--

Вкус стартапа

Ради чего люди отказываются от семизначных зарплат

Вячеслав Семенчук, Константин Егоров, Леонид Струков, Иван Медведев, Николай Запольнов — возможно, когда-нибудь название продукта, который делают эти ребята, MyApps, окажется в одном ряду с Яндексом, ABBYY, Parallels, Kaspersky. А может, канет в Лету. Стартап — это очень умная игра. Вот только противник в ней — капризное человечество, которое в любой момент может поменять правила. Но именно такие малые инновационные компании, готовые в любой момент умереть, создают в двадцать раз больше прорывных технологий, чем маститые корпорации. Корреспондент «РР» заглянул на «кухню» одного из стартапов, чтобы узнать, куда теперь ведет шоссе энтузиастов.

Даниил Ильченко
×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

18 июля 2013, №28 (306)
размер текста: aaa

Понаблюдайте за собой: примерно каждые семь минут вы отвлекаетесь на экран своего ненаглядного смартфона, суммарно залипая перед цветастой сенсорной поверхностью на три часа в сутки. И таких, как вы, на планете миллиард человек, а к 2015 году станет больше двух миллиардов.

Для большинства из вас смартфон стал основным устройством для выхода в Сеть. Мобильный интернет-трафик уже превысил веб-серфинг с персональных компьютеров. Лежа, сидя, стоя, на ходу вы общаетесь в соцсетях, проверяете почту, ориентируетесь на местности, с­овершаете покупки, знакомитесь, развлекаетесь. И все это благодаря мобильным приложениям — специальным программкам, за копейку, а чаще совершенно бесплатно скачиваемым из интернета по всему миру в количестве 20 миллиардов штук ежегодно.

«Уфф!.. — вытирают со лба испарину ушлые IT-бизнес­­мены. — Время — деньги. Как никогда!» И делают все возможное, чтобы вы утыкались носом в мобильные гаджеты каждые шесть… пять… четыре минуты.

— Но тем жарким июльским днем 2011 года я и думать об этом не думал, — признается 26-летний деятель Рунета Вячеслав Семенчук. — Мне было не до того. Я валялся на больничной койке с переломанной в трех местах левой ногой. Поврежденная конечность находилась в з­адранном и подвешенном состоянии. А фиксирующая система из титановых болтов и пластинок пронизывала кости голени ноющей болью...

В общем, работать на ноутбуке в таком положении было неудобно. Для Вячеслава, сфера жизненных интересов которого на 90% находится по ту сторону монитора, а успешное соединение с интернетом н­еобходимо как воздух, это был главный раздражающий фактор.

— Поэтому я полностью перешел на мобилу, — продолжает вспоминать Семенчук. — И если бизнес удавалось более-менее контролировать посредством звонков и почты, то поддерживать сетевую активность стало проблематично. А я веду персональный сайт-блог, аккаунты в соцсетях — в одном только фейсбуке 5000 френдов! Для каждого блога нужно было использовать отдельное мобильное приложение. Включать, переключать, ждать, пока загрузится… Геморрой страшный! Я задался целью отыскать решение, автоматизирующее работу в блогосфере в формате одного приложения. Погуглил и нашел предложение за несколько тысяч долларов с юзабилити, понятным разве что матерым кодерам (программистам. — «РР»). А если сделать услугу предельно простой и дешевой? Чтобы сам пользователь мог создавать себе мобильные приложения, притом какие ему угодно? Я тут же з­аскайпился со знакомыми разработчиками. «Почему бы и нет?» — о­тозвались они.

Примерно так родилась идея сервиса MyApps — интуитивно ­понятного конструктора мобильных приложений для всех желающих. П­опутно возник проект LifePay — это миниатюрное устройство, превращающее смартфон в терминал приема пластиковых карт.

С тех пор прошло два года, но титановые болты и пластинки все еще при Вячеславе.

— По-хорошему, их нужно было вытащить еще полгода назад. Доктора так сказали. Но мне реально некогда!

На плечах молодого стартапера офис в 300 кв. метров, 40 человек команды и 5,6 млн долларов венчурных инвестиций. А еще жена и двое маленьких детей.


Новые мануфактуры

Неподалеку от Даниловского монастыря в заводских цехах из старинного красного кирпича под двухскатными крышами и звонкой жестью водосточных труб в XVIII–XIX веках трудился ткацкий люд. Даниловская мануфактура была одним из ведущих предприятий хлопчатобумажной промышленности России и мира.

Местный антураж практически не изменился, работа здесь кипит и сегодня. Только станки уступили место ноутбукам и ПК, а хлопок заменил двоичный код. Современные труженики мануфактуры плетут ткань информационных технологий. Сейчас это лофт-квартал и Мекка для ИТ-компаний и хайтек-стартапов столицы.

— Наши соседи за стенкой, например, разрабатывали сервис по аренде квартир, — рассказывает Вячеслав. — Ну, захотел ты поехать в другой город, потусить пару дней. Зашел на их сайт и снял себе жилье. Без посредников и лишних заморочек, прямо у хозяев. Но вчера соседи «умерли». Пришли на работу, а там разруха. Их инвесторы без всякого предупреждения за ночь вывезли из офиса все, что только можно было унести: компьютеры, мебель, документацию. Даже розетки вырвали и сигареты сперли… Аргументы: команда давным-давно проела инвестиции, а с­ервис до сих пор не пользуется спросом. Дико, конечно, не по-людски, но такое бывает.

Со своими инвесторами Вячеслав старается поддерживать хорошие отношения. Это видно хотя бы по следам недосыпа на его лице.

— До пяти утра сидели, обсуждали текущие дела… — зевает Семенчук.

10.00. Подняв в молчаливом приветствии руку, Вячеслав, продолжая зевать, шествует через офис в комнату для переговоров.

Офис — это просторный зал с пятиметровыми щербатыми потолками и модными разно­цветными кляксами на бежевых стенах. Х­аотично расставленные столы, кресла, ноутбуки, велосипеды. Прямо посередине стеллажи с книгами по программированию, стартаперскому делу и маркетингу… В углу огромная кофеварка с грудой немытых чашек. Н­апротив бильярдный стол и кикер. Несколько десятков молодых людей, на секунду оторвавшись от мониторов, телефонных разговоров и бильярдных шаров, приветствуют шефа.

— Доброе утро, Слав! Сразу видно: вечер удался, — ехидничает кто-то.

Вслед за Семенчуком уже идет заботливая, все понимающая офис-менеджер Ирина. Д­обрая. Кучеряво-огненно-рыжая. С дымящейся кружкой кофе.

Через минуту в дверях «переговорки» появляется проджект-менеджер (по-нашему — р­уководитель проектов) Максим Мантуров. С ходу энергично начинает:

— Мы наконец-то увидели свет в конце туннеля. По LifePay и MyApps готовы проектные планы. Есть понимание что, когда будем делать и куда нам двигаться дальше.

— О’кей, — Слава отхлебывает кофе. — Давай обсудим, только у меня мозг сейчас как-то…

— Нам нужен дополнительный PHP-разработчик для обоих проектов, — не обращая внимания на слабости начальства, продолжает Макс.

— Гуд. И еще нужно серверное оборудование, причем не из дешевых… — Семенчук постепенно втягивается в заумный айтишный разговор, вряд ли интересный непосвященным.

Макс отвечает за управление ресурсами, ведает рисками, занимается планированием процессов разработки.

— Голое творчество, никакой организации, — Максим делится впечатлениями о новом месте работы. — С одной стороны, дело от этого выигрывает: все пребывают на кураже и позитиве. С другой — хаос тормозит развитие. Я пытаюсь внести порядок, одновременно не слишком заорганизовав процесс и не похоронив энтузиазм команды.

Меньше года назад он занимал аналогичную должность в компании Naumen, ведущем российском разработчике программных решений для бизнеса и органов власти. Хороший повод для гордости в 31 год. Особенно если ты родился и вырос в небольшом городке Пермского края Чайковском. Макс уже пятый год совершенно не употребляет а­лкоголь — этим, в частности, он объясняет свои успехи. Хотя не совсем понятно, как на трезвую голову он уволился с престижной должности, покинул только что купленную квартиру и, прихватив с собой жену, перебрался из Екатеринбурга в съемное жилье на окраину Москвы. И все для того, чтобы попробовать свои силы в стартапе — предприятии с априори туманными перспективами.

— Я просто верю: проекты выстрелят, — говорит Мантуров. — MyApps — крутая штука, за ней будущее. А технологии, предла­гаемые в LifePay, вскоре будут применяться повсеместно.


Фабрика приложений

— Тут все просто, MyApps — это конструктор, — оживший Слава перебирает в руках разноцветные кубики Lego, разбросанные на столе переговорки. — Ты регистрируешься на сайте My-Apps.com и собираешь мобильное приложение из имеющихся стандартных модулей-кубиков.

— Допустим, ты владелец небольшой пиццерии, — продолжает Семенчук. — У тебя маленький бизнес и постоянные проблемы с масштабируемостью? Тогда тебе в раздел «Кафе-рестораны». Выбираешь дизайн и оформление из готовых шаблонов; логотип компании и картинки п­родукта загружаешь самостоятельно. Потом предлагаешь посетителям скачать бесплатное приложение на смартфон или планшет и ожидаешь увеличения продаж. «Якитория», например, разработала мобильное приложение, приучила клиентов им пользоваться, предоставив 10-процентную скидку на заказ по интернету, и через несколько месяцев их продажи увеличились в семь раз. Только вот приложение для «Якитории» разрабатывалось несколько месяцев в индивидуальном порядке и стоило 700 тысяч рублей. А мы предлагаем уже готовое решение с арендной платой в одну т­ысячу рублей в месяц.

Семенчук и команда планируют совершить, по сути, то же самое, что несколько веков назад предприняли ремесленники, населявшие территорию будущего лофт-квартала. Когда от производства уникальных продуктов, созданных в отдельных мастерских, вследствие н­еумолимого прогресса технологий наши предки перешли к выпуску ширпотреба, свойственного мануфактурному, а затем и фабричному типу организации труда. Быстро, дешево, массово, качественно и д­оходно — те же принципы положены в основу идеи MyApps.

— Стандартные мобильные приложения для интернет- и обычных магазинов, банков, служб такси и ремонта, салонов красоты и фитнес-залов, мероприятий, организуемых компаниями… — перечисляет Вячеслав. — Мы хотим охватить девяносто процентов всех нужд малого и среднего бизнеса в сфере услуг. Ведь зачастую требуется всего лишь базовый функционал. Гораздо реже — специальные фишки и дорогостоящая персональная разработка. Но о технических моментах гораздо лучше расскажет Коля Запольнов. Мы познакомились, когда он получал шесть тысяч рублей в месяц — писал программное обеспечение для Министерства обороны. Потом мы встретились, когда Коля работал в «Яндексе» и не знал, как потратить зарплату. Теперь он технический директор MyApps, — знакомит нас Семенчук.

— Ну да, я работал в «Яндексе», метрику разрабатывал. Представляешь, что это такое? Довольно скучное занятие, если честно… — п­отягивается перед широким маковским монитором здоровенный румяный парень с вьющимися волосами. — В стартапе, знаешь ли, повеселее.

— Я был один из тех, кому Слава позвонил из больницы сразу после озарения. Таких еще двое: наш веб-разработчик Ваня Медведев и дизайнер Леня Струков. Тогда, помню, и встретились вчетвером. Слава был еще на костылях. И давай разглагольствовать: да мы с­ейчас, за две недели! Тык-мык — и все готово! И будем миллионы з­агребать! Ни тебе технического планирования, ни намека на бизнес-план. Теперь мы выросли до сорока с лишним человек и граблей насобирали предостаточно. Я, например, считаю, что слишком рано запустили продукт. Мы попались на это вот стартаперское «давай-давай, быстрее!» и выпустили недоработанную версию, заслуженно получив говенный feedback (обратная связь. — «РР») от первых клиентов. Сейчас выравниваемся: раздел «Магазин» довели до совершенства, причесываем «Банки» и «Мероприятия». Но все равно неприятный осадок остался.

— Почему мы лучше других? Ну, во-первых, конкурентов, разрабатывающих похожие сервисы, во всем мире можно по пальцам пересчитать. Во-вторых, все они, на мой взгляд, пошли по ложному пути: для каждой мобильной платформы, будь то iOS, Android или Windows Phone, они пишут отдельные версии продукта. Мы же придумали технологию, позволяющую однажды написанное приложение транслировать на любую другую платформу. Понятно, что это в разы экономит и деньги, и время, и средства.


Семенчук и команда планируют совершить, то же самое, что 150 лет назад предприняли ремеслен­­ники, населявшие Даниловскую мануфактуру

 

Рядом с Николаем, уткнувшись в ноутбук, сидит главный программист MyApps Павел Шувалов. Футболка, джинсы, кеды и карандаш за ухом. Эксперт по информационной безопасности, преподаватель курса «Применение Linux и открытых технологий в задачах вычислительной физики» в своей альма-матер МФТИ, Шувалов — единственный россиянин, умудрившийся взломать операционную систему айфона. На его столе россыпь исписанных листов бумаги, перевернутая фоторамка и заплесневевшая чайная чашка.

— Никогда не работал в компаниях больше двадцати — с­орока человек. И надеюсь, никогда и не буду. Не люблю бюрократию. По-моему, это оптимальное количество сотрудников, когда никто не дублирует другого в плане компетенций и при этом все в курсе происходящего в целом.

Павел отвлекается, чтобы написать новую строчку в длинном стихотворении программного кода на экране ноутбука.

— У меня технический склад ума. Завоюем мы с помощью MyApps мир, не завоюем — это меня не особенно волнует. С технологической точки зрения я оцениваю проделанную работу очень высоко. Это мне по душе.

— А история с айфоном… — хитро улыбается он. — Она из прошлой жизни. Дело в том, что многим не нравится монопольная позиция Apple в установке мобильных приложений: владелец айфона может скачивать только те приложения, которые выложены в App Store — их же сервисе. Естественно, не одна команда хакеров пытается написать джейлбрейк (jailbreak, «побег из тюрьмы». — «РР») — программу, обходящую защиту операционной системы а­йфона и позволяющую устанавливать какие угодно приложения. Дело это непростое, в некотором смысле произведение искусства. Успешный джейлбрейк выкладывается в Сеть для общего пользования. В Apple рвут на себе волосы, бросаются разрабатывать update, обновленную операционную систему, где помимо новой системы защиты добавляют какую-нибудь «вкусняшку» — например, распознаватель голосовых команд, — чтобы народ загружал новую версию софта. Хакеры садятся за очередной джейлбрейк. Я тоже как-то попробовал. Получилось.


Втычка

— Именно так — втычкой — называет картридер LifePay один из наших инвесторов. — Семенчук достает из кармана прямоугольный предмет размерами со спичечный коробок и присоединяет его к аудиовыходу своего айфона. — Вуаля! В моих руках терминал приема кредитных карт. Идею подсмотрел в Сан-Франциско. LifePay — это аналог американского Square, очень популярного за океаном девайса. Летел домой и думал, как бы подобную штуку запустить на родине. Ведь рынок огромен: 60–70 процентов компаний среднего и малого бизнеса в России не принимают пластиковые карты. Громоздкие POS-терминалы зачастую им не по карману или неудобны. Мы же предлагаем картридеры бесплатно. Комиссия по транзакции — 2,7 процента. Для крупных игроков в­озможна скидка.

Стеллажи с книгами посреди зала — условная граница между командами MyApps и LifePay. На территории п­оследних гораздо меньше людей в футболках и со сфокусированными на мониторах лицами. Больше ведущих оживленные телефонные разговоры обладателей пестрых рубашек и расстегнутых пиджаков. Это менеджеры по продажам. Их имена и фамилии написаны жирным маркером на широкой доске. Напротив каждой трех-четырехзначные цифры — число привлеченных клиентов и реализованных картридеров. Руководит гонкой продаж Константин Егоров — невысокий, крепкий, в желтой тенниске и с очень дорогими часами.

Он уверяет, что ни капли не присочинил, однако его история слишком похожа на добрую сказку.

— Я лежал на белом-белом пляже острова Маврикий. П­осматривал на плещущихся у берега дочку с сыном и читал на планшете Forbes. Там как раз была статья о Вячеславе и его проектах. Меня как-то сразу зацепило, я почувствовал перспективу. Но тут жена позвала ужинать. Мы с семьей не любим отдыхать в отелях, а предпочитаем снимать дом целиком. Это гораздо удобнее. Детям можно всегда сварить суп, а по вечерам мы готовим с  сыном барбекю. В тот раз мы съели вкуснейшего мяса, а я еще выпил неплохого южноафриканского винца. Легли спать, но посреди ночи я почему-то проснулся. Включил планшетник, а там недочитанная статья про LifePay. Перехожу на сайт компании и вижу, что вакансия руководителя отдела продаж свободна. Дай, думаю, напишу. Тогда я еще возглавлял практику по организации маркетинга и продаж консалтинговой компании Ernst & Young в России. У меня был шикарный служебный автомобиль и зарплата в ххххххх рублей.

— Сколько-сколько? Такие зарплаты действительно бывают?

— Бывают-бывают. Но, понимаешь, при всем при этом я чувствовал, что меня не прет. Пятьдесят процентов времени моей работы в Ernst & Young уходило на подготовку правильной и красивой презентации для клиента. А дотошность — это не мое. Короче, в консалтинге я заскучал. Стало остро не хватать драйва тех времен, когда я был директором по работе с ключевыми клиентами в L’Oréal, а еще раньше в «Вимм-Билль-Данне» или «Бритиш Тобакко». Когда ты привлек крупного клиента, и сразу виден результат — продажи взлетают! Чувствуешь — динамика, скорость, движуха! — эмоциональничает Константин, и становится понятно, что его первое высшее образование — а он выпускник питерского Военмеха, «специалист по управлению летательными аппаратами» — не прошло даром.

— Были предложения занять ключевую позицию в компании Unilever в России (Unilever — британско-нидерлан­­д­­ская компания, один из мировых лидеров на рынке продуктов питания и товаров бытовой химии. — «РР»). Но опять торговать FMCG (товарами повседневного спроса. — «РР») мне не хотелось. Все те же магазины, все те же лица — я пятнадцать лет этим занимался! Другое дело — взрывающийся рынок мобильных гаджетов. Временами меня посещали мысли уволиться к чертовой матери и пойти на «какую-возьмут» позицию в отдел продаж Apple. И тут я читаю про LifePay. Из своего опыта понимаю: крайне выгодная сейчас тема. «Но где Unilever, а где какой-то там LifePay? — говорит мне жена. — Ай, ладно, поступай как знаешь, я прикрою тылы на пару лет». Она у меня умница — на руководящей должности в довольно известной компании. И зарабатывает сейчас гораздо больше меня. Ну а я ушел из Ernst & Young с понижением зарплаты в несколько раз. Но моим основным условием на первой встрече со Славой было получение статуса совладельца компании. Приятное ощущение, когда бизнес принадлежит тебе. Относишься к нему как к своим детям, что ли.

Укрывшись от суеты оупенспейса в маленькой каморке на отшибе офиса, внешний вид стартапа куют дизайнеры Леонид Струков, Александр Мартынов и Влад Клюев. В их творческой мастерской нет модных клякс на стенах, кричащих ультрасовременных полотен или репродукций Энди Уорхола. Вместо этого висят два советских ковра… словно вынесенных прямо из детства, из бабушкиной квартиры в о­блупившейся хрущевке. Один с густым красно-коричневым узором, а другой с оленями.

— А что? Уютно же, — говорит худощавый интеллигентный Леонид Струков.


Путь к стартапу

— Слава, через полчаса приедут школьники, — предупреждает офис-менеджер Ирина. — Как обычно: кола-пицца-сок?

— Угу, — кивает Вячеслав.

Испуганно озираясь по сторонам, в офис заходит толпа старшеклас­­сников. Сладкая газировка и горячие куски итальянского пирога быстро адаптируют их к необычным условиям.

— Мальчишки и девчонки из какого-то продвинутого эмгэушного л­ицея, — поясняет Семенчук. — Начинающие стартаперы. Друзья п­опросили поделиться с ними опытом, потестить на прочность их идеи.

— Всем привет! Меня зовут Вячеслав Семенчук. С чего начнем?

— А расскажите, пожалуйста, про себя. Кто вы и чем занимаетесь? — спрашивает кто-то нагловатый, еще не до конца прожевавший пиццу.

— Мой рекорд беспрерывного говорения — восемь часов подряд. Так что это опасный вопрос. С какого момента, уточни.

— С самого начала, мы не торопимся.

— Сами напросились…

В кратком изложении биография Вячеслава такова. Родился в интеллигентной семье научного сотрудника папы и бухгалтера мамы. Большую роль в воспитании ребенка сыграла бабушка. Она водила маленького Славика в православный храм и заставляла петь в церковном хоре. Но чтобы оценить уровень энергетики, вложенной во внука, нужно знать, что любимая бабуля была по профессии химиком и разрабатывала начинку реактивных снарядов для знаменитой к­атюши. А одна из ее любимых «сказок на ночь» была о том, как вместе с дедушкой они мчались на черном трофейном мерседесе — д­едушка за рулем, она позади, за пулеметом, — пачками поражая живую силу врага. В мирное время бабушка отличилась тем, что сконструировала матрицу для производства грампластинок.

— Последний раз я брал у родителей деньги в четырнадцать лет, — о­ткровенничает Семенчук. — Ну да, именно тогда все и началось.

Вместе с другом Никитой Горбуновым, знакомство с которым произошло в поезде на пути из пионерского лагеря, они создали фирму по разработке дизайна сайтов — Moscow Design. Еще раньше Вячеслав страстно увлекся программированием, чему всячески способствовал его отец. Друг Никита учился в художественной школе.

— Порог входа на рынок был практически нулевым. И мы начали колбасить сайты! Никита рисовал, я верстал и отвечал за переговоры. Чтобы выглядеть солиднее, на встречи с серьезными дядьками я надевал пиджак с накладными плечами. Ежемесячно на нас двоих падало по две — четыре тысячи долларов. Для четырнадцатилетних шкетов это было серьезное и­спытание. Из детства я как-то сразу перемахнул во взрослую жизнь. К двадцати трем у меня уже были квартира и машина, купленные за собственные деньги. Ну и жена, дети.

На средства, вырученные от продажи Moscow Design, Вячеслав впервые подался в стартаперы.

— Ничего не получилось. Только выкинул на ветер кучу собственного бабла! Идея заключалась в том, что создать соцсеть по типу «ЖЖ», но только чтобы самые активные блогеры еще и получали гонорары. Вместо того чтобы разработать четкий бизнес-план, продумать способы м­онетизации, я снял шикарный офис, накупил дорогущей мебели и взял на работу секретаршу с 5-м размером бюста… Короче, допустил все мыслимые и немыслимые ошибки начинающего стартапера.


«Слава, мне предлагают зарплату 200 тысяч рублей в месяц, страховку “все включено” и офис на Лубянке. Слава, я не могу отказаться»


После работы над ошибками Вячеслав попробовал еще раз. Он рассказывает школьникам про идеи MyApps и LifePay. Те слушают зачарованно, прямо как бандерлоги мудрого Каа. Перед ними живой пример для подражания.

— Все. Теперь ваша очередь. Рассказывайте.

— Наша идея — это мобильное приложение, помогающее выбрать полезные продукты в магазине, — первой решается симпатичная девушка по имени Настя. — Допустим, вы хотите похудеть или у вас проблемы со здоровьем, н­апример диабет. Какие-то продукты вам можно есть, какие-то не следует. Благодаря нашему мобильному приложению вы наводите смартфон на штрихкод продукта, и он советует вам, покупать его или нет и почему.

— Круто, я бы купил такое приложение. На какой стадии проект?

— Мы ищем инвесторов.

— Что-нибудь уже готово? Что вы хотите показать инвесторам?

— Пока только упаковка: бизнес-план, бизнес-модель… — голос девушки становится менее уверенным.

— А с командой что?

— Алена — она отвечает за финансовую часть. Марк — он по дизайну, — Настя представляет своих друзей. — Д­амир больше по технической части. Сабина и я по маркетингу и связям с общественностью.

— Хм, а программисты? Где они?

— Нету.

— Не-не-не, так дело не пойдет. У вас пять человек, трое из которых для стартапа совершенно лишние, и ни одного, кто делает реальный бизнес.

— Ну, у нас есть договоренность с фирмой, которая занимается разработкой.

— Никогда не произносите подобное перед инвестором. Вас тут же перестанут воспринимать всерьез. Никаких ­договоренностей на стороне не может быть. Забудьте. В эту фирму обратится другой чувак, предложит в два раза больше денег — и фирма переключится на него. С­обственная команда разработчиков для технологических проектов — вот с чего надо начинать. Запомните о­дну простую вещь: ваша идея, какая бы гениальная она ни была, ничего не стоит. Стоит команда, способная эту идею воплотить…

Будущие стартаперы вжимаются в стулья. Разбор полетов только начинается…


Коллеги по цеху

— Здесь тусуется весь цвет ИТ-отрасли России и СНГ. От несчастного стартапера до основателей «Яндекса» и руководства Mail.ru, — Вячеслав прохаживается по павильону, где проходит крупнейшее мероприятие Р­унета — Российский интернет-форум и конференция «Интернет и бизнес — 2013» (РИФ+КИБ2013).

— Так, может быть, я жениха себе найду тут богатого? — спрашивает Семенчука одна из трех вызывающе длинноногих спутниц — в облегающем кожаном костюме и с полицейской фуражкой на голове. Рядом, навострив уши, идут «медсестра» в откровенной униформе и «сказочная красавица» в сверхкоротком сарафане.

— Почему нет? — отвечает Вячеслав. — Здесь ты можешь без проблем повстречать нерда, который зарабатывает кучу денег, но у которого не хватает смелости просто познакомиться с девушкой. Но сперва надо хорошенько поработать.

Слава еще не знает, что эти самые стеснительные нерды уже решили свою проблему. На традиционном для РИФ-КИБа конкурсе «Битва стартапов» с, казалось бы, с­ерьезным жюри из авторитетных инвесторов в этом году победу одержал проект IPhone-приложения Pure, смысл которого до бесстыдства прост. На эвфемистическом языке инвесторов это звучит так: платный сервис покупки доступа к контактам на один день с геопривязкой. На понятном обывательском наречии: приложение Pure позволяет отыскать партнера для свидания в укромном (на выбор) местечке со всеми вытекающими интимными последствиями без каких-либо дальнейших обязательств.

Обкатать идею создатели Pure планируют в стране с  наиболее свободными, на их взгляд, нравами — в США. И только в случае успеха запустить сервис на родине.

Пока же длинноногие девицы, нанятые Семенчуком на время форума, разбежались, воодушевленные, по разным концам РИФ-КИБа выполнять свои промоутерские обязанности: раздавать рекламный материал и генерировать трафик к объединенному стенду MyApps и LifePay.

— Сам видишь, что творится. Интерес к обоим проектам очень большой. Чувствуется, рынок готов, — Константин Егоров (тот, который сбежал из Ernst & Young) обращает внимание на толпу посетителей у стенда.

— Действительно, отсутствие терминала приема пластиковых карт у курьерской службы — большой минус. Часто люди не хотят платить за товар, пока не увидят и не пощупают его сами, — жалуется Егорову молодой парень, владелец интернет-магазина электроники из Томска.

— Благодаря LifePay это не проблема, — отвечает Константин. — Картридер подходит к любому смартфону. Проводишь карточкой, заполняешь стандартную форму заказа, вводишь цену. Просишь покупателя расписаться — прямо пальцем на экране смартфона. Кликаешь «Оплатить». Готово. В электронном виде чек автоматически отправляется на телефон или мейл клиента. Все процессы оплаты зашифрованы, технология одобрена Visa и Master Card.

— Здорово. С таким продуктом можно смело выходить в регионы. 

— Чем мы активно и занимаемся, — соглашается Константин. — У нас сейчас проходит акция: приводишь к нам нового клиента — п­олучаешь 0,2% с каждого его денежного перевода.

— Да я вам все интернет-магазины Томска подключу!

— Было бы круто! Давайте обменяемся контактами.

Рядом стоит Вячеслав и терпеливо втолковывает худощавому веб-коммерсанту из Тулы:

— Мы не занимаемся разработкой — мы делаем сервис, где люди с­ами собирают необходимые им приложения.

— Значит, если мне нужно простенькое мобильное приложение, я м­огу сделать его у вас в MyApps, так получается?

— Совершенно верно.

— Отлично, — соображает туляк. — Да вы обогатитесь на этом!

— Спасибо, — расплывается в улыбке Вячеслав. — Будем стараться.

Семенчуку приходит SMS. Читая, он меняется в лице.

— Только что у меня украли одного из разработчиков, — говорит он после минутной паузы и показывает сообщение: «Мне предлагают зарплату 200 тысяч рублей в месяц, страховку “все включено” и офис на Лубянке. Слава, я не могу отказаться». — Столько я ему, конечно, дать сейчас не смогу. А жаль, он хороший программист, таких жуткий дефицит. Знать бы только, что за сука хантит (от англ. hunt, охотиться. — «РР») моих сотрудников!

— Пойдем проветримся, — предлагает Константин.

Лужайки подмосковного пансионата «Лесные дали», где проходит РИФ-КИБ — 2013, облюбовали белые шатры кафешек. Вкусно пахнет барбекю и шашлыками.

— Не парься, Слава, нового найдем, — успокаивает Константин. — Менее корыстного, более идейного. Меня сейчас волнует другой ­вопрос: как выйти с LifePay к этим бесконечным мелким кафешкам на открытом воздухе. Допустим, захочу я сейчас купить шашлык, а у меня кеша не окажется, только карточка. Мне ехать в город искать банкомат?

— Главное, чтобы не повторилась история с тем крупным продуктовым рынком, который мы хотели подключить, помнишь? — говорит Вячеслав. — Когда оказалось, что продавцы не могут пользоваться LifePay потому, что у них вообще нет никаких документов, разрешающих торговлю. Вместо этого они башляют администрации восемь т­ысяч рублей в месяц. А когда приходит проверка, башляют еще больше — и проверка проходит мимо. Нормальный бизнес в Москве в 2013 году?!

Егоров замечает среди прохожих человека в нетрадиционном для интернетчиков прикиде: черный пиджак, белая рубашка, кожаный портфель. Решительно завязывает с ним беседу. Итогом разговора станет заключение соглашения с компанией «ВТБ Страхование» о снабжении ее многотысячной курьерской службы мобильными терминалами LifePay.

— Огонь! — комментирует успех Вячеслав.

В обеденный перерыв в одном из кафешек Семенчук встречает своего конкурента, руководителя стартапа 2can — аналога LifePay на российском рынке.

— Привет, Слава! Как дела?

— О, здравствуй! Неплохо. Только что запартнерились с «ВТБ Страхованием». А у вас?

— А мы недавно подключили несколько крупных таксопарков.

— Надо как-нибудь встретиться вечерком, посидеть?

— Я за. Давай в эту пятницу?

Столь миролюбивый стиль общения Вячеслав объясняет просто:

— В случае 2can термин «конкуренты», думаю, не совсем подходящий. Мы вспахиваем один и тот же сегмент рынка, приучаем нашу довольно консервативную публику к новому виду платежей. Поэтому мне больше нравится словосочетание «коллеги по цеху». Места на рынке много. Всем хватит.

Под вечер РИФ-КИБ больше смахивает на уютный междусобойчик на свежем воздухе. Фанатеющие от своего ремесла айтишники сбиваются в группки и бурно обсуждают на непонятном кодерском языке последние новости и слухи.

— Слава, ты же здесь с ночевкой? Потусим!

— Не, ребят, я домой. Представляете, вчера мой трехлетний сын назвал меня дядей! Надо чаще дома появляться.


Закон случайности

Есть простая стартаперская мудрость: «Гораздо тщательнее историй побед изучайте истории поражений. Потому что провал — он чаще всего закономерен. Успех же всегда уникален».

— Удачный бизнес — это синергия классной идеи, времени, места, профессиональной команды... Но главное — невероятной удачи, объединяющей и усиливающей все эти факторы, — вещает по дороге домой Семенчук. — Меня удивляют люди, которые несерьезно относятся к случайностям. Кто их замечает и не боится использовать, тот выигрывает. Кто проходит мимо, остается не у дел. Убеждаюсь в этом чуть ли не каждый день. Ну, сам посуди…

Мое знакомство с нашим первым инвестором Игорем Мацанюком, главой фонда In Mobile Investments (IMI.VC), произошло задолго до того момента, когда я попал в больницу со сломанной ногой. Тогда я был очень а­ктивным участником онлайн-игры «Территория». Так получилось, что один из создателей игрушки, Игорь Мацанюк, добавил меня в фейсбучные друзья. Уже потом Мацанюк стал основателем крупнейшей компании по производству онлайн-игр в Восточной Европе — Astrum Online Entertainment, которая впоследствии стала частью Mail.ru Group. Заработав на продаже своей доли в Astrum кучу денег, Игорь улетел отдыхать на острова. В один прекрасный день захожу в фейсбук и вижу, что мой «случайный знакомый» скуки ради, just for fun, разыгрывает только вышедший iPhone 4. Нужно было угадать изменения курса акций Apple на следующий день с погрешностью не более 5% . Помимо iPhone 4 победитель получал возможность выпить чашку кофе с самим Игорем Мацанюком. Совершенно от балды я написал цифру. И выиграл! И вот спустя неделю после того, как мне пришла идея MyApps, я узнаю, что Мацанюк открывает фонд IMI.VC, который специализируется именно на инвестициях в мобильные разработки! Сразу же, прямо на костылях, я помчался реализовывать обещанную «чашку кофе».

— Или другой случай, — продолжает Слава, — когда я поехал в Сан-Франциско искать партнеров, учиться привлекать инвестиции и открывать дополнительный офис. Вдруг меня приглашает на интервью Роберт Скобл — айти-гуру планетарного масштаба! Я беру с собой колоду карточек с изображением MyApps. Специально сделал, чтобы легче объяснять идею проекта: раскладываешь пасьянсом и одновременно рассказываешь — собеседник никуда не денется, пока карточки не закончатся. Так вот, Скобл меня спрашивает: «А чего это у тебя такое?», фотографирует карточки и сразу же выкладывает у себя в фейсбуке рядом с изображением детишек и уточек. На следующий день в Силиконовой долине меня узнавали на улице…

— И таких примеров множество, — подытоживает стартапер. — П­оэтому, когда «Русский репортер» обратился с предложением написать про нас историю, я про себя улыбнулся и, как обычно, подумал: «Ну вот, счастливые случайности продолжаются».


См. также:

Как стать директором

Человек-стартап

Блог школьного всезнайки

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Гуляев Сергей 18 ноября 2013
Заинтересовался их сервисом LifePay после этой статьи в РР, который взял совершенно случайно (к слову о случайностях) в клубе. Классные ребята, я сейчас пускай и не с завидной регулярностью, но стабильно имею процентов 25-30 с оборота по безналу с пластика. Но это число растет, вообще сервис перспективен очень, чего стоит только дружбу Square и Starbucks вспомнить.
Mia Mia 18 ноября 2013
Гуляев Сергей: Мы с ними работаем. Нормально, плюс приложение со скидочкой собрали. С самого начала смущала комиссия 2,7% но в принципе клиентов пришло больше и потери не такие большие.
Гуляев Сергей 18 ноября 2013
Mia Mia: ну она меня и сейчас смущает :)) но я не жалуюсь, плюсов больше
Google zxweed@gmail.com 22 июля 2013
С одной стороны ребята, конечно, интересные, а с другой - поражает их наивность в оценке перспективности. Шашлычные и прочий мелкий бизнес не принимают пластик не потому, что не могут себе терминал поставить, а потому, что все поголовно сидят на черном нале и пластик для них смерти подобен. Вы можете им сами доплачивать за то, что они ваш терминал будут использовать, но они всё равно его выбросят.
Зуев Максим 22 июля 2013
zxweed@gmail.com: Поддержу. И еще один момент: зачем они нужны со своей комиссией в 2,7 процента, если банк при эквайринге за транзакцию снимает порядка 1,6 процента?
Mail a-ermoshkin@mail.ru 7 августа 2013
Зуев Максим: Плюсы от мобильного эквайринга, в отличие от банка (помимо 1,6%):

- устройство всегда с собой и не надо искать точку выхода на 3G и зарядку для POS-терминала (при этом клиент видит что вводит и при нем есть возможность обналичивания денежных средств);
- не всегда банк ответит добром, а в случае добра запросит 10 000 р за POS-устройство, 1 месяц на рассмотрения документов, открытие р/с в этом же банке (В данном случае любой р/с открытый в РФ)
- возврат можно осуществить при клиенте

А вот собственно и сами плюсы:
- Личный менеджер в LifePay
- Личный кабинет (отчеты, обороты, сотрудники)
- Отслежевание времени и места транзакции (геолокация)
- Персонализация каждого платежа
- Функция, чаевые для сотрудника
- Отсутствие абонентской платы и скрытых платежей
- Отсутствие ограничений в количестве предоставляемых терминалов
- Поступление денежных средств на следующий банковский день
- Простая возможность моментального возврата в присутствии клиента через мобильное приложение
- Регистрация и подключения к системе в течение 5 рабочих дней
- Минимальное количество документов для заключения договора
- Доступная тех поддержка - Безопасность платежа (шифрование кардридера, сертификация PCI DSS) - Гибкость в IT разработке и интеграции
- Нет материальной ответственности за наше оборудование
- Карты эмитированные зарубежными банками совместимы с нашим сервисом

Наверно банк и дает 1.6%, но дает ли он данный спектр. И еще один момент возможно банк 1.6% дает от оборота.
Кто то уже оценил все достоинства.
Зуев Максим 15 августа 2013
a-ermoshkin@mail.ru:
ну, мой банк рассмотрел заявку в течение одной недели. Через 10 дней терминал стоял уже у меня. Возврат тоже можно осуществить при клиенте. Личный кабинет тоже присутствует. Деньги тоже зачисляют на следующий день. И еще: 1,6 % это без учета оборота. Так что прекращайте лукавить! Огромный минус мобильного эквайринга в том, что необходимо купить отдельный смартфон каждому работнику или торговой точке. И еще, на мой взгляд, 3% - это большие деньги за услуги мобильного эквайринга.
Мельников Алексей 18 июля 2013
Текст, что надо. Все на месте. Современно, динамично, умно. Но, как бы это сказать - не совсем трехмерно. Показалось, что не хватает еще одной координаты - по высоте. Или глубине - кому как нравится... Ведь можно сколь угодно виртуозно научиться гонять на автомобиле, но ожидать, что при нескончаемом нажатии на газ он наконец-то взлетит - не приходится. А ребята, судя по всему, летать способны.
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение