--

Четверо спокойных мужчин

Что думают о человечестве топовые российские кодеры 

О том, как российские студенты в восьмой раз  стали чемпионами мира по спортивному программированию, «Русский репортер» уже писал («Вы тут че, самые умные?», №27, 2013 год). Вдогонку мы решили поговорить с чемпионами мира разных лет о том, как сложилась их судьба и как, благодаря их усилиям, изменится наше общее будущее.

23 июля 2013
размер текста: aaa

Я Андрей Лопатин, заместитель технического директора компании «ВКонтакте».

Меня позвали, когда сайт вырос настолько, что его нужно было оптимизировать. Собственно, Николай Дуров – брат Павла Дурова – мой сокомандник, мы вместе с ним выигрывали дважды финал Чемпионата мира – в  2000 и  2001 годах. Вообще, у нас среди разработчиков довольно много медалистов  Чемпионата мира.

Я не чувствую, что имидж нашей профессии как-то особенно вырос за последние годы. Мне кажется, у нее всегда был достаточно высокий статус. Ну, да, в российских компаниях программисты стали зарабатывать больше. Году в 2005-м еще все считали, что выгоднее работать в Штатах. А теперь за вычетом стоимости жизни, налогов и прочего получается примерно одинаково.

Были люди, которые уехали, да. Из моих знакомых – это, наверное, четверть, если верить ощущениям. Мотивы разные. Просто мир стал глобален, каждый пытается найти в нем что-то свое. Такая масштабная деятельность, как наука или высокие технологии, требует постоянного перемещения по планете. Сложно сидеть где-то в одном месте, хотя бывают такие примеры – в математике, например. В моей голове мыслей об эмиграции не было никогда. Зачем? У меня интересная работа, хороший коллектив, я могу заниматься и подготовкой команд, и собственными разработками. Это такие очень органично дополняющие друг друга вещи. Мне не скучно.

Сейчас все стали говорить о том, что математика – доходный бизнес, математику можно монетизировать не хуже нефти. Но на самом деле математику всегда монетизировали, вопрос лишь в том, какие именно ее разделы. Матфизика довольно неплохо монетизировалась. Управление процессами – оно тоже требует математики, хотя это уже, скорее, ближе к теоретической кибернетике. Теория вероятности – тоже очень хорошо монетизируемая вещь, она применима в управлении рынками. Просто программирование внесло в бизнес ещё некоторое количество дополнительных направлений, вот и все.

 

Я Михаил Левин, руководитель академических программ компании «Яндекс».

Пять лет, которые я провел в этих олимпиадах и соревнованиях, я рассматриваю как второе образование. Потому что в те годы получить качественные навыки в этой области было практически невозможно. Сегодня в «Яндексе» работает несколько десятков человек из этого движения, мы очень внимательно наблюдаем за такими событиями, поддерживаем не только мировые финалы, но и соревнования на региональном уровне. Конечно, в первую очередь для нас при приеме на работу важны технические навыки человека, но, к сожалению, среди людей, которые сильно увлекаются этим спортом, есть и те, с которыми  сложно сработаться, а для нас необходимо, чтобы люди были именно командными игроками.

Я никуда не уезжаю, потому что не вижу в этом смысла. Едва ли в какой-либо другой стране я найду более интересное занятие и более приятных людей, с которыми можно делать такие амбициозные вещи, как в «Яндексе». Но я довольно-таки много сталкивался со случаями, когда люди все-таки уезжают,  и беседовал с этими людьми подробно. На самом деле, они эмигрируют совсем не потому, что в западных компаниях больше платят. Они часто соглашаются  практически на ту же самую зарплату. Просто есть такая вот массовая болезнь, что якобы в России плохо, а где-то там, на Западе, есть такой рай, в котором нет никаких проблем. Многие из людей, которые переехали, сталкиваются потом с тем, что местные проблемы – они просто другие. Да, в Москве есть пробки и, может быть, не очень вежливые и дружелюбные люди, но в каком-нибудь Сиэтле отсутствует совершенно возможность пойти в театр или просто по душам пообщаться с человеком. Они, конечно, вам улыбаются, но при этом могут тайно писать на вас донос начальству и вежливо объяснить вам, что вы козёл в очень прекрасных, изысканных выражениях.

Если говорить о собственных стартапах, то, конечно, таких возможностей, как в Кремниевой Долине, нигде в мире больше нет – в том числе и у нас. Там инфраструктура развития отстраивалась десятилетиями. Но в Москве есть уже довольно большой центр работы со стартапами, и в Питере людям с идеями и характером тоже многое удаётся. Это уже вполне живые места. Таких живых мест в мире не так много. Та же Долина, Бостон, пояс от Скандинавии через Москву до Израиля. А вот та же Европа, например, не славится пока что никакими технологическими прорывами. Даже Германия пока не создала в этой сфере ничего выдающегося.

 

Я Федор Царев, закончил 239-ю физико-математическу школу, потом Университет информационных технологий, механики и оптики (ИТМО), защитил диссертацию в конце прошлого года, сейчас руковожу Лабораторией алгоритмов сборки геномных последовательностей. Мы там работаем вместе с моим коллегой по команде Евгением Капуном. Но наше неофициальное название, которое, наверное, со временем станет официальным, – это Лаборатория биоинформатики и искусственного интеллекта.

У нас два главных направления исследований. Первое – это различные алгоритмы обработки биологических данных, включая чтение генома. Второе –  искусственный интеллект, в частности методы машинного обучения. Они применяются для различных задач, связанных с автоматизацией, программированием. Проще говоря, мы учим компьютеры писать программы для компьютера. Это вовсе не значит, что мы хотим оставить всех программистов без работы. Просто есть ряд областей, в которых хотелось бы снизить влияние человеческого фактора. Космос, авиация, медицина.

Почему я не пошел в бизнес? Ну, во-первых, программистов много. Да, их не хватает на рынке труда, за ними гоняется работодатель, но все равно их много. Хотя никто и не гарантирует, что в таком же количестве они будут востребованы лет через пять. А вот людей, которые обладают уникальными знаниями, – их мало. Мы занимаемся теми вещами, за которыми будущее. Если мыслить в долгосрочной перспективе, то правильнее работать в университетской лаборатории, а не в бизнес-офисе. Это и интересней, и в конечном счете выгодней. Биоинформатика – это ниша, никем и ничем пока у нас не заполненная. Мы сейчас уже дошли до того уровня, когда у нас принимают доклады и статьи на ведущие мировые конференции и в хорошие научные журналы.

То, что заниматься наукой за рубежом удобней, – это верно лишь для ряда наук, в которых нужны реактивы, в которых нужны какие-нибудь мыши специальные, в которых нужны большие деньги. Но это неверно для математики, это неверно для теоретической физики, это неверно для компьютерных наук. Всем этим можно заниматься и здесь при наличии хорошей команды. Главное в нашей области – не где ты работаешь, а с кем. Работать надо с правильными людьми. Они у нас, безусловно, есть. Нужно делать то, что нравится, и нужно уделять этому достаточно времени. Если эти три фактора складываются, то не так важно, где ты находишься.

 

Я Иван Романов, учился в Лицее прикладных наук в Саратове, поступил с Саратовский государственный университет на Факультет компьютерных наук и информационных технологий. Сильная школа спортивного программирования в нашем городе возникла в 1990 году благодаря энтузиазму двух педагогов – Натальи Львовны Андреевой и Антонины Гавриловны Фёдоровой. На сегодняшний день эта деятельность сконцентрирована вокруг университетского Центра олимпиадной подготовки имени Натальи Львовны Андреевой. Из него вышло уже порядка сотни сильнейших программистов. Это к вопросу о роли личности в истории.

Самый заметный бизнес-проект, появившийся благодаря усилиям выпускников  Центра олимпиадной подготовки, – это компания «Мирантис». Руководит ею тоже наш выпускник Герман Наркайтис. Много людей сейчас переехали из Саратова в калифорнийское отделение этой компании, но Саратов и Москва остаются главными центрами разработки «Мирантиса».

Сам я сейчас живу и работаю в Цюрихе, в небольшой компании TIM (технологии, инновации, менеджмент.) Мы занимаемся разными инновационными проектами. Уезжал я во второй половине нулевых, сразу после победы в Чемпионате мира, когда компания IBM, ее исследовательская лаборатория в Цюрихе, пригласила нас на работу. Это было предложение, от которого невозможно было отказаться. Потом я оттуда ушел, но остался в Швейцарии. Что такого должно произойти, чтобы я вернулся в Россию? Должна измениться городская среда. Деньги здесь уже можно зарабатывать не меньшие, чем на Западе, а вот условия проживания – отстают значительно. Дело в том, что я не хочу жить в Москве или даже Питере. В Питере холодно, а в Москве многолюдно. Я хочу жить в Саратове. А там пока жить невозможно. Вот когда на улицах Саратова появятся скоростные трамваи, как в Цюрихе, – тогда я вернусь.


См.также:

Вы тут че, самые умные? Эти русские опять стали чемпионами мира по спортивному программированию

Александр Галицкий. Основатель и управляющий партнёр компании Almaz Capital Partners, соучредитель Runa Capital, член совета фонда «Сколково», разработчик технологий WiFi и VPN

"Все айтишники стремяться быть быстрее". Алексей Байтин, эксперт Яндекса по лингвистическим технологиям

Яндекс нашего времени. Крупнейший российский поисковик запустил собственный интернет-браузер.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение