Занятие не для вегетарианцев

25 июля 2013, №29 (307)
размер текста: aaa

Борьба за власть, как писали классики политологии, есть смысл политической деятельности. Квинтэссенция всякой борьбы за власть — это война. Если мы говорим о российской политике, то это война гражданская. К счастью, в н­ашей новейшей истории к открытой гражданской войне, хоть и не очень заметной и не слишком кровавой, эта борьба привела лишь однажды — в 1993 году.

Впрочем, и во всех остальных случаях, когда политические войны не доходили до вооруженного столкновения, последствия для проигравших были достаточно печальны. В этом смысле история политической борьбы образца 2013 года мало чем отличается от 1993-го, 1998-го, 2004-го.

Вспоминается история из 1999 года, когда в преддверии выборов в Государственную думу в правительстве и администрации президента Ельцина всерьез говорили о том, что у Евгения Примакова уже готовы проскрипционные списки и специальные боевые группы, которые сразу же после выборов начнут аресты всех активных сторонников павшего режима. Позже выяснилось, что списки таки имели место. А вот насчет групп захвата история умалчивает.

Правила нашей политической войны просты и примитивны. Победитель получает все. Проигравший же покидает политическое поле — в лучшем случае отправляется зализывать раны, ну а в худшем получает срок за некое преступление. И в логике подведения итогов политической борьбы не имеет значения, украл Алексей Навальный вменяемые ему 16 миллионов или нет. Как, собственно, в случае победы «партии Болотной» не имело бы значения, все ли члены «Единой России» «жулики и воры» или все же среди них ­попадаются отдельные персонажи, которые в «разграблении страны» не принимали участия. Пока побеждает власть, сроки получают ее оппоненты — от Навального до простых политических активистов.

Но списки тех, кто в случае гипотетического падения нынешней власти должен занять нары Ходорковского в Краснокаменской колонии, хорошо известны — спросите у любого политического активиста, и количество названных им фамилий будет варьировать только в зависимости от его информированности. Политический враг должен быть не просто поражен, а уничтожен. И в этом во всех политических столкновениях нашей новейшей истории противостоящие друг другу силы были едины.


Правила нашей политической войны просты и примитивны. Победитель получает все. Проигравший же покидает политическое поле — в лучшем случае отправляется зализывать раны


Это одна из ключевых проблем нашей сегодняшней государственности: если политическая борьба начинается всерьез, то это не просто война, а война на уничтожение.

Наша политика — занятие не для вегетарианцев. И, кажется, собственно конкурентная политика начнется тогда, когда целью политиков будет не собственно власть, получение которой есть сегодня главная цель, после достижения которой можно будет расслабиться и получать удовольствие, а желание сделать что-нибудь полезное для людей. То есть ситуация, когда власть будет не целью, а средством. Предложение, конечно, глубоко идеалистическое и потому вряд ли реализуемое. Скорее, мечта.

Почему же западным демократиям удается избежать такой войны? Можно говорить о самостоятельной судебной системе или об институтах, которые ограничивают возможности властной вертикали, делая ее не такой заманчивой. Или, например, о том, что участники политической борьбы не стремятся к свержению существующего строя, А те, кто стремится, получают вполне реальные сроки. Сама попытка перевести политическую борьбу в политическую войну я­вляется уголовным преступлением. Борьба ведется понарошку, и проигравшему предоставляется еще один шанс. Или даже не один.

Может, и нам стоит так попробовать. И, наверное, в первую очередь пробовать нужно власти. В конце концов, тем, кто находится сегодня в Кремле и около него, рано или поздно придется уходить со своих постов. И хотя бы ради того, чтобы, когда все закончится, иметь возможность преподавать в престижных университетах, ездить с лекциями и пользоваться уважением в политических кругах, стоит заняться смягчением политических нравов. Начать, так сказать, с с­ебя.

Ведь тот же Алексей Навальный борется не за свержение конституционного строя, а всего лишь за власть. Может, и пусть его? Может, тогда и его сторонники перестанут о­бсуждать, кто сколько украл, а начнут предлагать, что именно нужно сделать для экономики России, да и для простого российского обывателя.

Впрочем, как учит школа «Анналов», как раз для обывателя от перемены власти мало что меняется: крестьяне так же растят хлеб, ученые изучают бозон Хиггса, а чиновники придумывают все новые и все более причудливые законы, ну и воруют потихоньку…

Может быть, уже хватит воевать?


См. также:

Навальная перестройка

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Андриенко Дмитрий 26 июля 2013
В западных демократиях политические силы представляют либо какой нибудь регион страны, либо социальные слои. И спонсоры в у этих политических сил тоже разные. К примеру, на Украине политические партии представляют разные регионы страны и опираются на денежные активы своего электората. У нас пока такого нет. У нас все эти выборы, все перестановки выглядит таким междусобойчиком: сильный кандидат от оппозиции может снять свою кандидатуры на выборах за хороший откат, партия за места в ГД будет голосовать за тот закон, который ей скажут. Не власти нужно пробовать, её и так все устраивает, а лидерам оппозиции нужно пробовать искать свой электорат, свои регионы.
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение