. Житель Уфы, причисляющий себя к башкирам или татарам, может запросто дожить до 25 лет, ни разу не открыв Корана.

Еще один штрих: несмотря на сильное желание включить Башкирию в зону своих интересов, представители арабских стран в последнее время даже не пытаются играть на национальных противоречиях, предпочитая заходить через радикальный ислам. Это, в общем, пока не слишком удается, но многим жителям региона представляется серьезной угрозой — в отличие от национальных противоречий между башкирами, татарами, русскими, чувашами и т. д.

Но самое главное — это обилие других идентичностей, которые организуют жизнь человека. Разделение на татар, башкир и русских отходит на задний план, когда активизируются социальные и профессиональные принадлежности: музыкант — слушатель, чиновник — гражданин, дольщик — застройщик, врач — пациент и т. д.

Как нам показалось, в Башкирии остается все меньше от «национальной» республики, сосредоточенной на выяснении этничности и гордящейся исключительно эпосами, медом и кумысом. Она превращается в цивилизованный регион, где национальность — лишь повод для незлобных анекдотов и ничего больше.


Языковой вопрос в Башкирии

1978–1988

Попытка массового перевода на башкирский язык обучения школ в западных и северо-западных районах республики, где преобладало татароязычное население. Кампания приостановлена после Пленума ЦК КПСС в феврале 1988 года, который не одобрил эту практику.

12/1998

Правительство Башкирии с подачи президента Муртазы Рахимова инициировало рассмотрение в местном парламенте проекта закона «О гражданстве Республики Башкортостан». Среди прочего он разделял понятия гражданина РФ и гражданина РБ. При этом граждане Башкортостана пользовались всеми правами граждан России, а вот граждане России, живущие в Башкирии, но не имеющие ее гражданства, поражались в правах. Нижняя палата башкирского парламента приняла закон, но в ноябре 1999 года верхняя палата отложила его принятие. Это связали с политикой Владимира Путина, который, став премьер-министром, начал ограничивать полномочия регионов.

02/1999

Парламент Башкирии принял закон, объявляющий государственными только башкирский и русский языки. Наиболее негативно закон восприняла татарская община, ведь по итогам последней на тот момент переписи населения татарский язык был вторым по распространенности в республике. На нем говорил 31% населения (на русском — 45%, на башкирском — 16,5%). Причем, согласно той же переписи, пятая часть башкир, проживающих в республике, считали родным татарский язык.

09/2008

Анонимная группа родителей абитуриентов опубликовала открытое письмо, в котором обвинила руководство некоторых уфимских вузов в этнической сегрегации — в желании максимально увеличить процент студентов-башкир в ущерб интересам небашкирского населения республики. В частности, авторы письма утверждали, что при заполнении вузовских мест по квоте республиканского правительства предпочтение отдавалось районам с башкирским населением. В ответ некоторые башкирские националистические организации, среди них «Серые волки», обратились к правительству с требованием расширить школьное обучение на национальном языке как гарантию обеспечения «права на самоопределение».

2011

Скандал в одной из уфимских школ, где ученика 6-го класса Владислава Мартинса оставили на второй год за отказ изучать башкирский язык.

09/2012

В Уфе состоялся пикет в защиту башкирских школ, башкирских классов и обязательного изучения башкирского языка как государственного. Участники пикета протестовали против закрытия сельских школ под предлогом оптимизации. По мнению участников пикета, так как большинство башкир живут в сельской местности, закрытие школ бьет прежде всего по желающим учиться на башкирском языке.


Уфимские ответы на национальный вопрос

«Любят не глядя, дружат не глядя, друг над другом похихикивают иногда…»


Участники проекта «Уфа-24» задавали жителям города вопрос: «Уфа — многонациональный город. Скажите, чем, на ваш взгляд, одна национальность отличается от другой?» Эти ответы — своего рода срез межэтнических отношений. По ним можно оценить и градус напряжения, и болевые точки, и  источники терпимости

08.30

Такси «Лидер»

Черная «хонда» приехала к хостелу на 15 минут раньше назначенного срока. Перед глазами водителя раскачивается православный крестик. 30-летний Виталий твердо уверен, что он русский.

— Я сам здесь родился, мои родители, бабушки и дедушки тоже. Кстати, чистых башкир в Уфе практически нет, в основном они в аулах остались. Башкиры и ­татары друг друга не очень любят. Нет, к­онечно, открытой вражды нет, но вот неприятие чувствуется.


10.28

Улица 50-летия СССР

Юлия Пастухова, продавец киоска «Печать Уфы»:

— Все национальности различаются только происхождением, местом, где они родились и выросли. Это единственный признак различия. Я русская, но считаю, что ничем не отличаюсь ни от башкир, ни от татар.


11.38

Такси, Кировский ­район

Красивая блондинка Светлана. В ее бежевом «рено» по-женски чисто и вместо шансона играет приятная музыка.

— Плевать всем на национальность! — смеется Светлана. — Я вот сама марийка. Если смотреть глубже, наш народ даже не православный — староверы. А сестра моя недавно вышла за татарина замуж. И ничего, не просил он ее ислам принимать. Они вообще про это не думают! Вот при предыдущем президенте национализм, конечно, в республике ощущался заметнее. Он всю деревню к себе притащил, не башкиру в верха вообще не пробиться было. А сейчас новый, его никто не выбирал, он из Москвы Путиным назначен — кого ему тащить?


11.05

Храм Сергия Радонежского

— У нас много крещеных татар, — говорит отец Евгений. — Национальность уже не определяет религию. Многие башкиры и татары принимают православие. У нас в храме есть сложившийся костяк прихожан, среди которых много башкир. Человек часто находится в поиске, и многие обретают успокоение души, придя в православие. Детей у нас часто крестят от смешанных браков. Многие наряду с посещением мечети ходят и в православный храм, ставят свечи, просят с­овета. Мусульмане в основном приходят не на службу, а просто поставить свечку, подать записку.


11.28

Центр реабилитации нарко- и алкозависимых «Ковчег»

— Нельзя сказать, что больше потребляют наркотики русские или башкиры, — рассуждает директор центра реабилитации «Ковчег» Александр Елисеев. — Это так же как сказать, что гриппом болеют больше татары или казахи. Наркомания — это ведь болезнь.

 

11.28

Автобусная остановка «Монумент Дружбы»

Девушка лет двадцати в ожидании автобуса. У нее в руках айфон, на крышке которого изображен флаг Великобритании.

— Действительно ли в Уфе преобладают люди башкирской национальности?

— Ой, я вообще считаю, что башкиры — это вымирающая нация и язык башкирский мертвый. Их осталось очень мало.

— Вы хотели бы уехать на ПМЖ в другой город?

— Конечно. Молодому человеку здесь делать нечего. Я, например, мечтаю уехать в Лондон. Да об этом все мечтают, просто не признаются...


11.48

В автобусе маршрута № 274

— В Башкирии народы отличаются друг от друга обычаями, традициями, — рассуждает Александр Афимов, водитель автобуса. — Вот я — чуваш. Был бы я мусульманином, не был бы крещен. Да и праздники у нас сильно различаются.


12.13

Государственное собрание — Курултай Республики Башкортостан

Римма Утяшева, депутат законодательного собрания, рассказывает:

— Я считаю, что самое главное — это межнациональное общение. В детстве я впервые услышала слово «нацмен», так называли представителей всех народов, кроме русского, представителей национальных меньшинств. Но это неправильно. Русский язык не главный, он объединяющий, помогает всем языкам. Иногда некоторые политиканы кричат у нас: «Трагедия! Закрывают татарские школы!» Я всегда очень резко о­твечаю: «Трагедия в том, что закрывают сельские школы!»


12.30

Радио «Свобода»

Корреспондент радио «Свобода» Карим Яушев считает, что в отношениях между татарами и башкирами республики есть проблемы:

— Мне надоело видеть, что башкиры не хотят поддерживать национальные интересы татар в Башкортостане. Они строят «мосты дружбы» только с казанскими татарами, а мы остаемся в стороне.


12.43

Улица Карла Маркса

— В Башкирии сегодня проживают более ста н­ациональностей. Отличие национальности только в самосознании, — отвечает эксперт Сети этнологического мониторинга и раннего предупреждения конфликтов Ильдар Габдрафиков. — Могу сказать, что ситуация в Башкирии в последние годы изменилась. Нет искусственного перегиба среди наций. Отношения между нациями стали более толерантны. Хотя проблемы, о­тражающие н­ациональные интересы, остаются.


12.51

Общеобразовательная школа № 16 г. Уфы

— Моя национальность — русский, — говорит десятиклассник Константин Кудринский. В нашей школе, да и вообще в нашей республике нет никаких проявлений н­ационализма. У меня есть друзья чеченцы и дагестанцы. Они общаются на родном языке в своей семье, чтят традиции. Но в обществе они сразу же адаптируются, разговаривают ­по-русски и держатся с нами на равных.


13.30

Агентство по делам печати и средствам массовой информации Республики Башкортостан

Поднимаемся вместе с Борисом Мелкоедовым, руководителем Агентства по печати и СМИ, на четвертый этаж. Он рассказывает о своей семье: мать башкирка, отец русский, жена чувашка.

— Я не знаю, кто я: нельзя отказаться от части себя! Если я говорю, что я русский, тем самым я отметаю нечто башкирское. У меня уже на уровне подсознания есть вещи, заложенные в детстве, а я воспитывался среди башкир. Н­пример, яблоко в первую очередь имеет для меня башкирское название.

 

13.02

Буфет Уфимского государственного нефтяного университета

Симпатичная рыженькая девушка Карина Г­ашимова приехала учиться из Нижнего Новгорода, и особенных различий между национальностями не видит:

— Они различаются разве только внешне. Отличаются вкусовыми предпочтениями. Кто-то печет беляши, кто-то не печет. Одни любят блины, другие не любят. А я люблю яблочки и огуречики.

Карина на минуту задумывается и добавляет:

— А еще они очень жадные и хитрые!

— Кто — они?

— Татары! Это нормально, у каждого есть недостатки, но именно это я не понимаю.

Ее одногруппник Рустам Газизов, кажется, совсем не обиделся на такой комментарий:

— Я по национальности татарин, но я не считаю себя хитрым или жадным. Я хорошо отношусь к людям других н­ациональностей, но на русской я бы не женился.


15.08

Уфимская дневная е­врейская школа «Ор А­внер»

В пятом классе учатся всего шесть человек, из них евреев — трое.

— Дети прекрасно уживаются друг с другом, общаются, не дерутся, дружат, — рассказала учительница музыки Марина Хамутинина. — На национальность мы смотрим в последнюю очередь. У нас обучаются и русские, и татары, и башкиры, и евреи. Те, кому это не нравится, детей к нам и не приводят. Более того, многие родители участвуют в наших мероприятиях вместе со своими детьми, приобщаются к еврейской культуре и даже изучают иврит.


16.30

ОАО «УЖХ Сипайловский»

Замдиректора Мансаф Мустафин себя считает однозначно татарином.

— Чем мы отличаемся от русских и башкир? У нас, у татар, воспитание более жесткое. И лично меня очень жестко воспитывали: шаг вправо, шаг влево — нельзя. Родители у нас больше в почете, что ли. Моей матери 82 года, а мне 59. До сих пор, если она что-то попросит, я беспрекословно выполняю.


16.42

Уфимский государственный нефтяной технический университет

Студентка УГНТУ Чен Ян бурно жестикулирует и улыбается.

— Девушки из Китая более закрытые, — уверена Ян. Но, глядя на нее, этого не скажешь.

— А молодые люди?

— О! Парни из Китая не умеют говорить, но хорошо хватают девушку, — говорит Ян, а потом быстро поправляется: — Заботятся о девушках.

— Если бы ты полюбила русского парня, ты бы вышла за него замуж?

— Я не буду! — восклицает китаянка. — Потому что разная культура и традиции.


18.50

Универмаг «Уфа»

— На национальный вопрос, который в нашей республике все-таки стоит остро, хорошо о­тветили наши юмористы, — рассказывает кассир Алла Иванова, русская. — На одном из концертов они спросили: «Знаете, как жужжат башкирские пчелы? А мы вам покажем: зь-зь-зь. А татарские — совсем по-другому: з-з-з».


19.15

Имидж-бюро «Эго-style»

Стилист-имиджмейкер Нелли Исянова:

— То, что в Башкирии живут разные национальности, прекрасно. Любят не глядя, дружат не глядя, друг над другом похихикивают иногда. Но национальной розни у нас нет совершенно. Мы даже иногда не понимаем, кто есть кто.


20.33

Улица Мушникова, 15/1

Сергей, 32 года:

— Я русский, потому что родители русские и родился я в России. А жена у меня татарка. Люди разных национальностей, по моему мнению, отличаются только языком. Я не брезгую чак-чаком, а жена вполне может съесть крашеное пасхальное яйцо на семейном празднике у моих родителей. Правда, есть категория мусульман, которые относятся к женщинам как к людям второго сорта. Доводилось встречаться. Причем они откровенно удивляются: а как можно по-другому?


21.10

Перекресток проспекта Октября и улицы Шафиева

Рустем Каримов — известный барабанщик и перкуссионист. Он был участником первого состава группы «ДДТ», а сегодня играет в известной группе Funky House Band.

— Среди народа национальный вопрос не стоит, к этому вопросу больше подходит музыкальный термин «фьюжн», такое свое­образное смешение многих традиций и культур, и это здорово! Сегодня я живу с русской девушкой и кайфую: она замечательная! Сам же я татарин, и в этом нет секрета. Да и в нашей группе разнонациональный состав, но культура у нас одна. В детстве я часто ездил с родителями в деревню и сейчас балдею от татарского и башкирского колорита и чувства юмора.


22.30

Улица Коммунистическая, 22

Студент Алексей Костин по национальности русский.

— Сами посудите: многие ведущие предприятия и организации в республике возглавляют башкиры или татары. ­По-моему, это несправедливо. Правда, между собой татары и башкиры очень дружны, в этом с них стоит взять пример.


22.35

Чрезвычайный жилищный фонд

Гульфира Катран, жительница Чрезвычайного жилищного фонда:

— Знаете, когда я училась в училище, у нас была староста-хохлу­­ш­­ка. Она нас почему-то все время делила на н­ации. Так и говорила: «Татары в одну комнату, русские — в другую». А у меня подруга русская была, и мы вместе жить хотели. И я ее спрашивала: «Зачем делишь нас по национальностям? Может, мы хотим жить вместе!» Но она нас все равно расселяла. Замуж я вышла за русского немца из Благоварского района, наш старший сын работал проводником и влюбился в девушку из Белоруссии. А невестка младшего сына — чувашка, внучка со мной живет.


21.30

Улица Пушкина

Возле Театра оперы и балета мне встретились две женщины: башкирка и русская, Зухра Владимирова и Мария Матвеева. Одна в брюках, другая в юбке. На вид каждой лет 35.

— Разные национальности не мешают нам дружить уже 20 лет, — с гордостью рассказывает одна.

— Сказки у всех одинаковые, — дополняет ее подруга.

 

1.53

Проспект Октября, 79/1, Rock's cafe

Громкая музыка не мешает посетителям кафе рассуждать.

— Вчера вот матч был. «Ак Барс» с «Трактором» играли. Ну, вы же знаете, вы ведь из Челябинска, — говорит мужчина, несколько минут н­азад подсевший к нам. — Так вот, скажу вам, что все порядочные башкиры болели за «Трактор».

—Почему? — удивляемся.

— Потому что хватит кормить Казань. Так все думают, не только здесь.

— А как по мне, никакой такой проблемы отродясь не было, — включается в разговор мужчина за соседним столиком. — Знаете, чем отличается башкир от татарина? — продолжает хоккейный болельщик. — Башкир — это дикий татарин (смеется). Думаю, отношения башкир и татар между собой точно такие же, как у русских с поляками.


3.30

Торговый комплекс «Мир», «Тема-бар»

Вероника ждет, когда у ее мужа Денчика закончится рабочий день. Он работает кальянщиком в «Теме». В их семейной жизни все только начинается, они женаты один год.

— Национальных проб­­лем для нас не существует. Мои родители — татарин и украинка, р­одилась я в Вороне­­же, — говорит молодая жена.

— Я вот татарин, так я себя определяю, во-первых, потому что мои родители татары, к тому же знаю татарский язык, — комментирует Денис.


04.20

Клуб «RАЙ», проспект Октября, 115

Екатерина, танцовщица go-go из Казани, идентифицирует себя с русскими.

— Я русская, потому что я православная. И вообще глупо людей разделять по национальной принадлежности. Человек — он и есть человек, несмотря на национальность.


Сутки: от мечети до стриптиза

Паралимпийцы-фехтовальщики едут в аэропорт

6.00
Улица Софьи Перовской, 50

Сергей и Тимур садятся в машину Сергея и едут в аэропорт. Они — пара­­лимпийцы-фехто­­валь­­щики и сегодня полетят в Москву на чемпионат России. Парни занимаются спортом уже пять лет.

— Изменил ли спорт мою жизнь? Да, безусловно, кардинально и­зменил, — говорит Т­имур. — До этого я как жил: компьютер — п­оесть — компьютер — поспать, а сейчас общение появилось, цель в жизни.

Антон Карлинер


Первая соборная мечеть: четыре свадьбы и одни похороны

07.30
Первая соборная мечеть

Секретарь уфимской Первой соборной мечети Ислам Зиев рассказывает корреспонденту «Уфа-24», каким будет сегодняшний день в храме:

— До следующего намаза есть пять часов. Теперь ожидаем остальных прихожан. В течение дня второй этаж будет полностью занят. Придут около тысячи трехсот человек. Пока намечаются четыре свадьбы и одни похороны. С двенадцати до часу дня будет встреча с инвалидами-колясочниками. А к вечеру соберутся ученики, чтобы изучать основы ислама и арабской графики.

Лина Алексюнайте

 

Полковник приказал ускорить таяние снега

09.50
Пожарная часть № 2

На службу заступил второй караул.

— Первый караул, постройся на развод! — звук громкоговорителя разлетается по всей части. Напротив второго караула выстраивается первый.

— Здравствуйте, товарищи!

— Здравия желаю, товарищ полковник! — хор пожарных проглатывает «под» и повышает в звании своего начальника Андрея Крючкова.

— Вижу, настрой на службу хороший. Все живы-здоровы? Не забываем о соблюдении скоростного режима, правилах дорожного движения при следовании на пожар… Вчера прошли соревнования по шахматам. Наша часть заняла девятое место. Теперь будем готовиться к мини-футболу. Одна из задач на сегодня — ускорить таяние снега. Нужно скинуть остатки снега с крыши. Вопросы? Нет? Сменяющий караул, спасибо!

Елена Аминова

 

Гаишники оштрафовали полицейского

11.29
Перекресток Кольцевой и Машиностроительной улиц

Сотрудник МВД, проехавший через стоп-линию на перекрестке Кольцевой и Машиностроительной улиц, н­аказан коллегами из ДПС: теперь ему придется выплатить штраф 800 рублей. Полицейский не спорил и сразу подписал протокол.

— Штрафовать представителей власти мне приходилось и раньше, — говорит гаишник. — Мне пофигу! Мне вот зарплату платят 40 тысяч по новому закону! Раньше 12–13 тысяч было, а сейчас Медведев повысил! Так что, если нарушают, будем наказывать!

Белла Блинкова


«В обычной одежде мы выглядим как все нормальные девушки»

11.35
Хоккейная команда «Агидель»

Девушки отрабатывают штрафной бросок. Хоккеистки громко кричат после забитой шайбы и бьют по льду клюшками от нетерпения. Капитан команды «Агидель» Юлия Карпова присела отдохнуть на скамью. Резким движением она снимает шлем, и мы видим симпатичную темноволосую девушку с небольшими сережками в ушах. На безымянном пальце золотое кольцо.

— На улице вы даже не поймете, что мы хоккеистки, — улыбается она, заметив мой взгляд на кольце. — В обычной одежде мы выглядим как все нормальные девушки, мы так же ходим по магазинам и обсуждаем личную жизнь. Я, например, люблю читать. Раньше классику читала, теперь фантастические книги. Правда, очень мало времени на чтение остается из-за Саши, моей дочки.

Альвина Чалова

 

Инвалиды собираются в мечеть

12.40
Улица Менделеева, 23, Башкирское республиканское общество инвалидов

Вместе с Альбертом и другими инвалидами собираемся ехать в мечеть на намаз. Подъезжает специально оборудованный автобус, Альберта поднимают в салон (другие инвалиды могут передвигаться без коляски).

— Я лет восемь или десять не ездил на автобусе, — говорит Альберт.

Антон Карлинер


Дедушка под елочкой

13.20
Дом-интернат для престарелых и инвалидов

Невысокий забор, открытая калитка, расчищенная дорожка, красивое здание. Вокруг ели. Много елей. Под одной из них, как подарочек, сидит одинокий человек. Подхожу знакомиться.

— Вас как зовут?

— У меня сложное имя, вы не запомните.

— Ну все же.

— Летофулла. А-а-а-а. Вы записываете? Тогда поправьте, на конце два «л».

Летофулле восемьдесят шесть лет. Он герой в­ойны. Полковник в о­тставке. Он описывает свой распорядок дня: в семь утра подъем, п­отом процедуры, в в­осемь завтрак, дальше он идет гулять два километра по лесу, в конце прогулки — солнечные ванны. Иногда его зовут играть в шахматы, но он не умеет.

— Зачем играть в то, во что не умеешь, лучше бы в преферанс звали. Но все хотят играть на деньги. А на деньги играть нельзя. Никогда в жизни не играл.

Варвара Фуфаева


38 литров кумыса на всю Башкирию

13.22
Уфимский завод № 119

В цехе по производству кумыса оборудование старое. Начальник цеха Алевтина Макаршина рассказывает, что все делается чуть ли не вручную. Приходится работать ногами, чтобы закрыть бутылку кумыса:

— Нажимаешь на педаль несколько раз — и бутылка закрыта.

— И сколько в день нужно закрыть бутылок?

— Мы закрываем около 2600 бутылок в день в летний сезон, но сейчас молока на заводе нет. Сейчас мы закрываем только 70 бутылок, это 38 литров. Поэтому баночку свежего кумыса сейчас очень тяжело найти.

Дарья Дзюба


«Жена должна быть безотказной, как двигатель...»

13.42
ОАО «Уфимское моторостроительное производственное объединение», стенд № 16

Здесь проходят испытания двигателей для и­стребителей семейства «Су».

— Девушка, которая станет моей женой, должна хорошо готовить, с работы встречать с улыбкой и всегда быть разной, — мечтает вслух испытатель-механик Альберт Резяпов.

— Коллега немного недоговаривает, — включается в разговор заместитель начальника цеха Артем Беляков. — Жена испытателя должна быть безотказной, как двигатель, и обладать хорошей износо­устойчивостью.

Семейную жизнь испытателя женатый Артем Беляков сравнивает с работой двигателя на форсаже.

Юлия Романюк


В башкирском оркестре научат играть «пум»

14.00
Башкирский театр оперы и балета

— Ум-тум-тум! Ум-тум-тум! — дирижер Андрей Аниханов размахивает руками. — Тут так остренько должно быть. Сыграйте пять тактов ­целых, а потом пусть скрипки останутся. Я понимаю, место неприятное, всякие модуляции... Так, а вот здесь где-то в конце должно быть «пум». Лучше одному сыграть «пум», чем вдвоем пиццикато... Д­авайте снова, не спешим.

Репетиция заканчивается. Немолодая скрипачка заботливо заворачивает свой инструмент в платки.

— Это натуральный шелк, чтобы ей теплее было, — объясняет она.

Мария Погребняк


Пожарные проходят обучение без ­страховки

14.30
Пожарная часть № 55

Объявление по громкоговорителю: «Всему личному составу необходимо собраться в учебном классе». Через минуту там появляется и начальник караула Сергей Казаринов.

— Выгоняем КамАЗ с  трехколенкой — и на башню, зачеты сдавать, — командует он.

Бойцы выходят из класса и бредут в сторону башни высотой в восемь этажей. Им предстоит развернуть лестницу и за отведенное время подняться в окно третьего этажа. Экипировка весит 40 кг, а лестница очень неустойчивая. Вниз спускаются по веревке без страховки.

— Даже альпинисты так не делают, — шутит п­ожарный Ринат Асадулин. — У них всегда есть страховка, так можем только мы и спецназ.

Касым Еникеев


Судебные приставы нарушают закон

16.24
Управление МВД России по г. Уфе

В службу «02» поступает звонок. Жительница одного из домов по улице Авроры рыдает в трубку: квартира, где она живет, взята в ипотеку, но за нее они не  рассчитались. В квартире прописан ее малолетний ребенок. Пришли неизвестные, назвались судебными приставами и без решения суда н­ачали спиливать дверь. На место выезжает следственно-опера­тивная группа.

Кристина Дейнеко

 

На вершине горы Иремель водружен флаг «Уфа-24»

16.50
Вершина горы Иремель

Корреспонденты журнала «Русский репортер» в рамках трансляции «Уфа-24» вместе с одним из самых известных блогеров Башкирии Раисом Габитовым совершили восхождение на вторую по высоте гору респуб­лики.

Флаг «Уфа-24» установлен на вершине горы Большой Иремель на высоте 1582,3 м. Наверху мы встретили туриста Геннадия с сыном Андреем и зятем. Геннадию сегодня исполнилось 50 лет, и свой юбилей он решил отметить таким нетрадиционным способом.

Дарья Андреева

 

Девочки разливают мед

17.23
Цех по розливу медовой продукции

Процесс розлива меда идет в режиме нон-стоп, 5–7 баночек каждую минуту.

Раиса Забирова


 

В Центре башкирских промыслов дошивают юрту

17.40
Цех по пошиву юрт. ГУП БХП «Агидель»

— Юрту я вышиваю. Сейчас наложу на основную часть полога ткань для аппликации и буду строчить контур тамбурной вышивкой, — рассказывает Вера Потапова, вышивальщица цеха. Она украсила уже более тысячи юрт, поэтому огромное зеленое п­олотно с белыми н­ашивками движется под ее рукой очень ­ловко.

Полностью готово традиционное жилище башкир будет через н­есколько дней.

Дарья Клементьева


Люди часто путают БДСМ с простым садо-мазо

19.13
Ресторан Moretti

— Читай, пока не исчезло!

БДСМ-мастер Альберт Бегушев повернул свой смартфон дисплеем ко мне. «Хозяин, обнимаю тебя! Я дома», — читаю на экране.

— У людей очень размытое представление о БДСМ. Из трех основных направлений обыватели по большей части знают только об SM — садо-мазо. И совсем не отделяют БДСМ от секса. А ведь зачастую секс — это лишь приятное дополнение, — Альберт улыбается, теребя в  руках кожаный кошелек.

Откинувшись на спинку стула, уфимский мастер DS — доминирование и подчинение — продолжает:

— Мастером становятся, когда придумывают какую-то особую технику. Уфимские мастера создали несколько техник. Например, чтение мыслей, когда за какое-то время, обычно четыре-шесть месяцев, полностью понимаешь, о чем думает партнер.

Ася Романенкова


Президент Башкирии: «Я горжусь тем, что похож на Махатму Ганди»

18.55
Дом правительства Республики Башкортостан

Во время встречи с президентом Башкирии Р­устэмом Хамитовым представители «Уфы-24» Владимир Шпак и Григорий Тарасевич обратили внимание на то, что он очень похож на Махатму Ганди. Президент был слегка удивлен таким сравнением:

— Махатма Ганди? Ну… не знаю... Наверное, люди гуманитарного — или, точнее, гуманистического — склада похожи во всем мире. Но мне приятно. Я горжусь, что похож на Махатму Ганди. А вообще мы все самые обычные люди, просто волею судеб оказались большими начальниками.

Григорий Тарасевич


Корреспондента «Уфы-24» обнимают сто собак одновре­менно

21.25
Приют «Доброта»

Здание приюта, в прошлом такое же заброшенное, как и большинство домов Новоалександровки, отремонтировано лишь косметически. Внутри собаки. Собаки везде: они лежат, прыгают, стоят, лают, скулят, в­еселятся, спят, бегают, едят, живут активной собачьей жизнью.

Земфира Галимова, д­иректор фонда «Доб­рота»:

— Работают у нас сейчас тут два человека — охранники. Только они зарплату получают. А я, директор, — волонтер.

Алиса Плюхина


Человеческий мозг ­аппетитный, как п­еченьки

19.50
Кафедра анатомии БГМУ

Длинный коридор увешан портретами известных ученых и медиков. По лестнице поднимаемся на второй этаж и слышим из аудитории задорный девичий смех. Захожу туда и вижу длиннющий анатомический стол, больше похожий на вытянутую раковину. На столе так называемый пищдых, пи­­ще­­варительно-дыхательная система когда-то живого чело­­века.

Девушки — Камилла, Света и Лена — объясняют, что ищут три полоски: сальниковую ленту ободочной кишки, брыжеечную ленту и еще какую-то страшную штуку, о существовании которой в организме человека я даже не подозревала.

— ЦНС, центральная нервная система, была интереснее. А сейчас сложнее… Завтра у нас пересдача по анатомии. Где длинная кишка?

— Да вон! — показывают они друг другу.

— Вам все это нравится?

— Очень, — смеются студентки и продолжают копаться в «пищдыхе».

— Когда я учился на втором курсе меда, мы разбирали человеческий мозг, и я был очень голоден. В тот момент все это мне казалось очень аппетитным, на печеньки было похоже, — непринужденно говорит мой напарник, держа в руках фотоаппарат.

Сергей Разин, Ольга Богданова


«Я и тебя рисовать ­научу»

20.20
Киностудия «Башкортостан»

Небольшая мастерская, в которой работает мастодонт российской мультипликации Рим Шарафутдинов.

— У меня же тут везде бардак! — скромничает Рим.

По всей комнате лежат рисунки и наброски будущего мультфильма «Таинственная книга».

— Эта штука называется просвет. У меня есть и компьютер, и планшет, но я люблю работать по старинке. Садись, я и тебя могу н­аучить рисовать.

Над визуальной частью работают пять человек, а еще звукооператоры, актеры, техники, композитор.

— В день мы создаем две — четыре секунды.

— Так мало?

— Мало? Для этого мне приходится делать от 48 до 96 окончательных рисунков, не считая черновиков и набросков.

Елена Акименко

 

Шины дрифтеры приобретают на свалках

00.35
Площадь Советская

Рев мотора, столб пыли и запах жженых шин — на пустой стоянке уфимские дрифтеры гоняют по кругу необычным способом: боком. В отличие от гонок или ралли, дрифтинг, или управляемый занос, — развлечение вполне демократичное. Чтобы поразить окружающих, не нужен специальный гоночный трек и дорогой спортивный тюнинг автомобиля. Достаточно свободной парковки, водительского мастерства и хороших шин. Вот с шинами тяжело. От заносов на асфальте резина стирается очень быстро, а покупать — удовольствие дорогое. Одна замена обойдется тысяч в шесть.

— Дешево купить не удастся. Вот и приходится гулять по местным свалкам в поисках хорошей резины, — д­елятся дрифтеры. — Новые, конечно, не найти, но некоторое время гонять на них можно.

Людмила Баранова


Алкогольная интоксикация у женщины

2.57
Бригада скорой помощи № 155

В диспетчерскую «скорой помощи» поступает новый вызов. Женщина, 49 лет, без сознания. Мы молимся: лишь бы не еще одна смерть! Приезжаем на место. На кровати лежит женщина. Тяжело, прерывисто дышит. Говорит с трудом. Врач Ильзида Рафаилевна задает привычный вопрос:

— Что случилось?

— Ну, выпили немножко, — отвечает пожилой усатый мужчина, по-видимому муж. — Она совсем не пьет. Может рюмку или две. Край. Выпила, задыхалась, прям дышать не могла. Рвало ее.

— Увозим с алкогольной интоксикацией в 13-ю больницу, — говорит врач.

— Я только за! — вопит дочь. — Уедут, через полчаса снова тут начнется.

— Я никуда не поеду, — отрезает пациентка.

— Люди взрослые, сами решите, — бурчит дочь.

— Первая помощь… вот при таких случаях… Что делать?

— Не пить. В крайнем случае знать меру, — г­оворит Ильзида Рафаилевна. — Больше мне нечего сказать. Мы идем по коридору, с­обираясь покинуть квартиру.

— А мне-то можно пить? — кричит нам вслед муж.

Софья Аскарова

 

В «Раю» начинается шоу

03.15
Клуб «RАЙ», проспект Октября, 115

«RАЙ» потрясает пафосом и размахом. Пройдя сквозь стены фейс-кон­троля, мы попадаем в царство дорогого алкоголя и обнаженных людей. На сцене атлетического сложения юноши взлетают под потолок, внизу переплетаются женские тела, публика в экстазе. Шоу начинается.

Антон Карлинер


У бригады скорой помощи № 286 появилось время вздремнуть

05.57
Станция «скорой помощи»

На вызов по острой боли в животе бригада скорой помощи № 286 выезжает к девочке четырех лет. У нее высокая температура. Врач Сергей Мальцев заключает:

— ОРВИ.

Вернувшись на станцию, врачи прилегли отдохнуть.

— В гараже машин много — значит, есть время вздремнуть, мы по очереди выезжаем, — пояснила фельдшер Елена Пестова.

Алена Халецкая


Корреспонденты:

Аделина Антакова
Айгуль Загидуллина
Айгуль Зарипова
Айгуль Резяпова
Айгуль Рустямова
Айгуль Эшонкулова
Акбулат Акбутин
Александр Буланый
Александр Карамышев
Алексей Колчин
Алексанр Левин
Александр Умитбаев
Александра Ариткулова
Александра Климина
Александра Халаимова
Александра Чарно
Алексей Быков
Алексей Иванов
Алена Заворотняя
Алена Халецкая
Ализа Шарипова
Алина Байрамгулова
Алина Исянгильдина
Алина Кагирова
Алиса Плюхина
Алия Исламова
Алла Смирнова
Алсу Кадырова
Альбина Гафарова
Альвина Чалова
Альмира Бикташева
Альфина Бикташева
Анар Мовсумов
Анастасия Гринюк
Анастасия Кулагина
Анастасия Парахина
Анастасия Суркова
Анастасия Ярошенко
Андрей Голубев
Андрей Королев
Анжелика Кубряк
Анжелика Пекова
Анна Гайнуллина
Анна Главатских
Анна Иванова
Анна Ивершинь
Анна Мамаева
Анна Маслакова
Анна Тавровская
Антон Дмитриев
Антон Карлинер
Аня Соколова
Аня Шерстнева
Артем Михайлов
Артур Гареев
Артур Емельянов
Артур Яубасаров
Ася Романенкова
Белла Блинкова
Бурхан Массалимов
Вадим Погодин
Валерия Замятина
Варвара Фуфаева
Венер Камалов
Вера Черенева
Вероника Пономарева
Виктория Алексеева
Виктория Серикова
Виталий Беспалов
Виталий Леонтьев
Виталий Федотов
Виталий Швецов
Виталина Иванова
Галина Лаврова
Георгий Ягунин
Гузель Амирзянова
Гузель Габдрахманова
Гузель Гирфанова
Гузель Ханбекова
Гульназ Гизатова
Гульфия Хакимьянова
Гульшат Зарипова
Гульшат Хакимова
Дарья Андреева
Дарья Воронина
Дарья Дзюба
Дарья Долгова
Дарья Клементьева
Дарья Петрова
Дарья Соловьева
Денис Гильманов
Денис Гимаев

Денис Ильюшенков
Диана Злобина
Диана Ибрагимова
Диана Савчук
Диана Тагирова
Диляра Абдрахманова
Динар Шарафутдинов Евгения Андреева
Евгений Соколов
Евгения Якимова
Екатерина Бондарь
Екатерина Волосомоева
Екатерина Кузнецова
Екатерина Макиша
Екатерина Никулина
Екатерина Соколова
Екатерина Тимофеева
Елена Акименко
Елена Аминова
Елена Белова
Елена Калюжная
Елена Кирсанова
Елена Курамшина
Елена Сидорова
Елена Черенкова
Елизавета Шершнева
Зарина Хазиева
Зуфар Тимербулатов
Игорь Евграфов
Ильдар Кулуев
Ильзира Хамитова
Ильмира Мухамедья­нова
Ильшат Нурлаев
Ильяс Исхаков
Индира Арсланбаева
Ирина Баширова
Ирина Исламова
Ирина Сырвачева
Ирина Хабибуллина Кадрия Габбасова
Карина Мамаева
Карина Рукавишникова
Катерина Дегтярева
Кирилл Котков
Кристина Ахметшина
Кристина Вялых
Кристина Дейнеко
Ксения Кожевникова
Ксения Набаткина
Ксения Нехороших
Ксения Платунова
Ксения Рыбакова
Ксения Шимановская
Лада Сардак
Лиана Давлетова
Лилия Сайфутдинова
Лилия Якупова
Лина Алексюнайте
Лия Уразлина
Любовь Ивлева
Любовь Пронина
Людмила Баранова
Ляйсан Сафина
Максим Корончик
Марат Кадыров
Маргарита Недосекова
Марианна Голиус
Марина Кулагина
Марина Попкова
Мария Барулина
Мария Косарева
Мария Кравцова
Мария Куликова
Мария Маслова
Мария Плотникова
Мария Погребняк
Мария Хабирова
Марсель Губайдуллин
Миляуша Нуритдинова
Миляуша Шарипова

Надежда Борисенко
Надежда Прохорова
Наиля Халитова
Настасья Казакова
Наталья Баранова
Наталья Гунченко
Наталья Кочеткова
Наталья Овчарук
Наталья Чернова
Наташа Андреева
Нелли Хусаенова
Никита Зимин
Никита Пешков
Нэла Ноцина
Олег Матренин
Олеся Арамелева
Ольга Ахметгареева
Ольга Блажнова
Ольга Богданова
Ольга Завалишина
Ольга Зайцева
Ольга Маловица
Павел Траньков
Полина Кузина
Полина Сюткина
Павел Траньков
Полина Кузина
Полина Сюткина
Раиса Забирова
Ралина Зарипова
Рафаэль Каримов
Регина Мусина
Рита Валеева
Рита Ишниязова
Розалия Агадуллина
Розалия Валеева
Роман Плотницкий
Руслан Байгильдин
Руслан Губайдуллин
Руслан Никонов
Руслан Шарипов
Рушания Зайнутдинова
Сабина Хайдарова
Салават Анамов
Светлана Соколова
Семен Храмцов
Сергей Разин
Сергей Сараев
Татьяна Вязовцева
Татьяна Шипулина
Тимур Шарипкулов
Эдик Хасанов
Элина Сергеева
Эллина Галина
Эльвина Яруллина
Эльвира Васильева
Эльвира Ганиева
Эльвира Ибрагимова
Эльвира Куптарева
Эльвира Тухватуллина
Эльнара Баянова
Эмма Бреслер
Юлия Каримова
Юлия Кузнецова
Юлия Михайлова
Юлия Романюк
Юлия Шадрина
Юрий Зарубин
Яна Шулика
Ярослава Горюнова
Ярослава Феокстистова

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
Маврина Татьяна 23 апреля 2013
Замечательный материал. Как будто мы там побывали. И в то же время - стимулирует туда поехать, хотя бы "на кумыс"!Хотелось бы почитать подобное и про другие города и регионы.
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение