--

Продолжаем наблюдение

Репортаж оттуда, где никогда не бывает мирного времени

Из военного словаря: «Разведывательно-поисковая группа (РПГ) — вид наряда в составе пяти и более пограничников, назначаемый для охраны труднодоступных участков и направлений». Застава «Торгим» в Ингушетии — это место, где канцелярские формулировки превращаются в адский труд. Корреспондент «РР» провел в составе РПГ несколько дней и ощутил на себе все то, что на скупом языке воинской присяги называется «тяготами воинской службы»

Виталий Поздняков
×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

26 июня 2013, №25 (303)
размер текста: aaa

Боевой расчет, священный для пограничников воинский ритуал, проводится ежедневно в 20.00. Собственно, с этого времени на границе начинаются сутки. Гимн, поднятие государственного флага и постановка задач личному составу отделения. Особое внимание — тревожная группа, состав которой на ночное время разбивают по часам.

У пограничников нет имен и нет позывных. Указывая бойцам, кто из них в какое время привлекается в случае объявления тревоги, офицер называет лишь номера, которые здесь присвоены каждому. Для сравнения подойдет переделанная строчка из песни группы «Алиса»: «Люди в камуфляже без лица и глаз…»
 

Выход

Возле дежурки у стены в ряд составлены рюкзаки.

— Каждый получает по пять магазинов к АК: четыре в подсумки, один на ствол. Пулеметчик берет две двухсотки. Из средств наблюдения — Б-8 (восьмикратный бинокль. — «РР») и «тепляк» (тепловизор. — «РР»). Идете без кинолога, поэтому смотрите под ноги и с тропы не сходите. Радиостанции две, одну — старшему группы. Дежурный, долго там еще батареям заряжаться? Так, выходим строиться…

«Приказываю заступить на охрану государственной границы…» Все сказанное после этих слов — боевой приказ, вне зависимости от того, мирное сейчас время или нет, и любое отклонение от его требований — военное преступление. Задача группы — выйти в указанный квадрат и скрытно осуществлять наблюдение за ущельем, через которое в регион наиболее вероятно могут попытаться проникнуть две вооруженные банды террористов. Это не легенда для учений, все всерьез. В прошлом году бойцы спецназа ФСБ ликвидировали в ближайшей деревне Алкун крупную группировку боевиков — 19 человек. Да и сейчас в этой местности действует режим контртеррористической операции (КТО).

Маршрут нашей группы оказался одним из самых сложных на всем ингушском участке границы. Насколько тяжел твой рюкзак, понимаешь, едва ступив на узкую пограничную тропу, которая тянется вдоль практически отвесного склона всего в нескольких сантиметрах от обрыва. Внизу бурлят мутные грязные воды Ассы. Чтобы рюкзак не утянул тебя за собой в этот поток, приходится жаться к склону, удерживаясь за выступы руками. Солнце из-за окружающих нас гор еще не показалось, но утренняя прохлада сменяется стремительно накатывающейся жарой. Едва входим в «зеленку», сразу же останавливаемся.

— Куртку лучше сними, иначе взопреешь, — советует старший группы. Из нашей РПГ он служит в Ингушетии дольше всех, девять лет. — Леха, идешь первым. Коля, замыкаешь, держи вторую рацию. Ты идешь за мной, — это уже мне. — В сторону с тропы не отходишь, по сторонам головой не крутишь, не отстаешь. Если почувствовал, что ноги забились, лучше сразу скажи, остановимся. Все, двинули.
 

Маршрут

Тропа петляет по склонам, уводя нас все дальше в горы. Солнце вошло в силу, даже гигантские деревья не спасают от сорокаградусной жары и страшной духоты. А когда выходим на открытые участки, солнечные лучи беспощадно сжигают кожу лица, пот, щиплющий глаза все сильнее и сильнее, высыхает в момент, стягивая скулы белыми пятнами соли. В поролоновой подкладке рюкзака на спине, кажется, как у верблюда в горбу, сосредоточился недельный запас питья. Во фляге же воды осталось совсем мало, а ручей будет еще нескоро.

Подняться нам предстоит на высоту 3000 метров. Крутизна склонов на нашем маршруте достигает шестидесяти градусов. От скорости подъема слегка закладывает уши. С каждым шагом дышишь все чаще, но не от усталости, а из-за разреженного воздуха. Высота, конечно, небольшая, но к ней тоже нужно привыкнуть. Во времена СССР, когда советские военнослужащие охраняли границу в горах Памира, вновь прибывшим на заставы категорически запрещали передвигаться быстро: люди просто теряли сознание, и их приходилось срочно спускать вниз.

В начале пути на опасных участках нам помогали натянутые тросы. Дальше их уже нет, и порой, чтобы устоять, приходится хвататься руками за траву. На более ровных участках через эту траву нужно уже прорываться, стараясь не потерять из виду спину впередиидущего и не потеряться самому в высоченных густых зарослях.

— Не устал? — улыбаются пограничники на привале, который мы решаем устроить, едва доходим до ручья. — Сегодня мы еще медленно идем.

Я тоже улыбаюсь. Это неписаное правило — внешне выражать только позитив, как бы тяжело тебе ни было. Совет знакомых боевых офицеров, служивших в свое время на Кавказе в пограничных спецподразделениях и отдельных группах спецразведки.

— Это сейчас рюкзаки можно купить удобные, спальники легкие, снарягу различную. А раньше — здоровенные баулы с тонкими лямками, которые в плечи врезались до боли, бушлаты тяжеленные. Плюс с пайками напряженка была: брали с собой картошку, хлеб, тушенку, крупы — ходили-то на большие сроки. И ничего, ходили. Зимой, правда, было совсем тяжело.

— Зимой???

— Ну да. Пробиваешься сквозь сугробы, которые с тебя ростом.

Четвертый час подъема. Всю ценность воды понимаешь сразу после слов о том, что пройденный ручей — единственный на этом склоне. Следующий — на противоположной стороне горы, на которую нам нужно взойти. Все это время бойцы группы идут словно машины: ни на минуту не сбавляя скорости и удерживая дистанцию. Кажется, темп их движения задает неведомая сила.

— Красота! Как в парке каком-нибудь в Москве, а? Немного осталось. Почти пришли.

«Почти пришли» было три часа назад.
 

Пришли

В блиндаже находим запас галет и консервов с колбасным фаршем. Ребята из ночевавшей здесь до нас группы оставили несколько бутылок с водой, что оказалось очень кстати. Грузинская территория начинается сразу за массивом Главного Кавказского хребта, пики которого покрыты вечными ледниками и окружены скоплениями облаков. На гребне одной из гор виден слабый тоненький силуэт грузинского пограничного столба.

— Спать в блиндаже не стоит: если дождь пойдет, может обвалиться.

— А если на улице, то вымокнем зараз все.

— Приказано ночевать здесь, — ответ старшего группы по-военному лаконичен. — Так, пончо есть? Вот их, как палатки, и натянем. Ты сейчас заступаешь часовым. — Пограничник берет бинокль, рацию, автомат и уходит на возвышенность. — Леха, с Виталей идете за водой. Остальные — готовим ночлег.

Мы забиваем рюкзак бутылками, и я в уме быстро прикидываю, что его вес на обратном пути превысит 50 килограммов. Сперва долго ищем старую тропу к роднику: она, как, собственно, и сами блиндажи, давно заросла.

— К тем кустам не иди. Там у нас растяжки стоят, — осекает меня Леха.

Склон, по которому мы теперь спускаемся, еще круче.
 

Минные поля — давняя проблема горных районов Кавказа. Одни остались еще с 90-х, со времен первой чеченской войны, другие — со второй кампании
 

— Может, давай по очереди понесем? Твой рюкзак ведь не легкий, — говорю я, едва мы наполняем бутылки.

— Для тебя и так нагрузка большая. Ноги или спину надорвешь, так не встанешь утром. А сегодня ночью еще дозор выставлять.
 

Лягушки и бабочки

Я со снайпером группы иду вдоль склона к одному из постов наблюдения, который постом называется лишь условно: это не какое-то инженерное сооружение, а название позиции, с которой просматривается участок периметра. Обо всех установленных вокруг растяжках снайпер знает больше кого бы то ни было: почти каждую ставил он сам.

— Осторожно, — он садится, прижимает рукой траву: всего на несколько сантиметров выше поверхности земли тянется тоненькая проволочка. — Не задень.

Дальше 2, 3

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Mail dvkuzneth@mail.ru 27 июня 2013
жаль фото черно-белые и их не много.понимаю что пройденный путь описать словами трудно-это нужно испытать на себе.после такой службу "гражданские" проблемы просто пустяк и их часто не понять.надеюсь у них наряда РГГ на склонах этих гор-наверное там бы ни кто и не служил :))
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение