Claudio Onorati/EPA

7 вопросов Цай Минляну

победителю Венецианского кинофестиваля

О свободе

Гран-при 70-го Венецианского кинофестиваля достался «Бродячим собакам» знаменитого тайваньца Цай Минляна — завораживающей притче о голом человеке на голой земле, у которого нет ничего и никого, кроме самого себя. Это самая абстрактная и в то же время экспрессивная картина Цай Минляна, развивающая до предела его основные мотивы — потерянности, заброшенности, отчаяния. Парадокс в том, что в его уникальном кино эти состояния заставляют жить, а не умирать.

12 сентября 2013, №36 (314)
размер текста: aaa

1.На пресс-конференции вы упомянули, что это ваш последний фильм. Можно ли сказать, что он о тотальном отчуждении? В том числе и от кино?

Знаете, китайское название фильма можно перевести как «Будь свободен» или даже «Блуждай свободно». У нас у всех что-то есть, и это что-то всегда ограничивает нас. Мы все выросли с идеей о том, что нужно что-то иметь — вещи, семью, детей, дом. Я же заворожен людьми, у которых ничего нет. Это предельная свобода.

2. Да, но ее оборотная сторона — боль и страдания.

Конечно. Меня интересует, можем ли мы, лично я и зрители, выйти за границы нашего опыта, наших привычек? Весь фильм — это история потерь. Герой теряет работу, дом, жену, даже детей. Но я не делаю никаких суждений и только наблюдаю за тем, как он существует.

3. Еда — овощи, фрукты — обладает в вашем кино символическим значением. Заменяет людям людей. Это так?

Я люблю иметь дело с едой — ходить на рынок, покупать ее, готовить. Еда еще и символ социальных перепадов. Например, капуста (дети героя превращают кочан капусты в тотем, изображающий голову их несуществующей матери, которую потом в клочья разрывает их отец. — «РР»). Капуста на Тайване производится везде и всеми, это очень дешевый продукт, но вдруг наступает засуха, и она становится очень дорогой.

4. Таиландский режиссер Апичатпонг Вирасетакун сказал, что в вашем кино непоказанное и невидимое более важно, чем показанное и видимое.

Камера в своем взгляде всегда ограничена, так же как ограничен в своем взгляде и человек. Вся эта идея, что художник может и должен быть богом, который видит все, является фикцией. Я стремлюсь пересмотреть ее и вернуться к человеческой точке зрения. Я хотел бы, чтобы мы смотрели кино не просто глазами, а всем телом, всем своим опытом, всеми органами чувств.

5. Поэтому вы и выбрали абстрактную неповествовательную структуру?

Каждый мой фильм начинается со сценария, но во время съемок он сильно меняется: все, что от него остается, это персонажи и пространства. Кино стало очень профессиональным, индустриализированным, оно сковано условностями и ограничениями и налагает их на зрителя. Каждый раз я думаю: можем ли мы избавиться от этого рассказывания историй? Можем ли мы избавиться от логики историй?

6. Вы снимаете очень длинными планами. Чем все-таки обусловлена их длительность?

В Лувре есть люди, которые смотрят на картины несколько минут или даже секунд, и есть те, которые смотрят часами. Я из последних. И я хотел бы привнести этот опыт в кино.

7. В последней сцене герои завороженно смотрят на чудом сохранившуюся в полностью разрушенном здании фреску, на которой изображен пейзаж с озером. Это тот самый опыт искусства, который вы хотели бы привнести в кино?

Когда я впервые наткнулся на эту фреску, то воспринял ее как зеркало, в котором мы не видим самих себя. Потом я разыскал ее автора. Он сказал, что фреска срисована с фотографии 1890 года, сделанной английским исследователем на юге Тайваня. Скорее всего, сейчас на этом месте стоит какой-нибудь небоскреб. То есть это изображение чего-то, что больше не существует. Я буддист. И в буддизме есть идея о другом береге, который ты все время хочешь, но не можешь достичь. Так и здесь: ты видишь другой мир, но попасть туда не можешь.


Справка РР

Победители 70-го кинофестиваля в Венеции

«Золотой лев» за лучший фильм
«Священная римская кольцевая», Джанфранко Рози, Италия — Франция
Документальная лента о жизни, сосредоточенной на разных участках Римской окружной.

Гран-при
«Бродячие собаки», Цай Минлян, Тайвань — Франция
Фильм-фреска о бездомном отце-одиночке, который работает человеком-объявлением.

«Серебряный лев» за лучшую режиссуру
«Госпожа жестокость», Александрос Авранас, Греция
Отец-тиран работает сутенером своей дочери, спит с ней же, заводит от нее детей.

Спецприз жюри
«Жена офицера полиции», Филипп Гренинг, Германия
Космическое и в то же время интимное полотно о жизни одной немецкой семьи.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение