--

Запретить бы запрещать

20 июня 2013

Если бы государственные борцы за нравственность не вмешивались законодательно в личную жизнь граждан, борясь с интернетом, курением, за религиозные чувства и «кошерную» постельную жизнь, их бы стоило от души пожалеть.

поделиться:
размер текста: a a a

Вот депутат от «Справедливой России» Елена Мизулина трогательно рассказала, что хотела иметь троих детей, но не смогла. Но ведь двое тоже прекрасно, хотя они и живут непатриотично за рубежом. От этой жизненной неудачи, н­адо полагать, она с коллегами придумала концепцию, согласно которой российская семья — это минимум три ребенка. И только эти достойные мысли были обнародованы, как тут же президент Путин объявил о разводе. Как н­еудобно получилось! 

Практически не шучу: появление в нашей политической культуре крайних консерваторов — это шаг на пути к демократии западного типа. У всех же есть свои Ле Пены, Сары Пэйлин и прочие Качиньские, а мы что — хуже? Нюанс, однако, в том, что наши консерваторы никакие не консерваторы. Вот питерский депутат Виталий Милонов, беззаветный борец за как бы православную нравственность, крестился в русскую веру всего-то в конце 90-х, а до этого был либералом, да еще и баптистом. То есть неофит, о­тсюда, наверное, и нервные реакции, присущие возбужденным новичкам. Какой же это консерватизм? Это все лишь отраженное в кривом зеркале реформаторство, желание переделать народ под свой уклад.

Американские вузовские интеллигенты и демократы не менее злобно, чем наши, потешаются над своими неоконсерваторами. Но ведь Сара Пэйлин, недавно пожелавшая разбомбить Чехию, перепутав ее с Чечней, действительно образцовая многодетная мать, а за ней — непрерывная протестантская традиция, миллионы избирателей, в­ерящих в скорое второе пришествие. То есть выглядит глупо, но искренне.

Наши же консерваторы, как, впрочем, и прогрессисты, выглядят как виртуальные персонажи запрещаемых ими же мультиков. Лицемерие — главная характеристика нашей политической ситуации. Например, для развития экономики, как, впрочем, и для улучшения нравов, надо строить много доступного и просторного жилья. По поводу таких проблем должны были бы объединиться и либералы (развитие бизнеса и самостоятельности граждан), и консерваторы (защита внутреннего рынка и семейного уклада), если бы они были настоящими, то есть и правда хотели того, о чем говорят. Но легче, конечно, написать концепцию семейной политики.

После просмотра каждого очередного номера политического цирка у народа должно создаваться впечатление, что идет вселенская битва «иностранных агентов» с «кровавой гэбней» и нужно сделать «правильный выбор». Но такого выбора нет, и вообще дело не в разных ценностях — л­иберальных или консервативных. Бывают разные убеждения, но для развития страны нужны и те и другие.

Казалось бы, по роду деятельности правозащитники должны з­ащищать обиженных граждан и поэтому не любить государство, а чекисты — защищать государство и не любить людей. Но в одном из материалов этого номера основатель «Комитета против пыток» Игорь Каляпин утверждает: «Я лично никогда не был оппозиционером и выступаю за сильное государство». А в другом сотрудник региональной ФСБ признается: «Человек ведь от природы, вообще-то, создан честным и д­обропорядочным».

Различные ценности — консервативные или прогрессистские, правозащитные или патриотические — мешают, когда речь идет о лицемерии, когда это пустая болтовня, когда высокие принципы применяются ко всем, но только не к себе. А те, кто занят делом, были бы способны найти общий язык, если бы не «высоконравственный» шум борьбы с мультсериалами и «агентами».

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Google aidanushka@gmail.com 24 июня 2013
Ой, какой роскошный кавардак в голове у автора!

Как насчет того, что правозащитник может желать соблюдения прав граждан в сильном и правовом государстве, а старж порядка может верить в то, что сволочами не рождаются?
Yandex citizen-zero 23 июня 2013
Интересно, что Виталий упоминает "Сару Пэйлин, которая захотела разбомбить Чечню". Ждём, когда редактор РР будет ссылаться на новости с samoeglavnoepro.ru!
Маврина Татьяна 22 июня 2013
... я могла не упоминать фамилии, суть при этом осталась бы. Понятно - общество находится в трансформации. Если у мужчины чаще развита аналитика, логика, я же как женщина, постигаю интуицией. И мне порой действительно становится не по себе от происходящего. Наша страна все это уже проходила, но какие формы примет зло на новом витке развития?..
Маврина Татьяна 21 июня 2013
Иванов Василий, вам нравится тоталитарное общество?
Иванов Василий 21 июня 2013
Маврина Татьяна: Оно нравится Павловскому. Если ему предложат хороший гонорар. Уж как он гвоздил оранжевые революции, оппозиционеров и прогнившую западную демократию... пока был при Путине.
Маврина Татьяна 21 июня 2013
"Это раковый процесс, в результате которого личность исчезает. Не только политическая личность, а личность в обычном смысле слова, и люди просто становятся заложниками слепого хода событий", - Глеб Павловский. Общество позволяет себя тотализировать, позволяет "запрещать", и само живет в лицемерии. "Это говорит о тяжелом грубом поражении каких-то человеческих свойств нашего общества", - он же, Г. Павловский. Мне страшно...
Иванов Василий 21 июня 2013
Маврина Татьяна: "Общество позволяет себя тотализировать, позволяет "запрещать", и само живет в лицемерии"

Помолчал бы уж этот рупор суверенной демократии.
//
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение