--

Сводки с фронта

ОНФ как зеркало русской политической эволюции

Съезд Общероссийского народного фронта прошел менее заметно, чем ожидалось. Не произошло главного события, которого так ждали многие эксперты: ОНФ не был преобразован в политическую партию. Дело ограничилось небольшим ребрендингом: движение теперь официально называется «Народный фронт — за Россию». Таким образом, «Единая Россия» остается на корабле истории на неопреде­­лен­­ный срок. Зачем же тогда вообще нужен фронт?

Дмитрий Карцев
×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

18 июня 2013, №24 (302)
размер текста: aaa

Первые двенадцать лет власти Путина характеризовались сочетанием, порой довольно причудливым, государственнической и либерально-демократи­­ческой риторики. Выходец из «органов», свою самую первую стратегическую программу он поручил подготовить либералу Герману Грефу. На всякого Рогозина в правительстве всегда был свой Кудрин, каждый акт централизации власти, как правило, компенсировался какой-нибудь прогрессивной экономической реформой типа налоговой. Венцом политической эклектики стало президентство Дмитрия Медведева, который старательно выстраивал образ г­орячего апологета умеренно либеральной модернизации.

Сегодня эпоха баланса сил, как минимум риторического, похоже, уходит в прошлое. В Манифесте ОНФ, принятом на съезде, слово «свобода» встречается два раза (причем в одном случае речь идет о свободе экономической), демократия — ни разу. П­утин, единогласно избранный лидером фронта, в этом отношении был не более словоохотлив: те же две «свободы» и один раз «устойчивые демократические процессы». Похоже, это не случайно.

По нашим данным, когда во время обсуждения проекта м­анифеста один из так называемых системных либералов спросил, почему в тексте забыли упомянуть о демократических ценностях, ответом ему были лишь усмешки околокремлевских собеседников.

Очевидно, что, заостряя риторику, в Кремле идут на определенный риск. Ведь привычная политическая эклектика при всех вкусовых издержках гарантировала эффект «и вашим и н­ашим», позволяя Путину д­остаточно спокойно лавировать меж двух ключевых опор своего режима — либеральным экономическим курсом и установкой на политическое усиление государства. Теперь в верхах, видимо, решили, что нужда в западнических лозунгах отпала.

Причины могут быть вполне прагматические: судя по высоким рейтингам президента, большинство россиян с пониманием относятся к ужесточению законодательства, инициированному в этом году. По-видимому, ставку решено сделать на свое­образное российское «моральное большинство». Одной его части, прежде всего традиционным бюджетникам, обещаны патриотическая риторика и социальная справедливость. Другой — бизнесменам и бюджетникам «нетрадиционным», то есть разного уровня работникам госкорпораций — новая индустриализация и «опора на собственные силы»: характерно, что в манифесте ничего не сказано об интеграции в мировую экономику.

Проблема, однако, в том, что в «меньшинстве», по всей видимости, оказались наиболее политически пассионарные группы населения — пресловутый креативный класс, сосредоточенный по большей части в Москве и других крупных городах. Подвергая его политическому остракизму, власть рискует столкнуться с довольно сильным сопротивлением, прообразом которого стали события на Болотной. А реалии современного информационного общества таковы, что судьбы ц­елых государств зачастую решаются именно на центральных столичных площадях с молчаливого согласия жителей глубинки.

Структуры-дублеры российской политике не в новинку: Общественная палата — своеобразный дублер Госдумы, Госсовет создавался как утешительный приз губернаторам, изгнанным из Совета Федерации. Теперь есть Народный фронт на случай проблем у «Единой России». А то, что они могут возникнуть, власть, похоже, вполне допускает.

Если проследить контекст, то съезд ОНФ стоит в том же ряду, что и досрочная отставка Сергея Собянина: по-видимому, в Кремле опасаются, что в 2015 году выборы московского градоначальника могли бы пройти не столь гладко, как в сентябре нынешнего. Большинство экономистов, в том числе глава Минэкономики Андрей Белоусов, предрекают скорый и довольно серьезный кризис. И Народный фронт с его национально-патриотическим уклоном, по-видимому, должен отработать кризисную повестку.


См. также:

2012: год фиктивных перемен

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение