--

Юрий Бойко: «Моя цель — ликвидация Византии»

10 самых авторитетных чиновников

Глава департамента территориального развития Ярославской области

поделиться:
26 сентября 2013, №38 (316)
размер текста: aaa

Что значит в 29 лет стать мэром такого города, как Ростов Великий, да еще и использовать эту должность как карьерный трамплин, а не как путевку в СИЗО, как это случилось со многими мэрами российских городов?

Работать надо. За те три года, что я был мэром, Ростов стал похож на нормальный город. Мы привели в порядок городские парки, отремонтировали основные магистрали. Причем я первым в области начал судиться с подрядчиками по дорогам. И теперь в Ростове на конкурсы не выходят товарищи, у которых кроме факса и большой восточной хитрости ничего за душой нет.

Мы сумели объединить предпринимательское сообщество, чтобы оно стало авангардом развития города, как это было в XIX веке. Теперь они занимаются не схемами «купи-продай», а восстанавливают исторические особняки, открывают в них гостиницы, кафе, рестораны.

Беда Ростова была в том, что туристы приезжали в город на два часа, шли в кремль и уезжали. А теперь у нас целые кварталы меняют свой облик, восстанавливаются так, как этого требуют охранные грамоты.

Второй момент: я сумел привлечь в город крупного инвестора, фармацевтическую компанию. Экономика города стала более устойчивой. Плюс новый тип ведения бизнеса: владельцы предприятий обучают за свои деньги абитуриентов в университете. Я уверен, что молодые люди, отучившись в Ярославле, вернутся в Ростов, и город перестанет терять по 200 человек в год.

Всего 200 человек в год уезжает? Это же крошечная цифра.

Не по меркам города, в котором живет 30 тысяч человек. Всех жалко, всех надо возвращать. Иначе останутся одни троечники серые, которые никогда в жизни город не удержат.

В Ростове каждый дом можно рекламировать. С точки зрения маркетинга территорий нам удалось многое. Мы отметили 1150-летний юбилей города, в следующем году исполнится 700 лет со дня рождения Сергия Радонежского, сейчас идет конкурс по определению главных символов страны «Россия-10» — Ростовский кремль в десятке.

Вы как-то даже предлагали крестить Сергея Зверева, чтобы люди пошли в церковь…

Было такое. Но это образно было сказано. К нам много людей приезжает разных. Кто-то на волне моды придет-уйдет, но кто-то искренне задержится в храме. Православие-лайт тоже приносит свои плоды. Мы хотели создать всероссийский центр венчания и крещения. И постепенно идем к реализации этой идеи.

Не мешала ли такая тяга к рекламе заниматься городским хозяйством?

Нет. Одна из точек роста таких городов, как Ростов, — туризм, а он связан с рекламой. Мне приходилось участвовать во многих маркетинговых проектах, чтобы продвигать город, даже сейчас, когда я не мэр. Все, кроме некролога, котируется. Мы, например, хитрыми путями вошли в федеральную программу поддержки моногородов, хотя Ростов — никакой не моногород. Но иначе денег было никак не получить.

То есть вы пошли на обман?

Не на обман, а на хитрость. Мы математикой доказывали, что есть оборонное предприятие, от которого во многом зависит жизнь города. Хотя формально мы не живем «на одной заводской трубе». Но других инфраструктурных программ не было, а где еще брать деньги на дороги, инженерные сети? Город в год платит 1,5 миллиарда налогов, а в городском бюджете остается 100 миллионов — попробуй похозяйствуй! Пока я был мэром, у нас был максимальный бюджет — 700 миллионов. То есть 100 миллионов нам с барского плеча оставляла бюджетная система, а остальные я бегал и зарабатывал сам.

Вы так вдохновенно рассказываете о работе мэра. Не скучаете по ней в департаменте?

Да, я теперь не хожу по земле, мы больше работаем с бумагами, со стратегиями. Нет такого эффекта: построил стадион, поликлинику, детский садик — и люди тебе благодарны, потому что до этого 20 лет ничего социального не строилось. Ходишь в каске, машешь руками — все на виду. Работая в областной администрации, такого эффекта не достичь, конечно, и только историки оценят потом мою работу.

То есть на уровне области не видно быстрого результата?

Ну да. Здесь мы занимаемся системообразующими вещами, они видны только специалистам. Например, разрабатываем стратегию экономического развития до 2025 года. За мной устранение дисбаланса развития территорий. У нас ведь пока как: где мэр пошустрее, там получают деньги на садики, а в соседнем районе сидит полный олух, он будет не один, а два года строить садик, нарушит нам показатели. Моя цель — ликвидация Византии. Чтобы бюджетные средства, которых всегда не хватает, направлялись туда, где это действительно необходимо.

Вы сами помогаете молодым чиновникам?

Хвастаться не буду, но молодые главы мне говорят: «Вы для нас пример». Мы сейчас готовим проект по муниципальному кадровому набору. Если на уровне районов в целом еще есть конкуренция, то в поселениях дорабатывают люди коммунистической закалки. Именно дорабатывают, потому что дальше, даже если и захотят, — не смогут. Еще десять лет назад такого кадрового голода не было, сейчас он жуткий. Но у нас есть год-два для того, чтобы создать резерв людей, способных к административной работе. Научить их, подготовить. Это крайне интересно.

 

Ирина Акбашева
Замглавы по экономике и стратегическому развитию Саткинского муниципального района Челябинской области

В Саткинском муниципальном районе живет 85 тыс. человек. В малом и среднем бизнесе заняты 11 тысяч. Год назад было вдвое меньше. Ирина Акбашева, о которой «РР» писал в № 33 за этот год («Личное дело комсомолки Иры»), доказала, что и муниципальных полномочий достаточно, чтобы заметно изменить жизнь людей в провинции.
 

Сергей Беляков
Заместитель министра экономического развития России

Пришел в МЭР в 2008 году на должность советника Эльвиры Набиуллиной, но уже в 2009 году возглавил департамент инвестиционной политики, который среди прочего курирует взаимоотношения инвесторов и государственных органов. Департамент отчитывался, что только с начала 2010 по август 2011 года в правительство поступило 76 жалоб от инвесторов — 52 конфликта были улажены. Сергей Беляков — один из авторов идеи создания института инвестиционных уполномоченных, которые должны заниматься проблемами инвесторов на региональном уровне.

Юрий Бойко
Глава департамента территориального развития Ярославской области

Что может сделать 32-летний человек, имея в кармане 200 миллионов рублей? Юрий Бойко на эти деньги провел празднование 1150-летнего юбилея Ростова Великого так, что претензий не возникло — редкий случай — ни у горожан, ни у прокуратуры. А мэром Ростова его избрали и вовсе в 29 лет. Теперь он отвечает за территориальное развитие всей области, стараясь «четко удовлетворять запросы и потребности территорий, чтобы у нас в Борисоглебе беременные роддома не захватывали (реальный случай, произошедший в декабре 2012 года в знак протеста против планов закрытия роддома. — “РР”)».

Максим Ликсутов
Заместитель мэра Москвы по вопросам транспорта и развития дорожно-транспортной инфраструктуры

«Максиму не надо воровать, он пытается разгадать ребус: как такой город, где нет уважения ни к пешеходам, ни к автомобилистам, избавить от пробок», — говорил «РР» о Ликсутове его коллега Сергей Капков. В правительство Москвы Ликсутов пришел из крупного бизнеса, будучи мультимиллионером. От пробок город не избавил, но надежды не теряет. При нем началось бурное строительство метро, расширение сети дорог, эксперименты с выделенными полосами для общественного транспорта. Обещает — невиданное дело, — что скоро автобусы в Москве начнут ходить по расписанию.

Антон Вайно
Заместитель руководителя администрации президента России

Человек из категории непубличных чиновников, без которых тем не менее трудно представить нормальную работу всей государственной бюрократической машины. За последние десять лет сделал впечатляющую карьеру от рядового сотрудника президентского протокола до руководителя аппарата правительства, а затем и заместителя главы президентской администрации. Видимо, чиновничья закалка у него в генах: он внук Карла Вайно, в 1978–1988 годах первого секретаря компартии Эстонии.

Николай Никифоров
Министр связи и массовых коммуникаций России

Еще в Татарстане, где Николай Никифоров возглавил министерство информатизации и связи в 28 лет, его многие называли «министром из интернета», подчеркивая, что карьерный рост — исключительно его личная заслуга. При Никифорове Татарстан стал едва ли не самым развитым регионом на рынке телекоммуникаций. В федеральном правительстве команду Никифорова иронично называют «тимуровцами», но отдают должное работоспособности. Среди достижений — скорая отмена «мобильного рабства», работа по переводу телевидения на цифровое вещание, развитие «Электронного правительства».

Александр Галушка
Министр по развитию Дальнего Востока

Хочешь сломать человеку карьеру — сделай его министром сельского хозяйства, шутили советские аппаратчики. В России такую роль стремится взять на себя молодое дальневосточное министерство. Назначение на эту должность — вызов амбициозному Галушке, который до этого времени по карьерной лестнице шел только вверх: профессор ВШЭ, сопредседатель «Деловой России», курировавший вопросы развития территорий, сопредседатель Общероссийского народного фронта. Может вырасти в заметную политическую фигуру, если не «утонет» в водах Амура.

Борис Титов
Уполномоченный при президенте России по правам предпринимателей

780 человек лично обязаны Борису Титову свободой. В масштабах России цифра, может, и мизерная, но только не для тех, кто попал под действие экономической амнистии, инициированной бывшим руководителем «Деловой России». Надо признать, что с должностью государственного адвоката бизнеса Титов пока справляется довольно успешно. Особенно важно развитие института уполномоченного по правам предпринимателей на региональном уровне.

Сергей Капков
Министр правительства Москвы, руководитель департамента культуры

Именно министру Капкову москвичи обязаны изменением облика столицы. Он, по сути, первым в Москве начал формулировать идеологию городских общественных пространств — вдохнул новую жизнь в городские парки, создает пешеходные зоны в центре столицы, недавно открыл первую легальную площадку для городских художников и лично побаловался рисованием граффити. Реформирует работу театров, музеев, библиотек.

Марк Шмулевич
Заместитель министра связи и массовых коммуникаций России

Один из «тимуровцев» Николая Никифорова, курирующий в ведомстве инфраструктуру IT-отрасли, в частности создание технопарков. Несмотря на свою молодость, успел поработать на ведущих должностях в «Российских космических системах» (разработчик космических информационных систем, включая ГЛОНАСС), был одним из руководителей Российского квантового центра, занимающегося фундаментальными исследованиями в области квантовых технологий.


См. также:

Новая элита России - 2013. 100 самых авторитетных профессионалов, которых должна узнать страна

100 самых авторитетных людей России - 2013. Каким будет российское общество в ближайшее десятилетие

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение