--

Еда и люди

Чем важен плов и почему из-за него могут начаться беспорядки

В Москве прошел кулинарный чемпионат «Саммит плова», на котором должны были выбрать лучший плов, ну и заодно объединить национальности. Восемнадцать участников, профессионалы и любители, готовили различные виды плова: узбекский, индийский и даже бразильский. Корреспондент «РР» провел на саммите четыре часа и остался голодным.

Егор Мостовщиков поделиться:
18 июня 2013, №24 (302)
размер текста: aaa

В Ташкенте, когда столбик ртути упирается в отметку +40 и ему больше некуда ползти, принято с гордостью говорить, что это еще не жара. Жара начинается, когда в тени плюс 43, а на солнце все 60 — самое время пить горячий чай и есть горячий плов. Москва не Ташкент: в минувшую субботу было всего плюс 30, но во внутреннем дворе Дорогомиловского рынка все обливались потом и страдали. Плов — дело неспешное, а пахнет вкусно с самого начала.

К саммиту приделали слоган: «Плов как средство межнационального общения». Чемпионат благотворительный, его устроили организаторы международного фестиваля «Формула Востока», концепт-шеф Хаким Ганиев и благотворительный фонд «Линия жизни» — все вырученные деньги отправят на лечение тяжелобольных детей. Участники съехались на рынок рано утром, закупились там продуктами и казанами, причем особенно поразил местных торговцев бразильский повар Карлос Альберто де Оливейра со здоровенным молчаливым черным помощником. Готовить начали в 11 часов.

Многословный ведущий с микрофоном наперевес, чтобы развлекать публику, пока в казанах булькает варево, переходил от шатра к шатру и задавал глупые вопросы. Зрители то и дело норовили влезть в казан — ­посмотреть, интересовались рецептами и изводили неизменным: «Ну когда уже?!» Публика собралась пестрая: гурманы, хипстеры, люди в камуфляжных штанах, девушки на шпильках.

Пловоделы священнодействовали. Один мужчина добавил в классическую рецептуру перепелок — «для вкуса», — потом вытащил их из казана и отложил в сторону. Две девушки делали плов с помидорами и форелью, которую сами поймали вчера в реке. У Василия Емельяненко, ведущего программы «Лавка вкуса» на канале «Домашний», плов был с копченой паприкой и курагой, а вишня пошла на украшение. У шатра с вегетарианским пловом столпились молодые парни с рынка. Они тыкали пальцами в казан и весело гоготали — межнациональное общение в действии.

К двум узбекам-поварам из «Урюк-кафе» подошло жюри во главе с Хакимом Ганиевым. У Ганиева стопка анкетных листов, он старательно заполнял окошки таблицы:

— Какой плов делаете?

— Праздничный.

— Праздничный, — уважительно кивнул Ганиев и записал. — Оригинальный рецепт или какие-то добавки?

— Оригинальный, конечно, свадебный — именно в честь свадеб такой и делают! — заверил повар, под внимательными взглядами жюри подмешивая в рис крупный нут и прикрывая его железным тазиком, чтобы парился. Кто-то пошутил: мол, раз так, надо будет сыграть свадьбу.


— Плов в Узбекистане — это же не утилитарное блюдо, это ритуал. Плов в честь рождения ребенка, в честь обрезания, свадебный, поминальный — он сопровождает узбека с рождения и до смерти


Кулинар-любитель Вадим Курганов 25 лет прожил в Таджикистане. Он охотно принялся рассказывать, что у каждого таджикского города есть свой рецепт плова, но сам он для чемпионата приготовил неклассический в­ариант: добавил вяленые казу и кишмиш. Курганов недавно о­ткрыл в Facebook страничку «Плов как надо», но пока еще не решил, что с ней делать. А вот суровые повара Турсун Туляходжаев и Омонулло Зузунов из ресторана «Бабай-клаб» на уловки конферансье не повелись и упорно отмалчивались:

— Чем будем удивлять высокое жюри? — весело тараторил ведущий-тамада.

— Плов. Чайханский плов. Чисто классический вещь, — неохотно отвечали узбеки.

— Почему именно такой? Почему не, как говорим мы, профессиональные повара, с выпенд­режем?

— Лишних добавок не нужно, — узбеки хладнокровны, как старцы из «Белого солнца пустыни» («Давно тут сидим...»).

Хорошо хоть Сергей Данилов, автор брошюры «Туризм со вкусом узбекского плова», рассказал, почему плов — это так важно:

— Плов в Узбекистане — это же не утилитарное блюдо, это ритуал. Плов в честь рождения ребенка, в честь обрезания, свадебный, поминальный — он сопровождает узбека с рождения и до смерти.

Готовить закончили во втором часу дня. По правилам, придуманным организаторами, продавать плов нельзя было до 15.00 — они почему-то решили, что только так жюри сможет спокойно п­опробовать все 18 пловов, как будто остальные могли им помешать. Народные волнения начались сразу же, когда стало понятно, что плов готов. К палатке «Линии жизни», где за 200 руб­лей пожертвования давали тарелку-вилку и талон на одну порцию, выстроилась нервная очередь. Работник рынка, черноволосый мужчина в перстнях, н­абросился на шатер и потребовал свои 200 рублей обратно: «Женщина! Я всегда ем в одно и то же время! Верните деньги! Так нельзя!» Люди стали напирать, недовольное бормотание п­ереросло в крики, и если бы повара втихую не накладывали людям плов, д­ошло бы до беспорядков.

Наткнувшись в толпе на Тимура Мухамедова, исполнительного директора Всероссийского с­овета диаспор «Узбекистан», я спросил, почему плов — это так важно. Мухамедов долго рассказывал, как важен плов для толерантности, но закончил все-таки тем, что лучший плов делают в Узбекистане: «Поверьте мне, во мне течет кровь многих национальностей, я объективен». А когда я ляпнул, что в Азербайджане все уверены, будто узбеки плохо готовят плов, он лишь смерил меня долгим взглядом. Сам Мухамедов уверял, что, хоть он и узбек, плов старается не есть — занимается спортом, а жирная пища вредна, но когда оказывается в Ташкенте, ничего не может с собой поделать — только и делает, что ест плов.

К трем часам дня, когда официально можно было начинать дегустацию, ничего не осталось — съели все, повара один за другим прикрывали казаны крышками и грустно качали головой, когда у них просили добавки. Когда закончился узбекский плов, толпа ринулась к индусам, на которых до этого никто не обращал внимания, и смела их острый, ни на что не похожий плов. Когда же и у них все закончилось, добрались до турецкого плова без мяса с фисташками, сделанного в пароварке. Вкус у него был пресный, но у индусов можно было попросить кислый соус из йогурта.

Напоследок Тимур Мухамедов еще раз напомнил: лучший плов все равно узбекский. Выиграли, правда, телеведущий Василий Емельяненко и Марко Черветти из ресторана «Бар Bontempi», но разве это имеет какое-то значение?


См. также:

Боб-космополит

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Google fetis26@gmail.com 1 июля 2013
а чего фотка зимняя? другой не нашлось?
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение