--

Восстание на «Антолине»

Как профсоюз воюет против топ-менеджеров, полицейских и испанцев

Город Всеволожск, что в семи километрах от Санкт-Петербурга, оказался в революционной ситуации. Рабочие расположенного здесь российско-испанского завода «Антолин» не хотят больше жить по-старому — работать за неменяющуюся годами зарплату в крайне тяжелых условиях. Заставить их руководство завода больше не может, даже пойдя на локаут и вызвав для подавления рабочих полицию, — беспрецедентные для нашей страны меры. Корреспондент «РР» побывал на заводе, который производит двери и потолочные системы для автомобилей Ford, GM и еще нескольких собирающихся в России марок.

Андрей Веселов
×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

13 ноября 2013, №45 (323)
размер текста: aaa

Противостояние накаляется. С одной стороны выстроились объявившие забастовку профсоюзные активисты. Цепью, взявшись за руки, в глухой обороне. Их не так много, но они возле ворот. Отгрузка продукции остановлена. Против них администрация тевтонской свиньей выставляет местных штрейкбрехеров — тех, кто забастовку не принял. Дело едва не доходит до рукопашной. Ругань, угрозы, взаимные оскорбления. А после руководители завода вызывают полицию. Прибывает солидное подкрепление: полицейские легковушки, «газели» и тяжелая кавалерия — пара КамАЗов с ОМОНом.

Сначала полицейские теснят протестующих, а потом сами, будто заправские заводские рабочие, начинают отгрузку. К недовольным же, особо не церемонясь, применяют силу.

— Вы понимаете, что это скандал? — пытается втолковать прибывшему полицейскому начальнику Константин Ведерников, лидер заводской профячейки.  

— Смелый, да? Такие долго не живут! — офицер явно нетрезв. После он добавляет: — Хочешь, я тебе с локтя «заряжу» прямо тут?


Обеды с плесенью

Конфликт на российско-испанском производстве, как гнойный пузырь, вызревал давно. Серьезнейшие претензии предъявлялись к условиям труда. Летом температура в цехах поднималась до плюс 35, а зимой падала до десяти градусов. Притом что значительная часть рабочих — женщины. Слушая их рассказы, трудно не вспомнить восстание на броненосце «Потемкин», которое, согласно канонической версии из фильма Эйзенштейна, началось с червивого мяса, предложенного матросам.

— Открываешь коробочку с едой, а там все зеленое, плесень, — рассказывает работница завода Лариса Гончарова. — Такое ощущение, что нам привозили что-то просроченное, что в другом месте уже хотели выкидывать.

Наконец, за четыре года существования завода «Антолин» зарплату ни разу не индексировали. Хотя у рабочих она едва превышает 20 тысяч рублей.

Обиды копились, и прошлой весной на предприятии была создана первичка Межрегионального профсоюза работников автопрома, или МПРА, по-своему легендарной организации, которую возглавляет Алексей Этманов. Несколько лет назад он организовал несколько резонансных акций на заводе Ford в том же Всеволожске. Считается, что с него во многом началось независимое профсоюзное движение в современной России.  


Предварительные маневры

На забастовку на «Антолине» решились в середине октября. Продлилась она три дня и закончилась подписанием рамочного соглашения с работодателем. Тот, во-первых, пообещал не применять санкций к бастовавшим. Во-вторых, провести выборы в «единый представительный орган» работников предприятия. В-третьих, обязался рассмотреть вопрос о повышении зарплаты.

По всем трем пунктам тут же начались проблемы. Забастовщиков стали буквально преследовать.

— Я поранила лицо дверцей шкафчика, — приводит пример Лариса Гончарова, — и тут же написала заявление, что мне надо в медпункт. Заявление приняли, подписали. А когда вернулась, мне говорят, что я отсутствовала по «неуважительным причинам». Хотя есть подписанная бумага.


Профактивисты требовали начать с восстановления всех уволенных, а испанцы в ответ долго и подробно рассказывали о своем предприятии, его международном развитии и бизнес-эффективности.


Результаты выборов не признали, а зарплату пообещали повысить… на 3%.

— По сути, нас обманули, — рассказывает Константин Ведерников. — Если эти три процента пересчитать, то выйдет 600–700 рублей в месяц.

Со своей стороны администрация в лице бывшего и. о. гендиректора, а ныне главного бухгалтера завода Юрия Федоркина в публичных и приватных разговорах убеждала рабочих, что пойти на большее она физически не может. Это уменьшит доходность и поставит «Антолин» под угрозу закрытия.  

Часть работников согласилась на предложенные условия, получив единовременную премию в размере полутора тысяч рублей. Наши собеседники уверяют, что условием был выход из профсоюза МПРА, обещание туда не вступать или как минимум не участвовать в акциях протеста.


Штраф — три тысячи

Повторная забастовка стартовала в начале ноября. Ответные действия на нее администрации стали для России чем-то новым и удивили не только профсоюзников, но и вполне лояльную трудовую инспекцию, местного уполномоченного по правам человека и даже городского прокурора Всеволожска.

Первым делом бастующих просто-напросто уволили. Это называется «локаут» и прямо запрещено трудовым законодательством. Вернее, так: запрещено увольнять работника конкретно из-за того, что он бастует. Формально было заявлено, что уволены все «по собственному желанию», хотя никто этого желания не высказывал.

— Такой топорной работы я не припомню. Сами прекрасно понимали, что это незаконно. Хотели запугать, — говорит юрист МПРА Ульяна Солнцева. — Только что мы узнали реакцию трудинспекции: уволенные будут восстановлены.

— Еще одно нарушение — применение силы против бастующих, — продолжает региональный омбудсмен Сергей Шабанов.

В забастовочный процесс решительно вмешались корейцы из российского филиала концерна «Хендай», для которых «Антолин» тоже производил детали. Узнав о проблемах подрядчика, они приехали «делиться опытом» и, уверены профсоюзники, побудили администрацию спровоцировать конфликт бастующих и штрейкбрехеров.

- «Хендай» известен жесточайшей антипрофсоюзной политикой, - утверждает международный секретарь МПРА Наталья Никулова. – Мы пытались там создать профсоюз. Набрали актив. А потом через пару дней люди, после визитов в высокие кабинеты все как один написали отказ. Его написали даже те, кто не вступил в профсоюз. В «Хендай» мастер может поднять руку на рабочего, а когда рабочий видит руководителя, он должен сделать поклон.

Вслед за корейцами руководство предприятия вызвало полицейских, которые и прорвали «баррикады». Однако по настоянию всеволожского прокурора Игоря Чернова, который в экстренном порядке явился на предприятие, переговоры все-таки были возобновлены.

Помимо российского топ-менеджмента принять участие в диалоге изъявили желание испанские собственники завода, чьи представители специально прилетели в Россию. Однако все закончилось, толком не начавшись. Профактивисты требовали начать с восстановления всех уволенных, а испанцы в ответ долго и подробно рассказывали о своем предприятии, его международном развитии и бизнес-эффективности.

Профсоюз полон решимости продолжить борьбу. Меры принимает и прокуратура, которая успела провести проверку по фактам нарушения трудового законодательства, выявила таковые в части обеспечения безопасности труда и даже наложила на «Антолин» штрафы. В размере 3 и 15 тысяч рублей.


См. также:

Удмуртская порча. Как врачи борются против клятвы Гиппократа

Человек, которого нельзя называть. Краткий курс борьбы за справедливость

Рабочая борьба. Как попытка создать настоящий профсоюз приводит в колонию

Канадский парализатор. Как устроить забастовку и не облажаться

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
Мнишек Жанна 18 ноября 2013
Андрей, а вы не побоялись "получить с локтя"?
Мельников Алексей 17 ноября 2013
Представители МПРА на калужском «Фольксвагене» тоже обиделись на руководство завода. Повод – вводимые с нового года драконовские правила внутреннего распорядка. В числе неприемлемых для профсоюза МПРА новаций перечислены следующие: нахождение работника в рабочее время на своем рабочем месте, запрет на пользование во время работы личными телефонами и наушниками, стремление к повышению производительности труда, обязанность быть доброжелательным и корректным, как уже отмечалось – запрет на азартные игры и спиртное плюс совершенно революционное для калужских предприятий требование – не материться (хотя бы на производстве), рекомендация никого не оскорблять, выполнять требования работников службы безопасности, не устраивать митингов и пикетов на производственной территории и, наконец, стараться не портить своим поведением репутацию предприятия на людях. В целом, безусловно, документ шокирующий. Такого количества «нельзя» нет ни на одном предприятии области. Я, допустим, не припомню за свою многолетнюю производственную деятельность ни одного калужского завода, чтобы там не поощрялась матерная брань. Есть даже подозрение, что введение запрета на нее может остановить практически все наши промышленные флагманы, закупорить транспортные артерии, затормозить поезда и отключить свет в котельных. Что поделаешь – такова у нас сила нецензурного слова, точнее – его отсутствия. Немцы, видишь ли, решили эту силу перебороть. «Врешь!» - подумали профсоюзные активисты и заявили о надвигающемся «рабстве». Для убедительности поместили в интернете изображение скованных цепями полуголых негров и вопросом от лица местной ячейки МПРА: мол, кто-нибудь еще верит в то, что их работодатель лучший? Вопрос довольно странный. Если не хочешь верить – увольняешься и идешь туда, где, как тебе кажется, работодатель добрей и мягче да и воздух посвежей. Скажем, махать кувалдой на железную дорогу. Гарантирую, насчет мата притеснять не будут. А сотовый телефон не только не запрещен, но даже обязателен, ибо как тебя поднимут в три ночи, чтобы кинуть по морозцу куда-нибудь на перегон, километров эдак за сто? Без гарантий вернуться к ужину, причем не только к сегодняшнему, но и к завтрашнему. Правда, наушники запрещены. Тут, конечно, людей притесняют. Якобы в наушниках можешь не услышать приближающегося поезда и угодить под него. И не на что будет потом наушники надевать. Нет, ну если так хочется, то пробуй, может, и пронесет… Не получается без карт и домино – ступай в любой слесарный наш цех или механосборочный. Хотя бы полчаса обеденного перерыва – твои: тасуешь, сдаешь, мешаешь, в козла, в секу – все «как у людей». Словом, есть масса в Калуге мест, где нет такой драконовщины, где и либерализма всякого навалом, и лексика трехэтажная, и репутацию предприятия нарушай не нарушай, а все без разницы, поскольку ее нет никакой. С этой точки зрения у нас, конечно, найдутся куда более «понятные», нежели жесткий «Фольксваген», работодатели. Более, скажем так, «родные». Или, если уж совсем начистоту – «душевные». В этом смысле, может, МПРА и прав: что немцу (испанцу, американцу) хорошо, то русскому «в облом»…
Mail ilona.luchkova@mail.ru 13 ноября 2013
Кaк бaнaльнo бы это нe звyчалo, нo прpaвитeльство oпять yдивилo в плoхoм cмыcлe этoго слова. Boт этoт ccaйт: www.ip.ru/rus-poisk - настоящая бaзa дaнных вcex житeлeй PФ. Слyчайно нашла ее в интepнeте, и решила проверить на себе и родных. Как оказалось, здесь инфopмaaции больше, чем я могла бы себе представить, даже самые мелкие подробности.
Абросимов Василий 13 ноября 2013
Правильная реакция рабочих. Видимо, мы наконец, доросли до периода, показанного в фильме "Кулак" с Сильвестром Сталонне. Если оглянуться на мировую историю, то профсоюзы и кровью и силой и хитростью добивались прав, свобод и з/плат рабочих. Думаю, нам через это то же, рано или поздно, придется пройти, если хотим жить лучше.
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение