В состоянии бифуркации

Астрофизик Борис Штерн – об экзотике в космосе, взаимоотношениях с властью и о том, почему астрофизики не носят костюмы

Доктор физико-математических наук Борис Штерн считается одним из самых ярких представителей независимого научного сообщества. В каком-то смысле он оппозиционер. Однако его критика официальных решений отличается спокойной интонацией. Он – физик, популяризатор науки, старший научный сотрудник Института ядерных исследований РАН (Троицк) и Астрокосмического центра ФИАН, главный редактор газеты «Троицкий вариант – Наука».

Ольга Машкалёва поделиться:
22 мая 2013
размер текста: aaa

В одном из интервью вы сказали, что могли бы, конечно, уехать из России и заниматься наукой в более комфортных условиях. Но в этом нет вызова. И вам интереснее подстраивать среду под себя. А в России это делать не так легко. В чем ваша основная сила?

– В России как раз больше возможностей повлиять на ход вещей из-за неустойчивости современной фазы нашей истории. Это типа состояния бифуркации, когда будущее расщеплено на разные ветви, на выбор между которыми может повлиять ничтожно малое воздействие. Кроме того, на Западе все есть и все устоялось, а у нас ни черта толком нет – все только ждет, когда кто-то придет и сделает. Что касается основной силы, то свидетели со стороны говорят, что она у меня в способности затевать что-то новое, сдвигать с места, а потом, правда, бросать, перекладывая на чужие плечи. Примеры – городская газета «Троицкий вариант», сайт Scientific.ru, так называемые «списки Штерна» (высокоцитируемые российские ученые), наконец, «Троицкий вариант – Наука». В последнем случае нельзя сказать, что я это дело бросил, правда, на чужие плечи переложил в значительной степени. Короче, свои пять копеек в воздействие на неустойчивое состояние внес. Мои занятия наукой при этом сильно пострадали, но неизвестно, что важней.

В России за последние годы помощь от властей в научной среде возросла?

– Скорее, нет. Полезным был «пилотный проект», заметно повысивший зарплату в Академии наук лет шесть назад, но это уже не совсем последние годы.

И зарплата, казавшаяся сносной, снова стала маленькой. А денег, собственно, на исследования у большинства как не было, так и нет. Единственное нововведение последних лет – мегагранты: небольшому числу групп по конкурсу дают очень много. Это лучше, чем ничего, но подозреваю, что эффективность такого финансирования науки невелика.

Чтобы популяризировать науку, нужно тесно сотрудничать со СМИ. Или быть частью СМИ. Что вы и делаете. Вы говорили, что стране нужны национальные научные журналы. Ваше издание «Троицкий вариант» стремится к такому формату?

– Меня не совсем точно поняли. У научных журналов есть разные жанры. Главный – это специализированные журналы, где печатаются статьи с оригинальными научными результатами. Я был и есть решительно против того, чтобы у нас были национальные журналы в этом жанре. Наука – наднациональна, и печатать новые результаты в национальных журналах – лучший способ их похоронить. Другое дело, что хорошо бы продвинуть наши лучшие журналы (например, «Журнал экспериментальной и теоретической физики») до статуса международных. Конечно, для этого нужно принимать статьи только на английском, надо резко увеличить доступность этих журналов. Следующий жанр – обзорные журналы с небольшим популярным уклоном, типа «Успехов физических наук». Вот такие должны быть в том числе и национальными, выходить на русском языке. Наконец популярная и научно публицистическая пресса – это жанр совершенно необходимый именно в национальном формате. В этом жанре «Троицкий вариант» и работает.

В описании вашего издания говорится, что важно, чтобы его материалы читали старшеклассники и школьники. Каким образом можно воспитывать интерес к науке у подрастающего поколения?

 – К сожалению, мы пока не добились этой цели. У нас слишком много научной публицистики, а научно-популярная часть для школьников сложновата. Вообще, сейчас все так запущено, что популярной литературы для пробуждения интереса явно недостаточно. Наиболее эффективны либо телепередачи, с чем сейчас большая проблема, либо прямые контакты в разных формах.

Проект Летней школы «РР» как раз направлен на подогревание интереса у молодежи ко всему, что происходит вокруг, в том числе и в научной сфере. Ваше мнение об этом проекте?

– Самое замечательное мнение. Это как раз одна из форм прямого контакта, зажигающего молодежь.

Я так поняла, у вас была возможность увидеть жизнь Летней школы изнутри. Как вы думаете, в чем заключается дух ЛШ?

– Я попал в какой-то зазор, когда не было почти никакого начальства и молодежь была в состоянии броуновского движения. К началу утренней лекции пришло два человека, оба заспанные. Потом кто-то кричал в коридоре: «Приходите, здесь про происхождение Вселенной рассказывают». И постепенно пришло довольно много народа, все постепенно проснулись, глаза загорелись, и меня засыпали неплохими вопросами. В результате я сам получил удовольствие от лекции.

Сотни ребят съезжаются со всей России, чтобы попасть на ЛШ. Бывают даже «ученики» в возрасте. На какие темы вам прежде всего было бы интересно
(или важно) поговорить с ребятами?

– Прежде всего о том, в чем я разбираюсь – астрофизика, космология. При этом я бы хотел сделать ударение на очень важной вещи – на принципе открытых данных в науке. Это самый мощный способ вербовки будущих ученых – предложить залезть в базу данных гамма-телескопа или в цифрового обзора неба и покопаться там. Мне кажется, это вообще магистральный путь развития науки, особенно важный для российской научной молодежи.

Реально ли в России воспитать образованную (в том числе и в области науки) молодежь?

– Все очень запущено, но я надеюсь на власть в ее альянсе с РПЦ. В том смысле, что она путем насаждения невежества абсурда и мракобесия вызовет у части молодежи реакцию противодействия, выражающуюся в моде на науку и образование.

Вы, как журналист, видите проблемы взаимодействия СМИ и науки. На мой взгляд, одна из струн натяжения – это падкость прессы на явления из мира лженауки. Насколько я знаю, вы ярый борец против лженауки. На каком этапе сейчас находится пресечение шарлатанства и мошенничества?

– Насчет падкости прессы – это совершенно правильно. Причем падкость объясняется не только экономическими причинами (привлечь аудиторию) и психологическими (презрение к аудитории), но и идеологическими: немало заметных действующих лиц в СМИ терпеть не могут науку как таковую по разным причинам, в частности, из-за школьных обид на физику и математику, из-за религиозных убеждений, из-за антиамериканизма, из-за «классового чутья». У нас в «Троицком варианте» 121 опубликована хорошая заметка Александра Сергеева на эту тему. Ну а пресечение шарлатанства и мошенничества происходит по-прежнему на высоком государственном уровне.

Еще одна проблема – красиво и доступно объяснить прессе что-то из мира науки. Поговорим об астрофизике. Новые технологии, компьютеризация, новые материалы дали возможность далеко шагнуть в этой области. Но рассказывать СМИ об анализе какого-либо явления и приводить громадное количество цифр – тратить время впустую. Гораздо эффективнее дать наглядную картинку и яркий заголовок. Выходит, что экзопланетчики – это главные поставщики новостей сегодня?

– Экзопланеты сейчас действительно наиболее притягательны. А насчет цифр – это зря. Они еще как могут поражать воображение. Например, из области тех же экзопланет. Точность определения скорости звезды по ее спектру – метр в секунду (сейчас, возможно, уже лучше), то есть неопределенность в измерении скорости звезды порядка скорости не спеша прогуливающегося человека. Это на фоне вращения и бурления поверхности звезды, теплового разброса скоростей в десятки километров в секунду, движения наблюдателя по сложной орбите со скоростью 30 км в секунду. Много лет назад я слушал доклад одного из первооткрывателей экзопланет – Джефа Марси. Меня поразила именно методика наблюдений. Там нет сверхдорогих инструментов, но есть ряд восхитительных хитроумных находок и потрясающая дотошность в избавлении от всевозможных источников ошибок. Думаю, экзопланетчики в ближайшие годы нас еще порадуют.

С помощью каких тем еще можно подогревать интерес народа к астрофизике?

– Во-первых, в космосе полно экзотики, поражающей воображение: нейтронные звезды, черные дыры, квазары и т.п. Космос также весьма зрелищен благодаря «Хабблу» и другим инструментам – галактики, туманности, рождение и смерть звезд… А еще есть космология. Это не астрофизика, это более фундаментальная дисциплина, но область пересечения этих двух наук довольно велика.

Ваш тезка – Борис Штерн – писатель-фантаст. Вас с ним никогда не сравнивали? То, что изучает астрофизик, это область фантастики. Звезды, темная материя. Невидимые частицы, что пролетают сквозь нас...

– Меня с ним не сравнивали, зато неоднократно путали. Типа:

– Ты чего это начал фантастические рассказики в «Химии и жизни» публиковать?

– Да не я это, то другой Борис Штерн.

 – Да ну, не отпирайся, стиль твой и юмор физтеховский, Бел Амор, понимаешь… (В памяти всплывают пачки «Беломора», разбросанные по столу в общаге).

Со временем я стал жалеть, что это написал не я. Еще думалось – хорошо бы встретиться… Увы, не довелось. Много позже мне дарили его книги… Осталось написать что-нибудь в жанре научной фантастики, это не исключено.

Многие думают до сих пор, что астрофизик – это дедуля в колпаке со звездочками, лазающий по ночам на крышу. Каков образ современного астрофизика?

– Самый тривиальный образ. Если про привычку одеваться, то где-нибудь на конференции летом – в шортах и футболке. Осенью – в куртке, джинсах, кроссовках и рубашке в полоску или клетку. С рюкзачком. Причем независимо от возраста. В общем, как все, за исключением клерков и чиновников. Если астрофизик появился в костюме – это ЧП, все спрашивают, что у тебя случилось. У многих, включая меня, костюма нет в принципе.

Вас, наверное, часто спрашивают о том, когда конец света, когда в нас врежется какой-нибудь астероид или когда человек будет свободно летать на Луну?

– Нет, с такой чепухой никто не подходит. Единственное, сосед регулярно заводит разговор примерно так: «Сейчас ты будешь ругаться и смеяться надо мной, но я читал…» И дальше речь может идти про астероиды, следы внеземных цивилизаций и т.п.  

К вопросу о Луне. «Роскосмос» обнародовал план космической деятельности до 2020 года. Среди пунктов значится создать транспортную систему ППТС, чтобы обеспечить полеты человека на Луну. Полеты на Луну для обычного человека действительно перестанут быть фантастикой?

– Полеты на Луну для обычного человека, у которого есть полмиллиарда долларов, (может быть, полтора, навскидку трудно оценить) действительно не будут фантастикой. Если б хотели, уже давно добились бы этого.

Слышала как-то от ученых такой афоризм: «Чтобы удивляться, надо много знать». Вы часто удивляетесь?

– Отвечу цитатой из своего пока неопубликованного текста:

«Одно из важнейших свойств человека – способность поражаться происходящему в окружающем мире (в смысле впадать в крайнюю степень удивления). Например, автор, будучи в состоянии далеко не первой молодости, поражается тому, как юная гимнастка взлетает со снаряда, крутится вокруг двух осей, приземляется точно на ноги и при этом не разваливается. В детстве автор поражался тому, как стреляет ружье и ездит машина: как щепотка пороха в патроне и капля бензина в цилиндре развивают такую силу. А вот тому, как работает компьютер, я не поражался никогда, поскольку начинал работать с самыми древними машинами, программируемыми в восьмеричных кодах, где работу можно было проследить пошагово, глядя на панель с лампочками, отражающими текущую команду в двоичном виде. Последующий прогресс плавно проистекал на моих глазах.

Вероятно, и у тех, кто начинал заниматься космологией в 1980-х или 1990-х годах, триумф теории и эксперимента, изображенный на рис. 3.12 , никакого удивления не вызывает. Однако ни автор, ни подавляющее большинство читателей к таковым не относятся, и потому согласие между теоретической кривой со всего шестью подгоночными параметрами и данными на рис. 3.12 можно назвать поразительным, фантастическим».

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение