--

Осмысленная реальность «Докера»

Корреспондент  «РР» поговорил с режиссером и организатором фестиваля Настей Тарасовой

Док спасет мир! Это девиз молодого фестиваля «Докер». В Москве проходит Международный фестиваль документального кино «Докер». Сегодня закрытие и можно успеть посмотреть новое документальное кино со всего мира. Фестиваль проходит второй раз, в конкурсе участвует сорок фильмов из тридцати пяти стран мира.

Надежда Боровик поделиться:
24 мая 2016
размер текста: aaa

– Как вам удалось так быстро стать известными и получить на отбор полторы тысячи работ со всего мира?

– Мы сами находимся в профессии, плюс делаем регулярные показы документального кино в Проекте «Докер»уже пять лет, сами участвуем в фестивалях. И мы знаем ситуацию с нашими фестивалями, поэтому, когда формулировали концепцию Докерфеста, поняли, что есть ниша, которую мы можем занять – решили, что документальное кино это уже сама по себе ниша, поэтому нужно принимать любые фильмы, без ограничения в тематике. В фестивальном плане в России всё, что касается документалистики – это довольно нишевые вещи. Возьмем Пермь, к примеру, прекрасный зрелый фестиваль «Флаэртиана», он целенаправленно выбирает фильмы, сделанные по неписанному закону режиссера Флаэрти, то есть, опирается на жанр длительного наблюдения за человеком. Или, скажем, «Саратовские страдания», их интересуют мелодрамы. «Послание к человеку» – там смесь всего, вплоть до анимации. То есть, не чисто документальный фестиваль. «Свободная мысль» проходит в рамках ММКФ, где показываются хиты, а сам конкурс дока небольшой. В техническом плане отбора, мы просто пользуемся всеми известными платформами, как и другие фестивали, но поскольку мы не вводили тематические ограничения, а стали звать любые фильмы, то для режиссеров, продюсеров и дистрибьюторов открылся своеобразный коридор. Поэтому фильмами стали, что называется, просто заваливать. Ко второму фестивалю мы уже решили ввести плату за участие, это ставит определенный фильтр. Отправляя заявку на онлайн платформе, просто платишь небольшое fee. Но, тем не менее, документалисты поняли, что у них нет ограничений: арт, полный метр, перфоманс, всё, что угодно.

– А сколько стоит участие?

– В мире это примерно от 50 до 100 долларов, в зависимости от крупности и стажа фестиваля. Мы ввели 15 долларов, это немного сократило поток любительских работ.

– Я посчитала – полторы тысячи. Если в среднем кино длится час, это шестьдесят суток непрерывного просмотра. Как происходил отсмотр и отбор фильмов?

– Начали мы отсматривать фильмы с сентября и до того, как мы в конце марта объявили результаты, вот это все время у нас занял отбор. Я, к примеру, вообще не занималась съемками, вернее, совсем немного мне удавалось заниматься своими профессиональными делами. Но это с непривычки, надеюсь, с опытом отбора придёт иная тактика.

– Ты одна все это смотрела?

– Изначально фильтровала – да, как бы, просто отделяя уж совсем котлеты от мух. Потом ко мне уже присоединились другие отборщики, они помогали формировать уже конкретно каждый конкурс. Мы уже, выбрав определенный лонг лист, спорили, формировали отношение, выражали мнения, решали, что это вот повторяется, тут темы пересекаются, и отбирали уже по количеству баллов. Фильмы были прекрасные, но мы вынуждены были отказываться от такого большого количества.

– А есть любимый фильм в этом наборе? Может, даже не название, потому что я хочу опубликовать материал, пока еще идет фестиваль и не известны результаты, хотя бы тема какая у любимого фильма?

– Я об этом говорила на открытии, тема определилась в этом году очень четко: через все фильмы реперными точками, через весь фестиваль проходит человек, который ищет себя в чужой культуре. Он выходит из своего дома и ищет, где ему хорошо. Внедряясь в чужую культуру, он не ведет себя агрессивно, он пытается найти там свое, ищет комфорт в чужой среде. Но при этом, вот, ты смотришь тысячу фильмов и понимаешь, что за 2015 год выявляется кросс-культурная коммуникация, когда одна культура проникает в другую. Это касается всплеска миграции, попросту говоря сегодня все мы стали беженцами. Ищем, где нам будет лучше. Так сложилась тенденция этого фестиваля “ДОКер”. Все фильмы у меня – любимые.

– А в прошлом году какая была тенденция?

– В прошлом году упор был на идентичность. Человек, герой, занимался самокопанием. Был, к примеру, перуанский фильм про то, как целая перуанская культура занимается самоидентификацией. («Я все еще существую» – прим. автора) В этом году, наоборот, одна культура пытается проникнуть в другую и найти там спасение. Найти что-то общее – любовь, помощь, выразить себя.

– А фестиваль сделать дорого?

– Фестиваль – дело дорогое, конечно. Первый фестиваль дался нам вообще сложно, организовали краудфаундинг, взяли кредит и заплатили площадкам за проведение фестиваля. Сейчас у нас довольно маленький бюджет. Мы за поддержкой в Минкульт обращались, но так и не получили её, хотя очень нуждались. Приезд иностранных участников, жюри, и всё, что касается пиара фестиваля, рекламы – все это очень дорого. На данный момент нам помогает компания «Ланит», которую заинтересовал фестиваль тем, что появилась возможность сделать там отдельный конкурс фильмов, посвященных информационным технологиям. Сейчас снимается много фильмов, где наряду с человеком находятся информационные технологии. Конкурс “Let IT Dok”, где IT расшифровывается как информационные технологии, проще говоря – Ай Ти. Нам самим было интересно разобраться в том, насколько много фильмов на такую актуальную тему. И вообще, пришли к выводу, что 21 век – век документалистики и цифровых технологий. И скоро человек и цифра станут единым целым, и пока не ясно, хорошо это или плохо. Так что спасибо “Ланиту” за идею и за поддержку всего фестиваля.

– А по какому принципу вы формировали жюри?

– То, что жюри профессиональное – это для нас очень важно. В жюри нашем не должны находиться люди, не имеющие отношение к профессии. Поскольку у нас номинации профессиональные, такие как – Лучший оператор, Лучший монтаж, Лучший звук и так далее, то их должно оценивать компетентное жюри. А для нас самое главное, предоставить такому жюри выбор, чтобы было кому давать приз и за что.

– То есть, вы сами выбираете жюри изначально такое, от которого зависите? Несете ответственность за материал, с которым им предлагаете работать?

– Мы не зависим от жюри, а оно от нас – но и оно и мы зависим от того, что идет на экране. Одна из наших основных задач – насытить номинации качественным кино, которое им, номинациям, соответствует.

– А зачем вообще вы делаете этот фестиваль? Ок, вот лично ты зачем этим занимаешься?

– Я все-таки получаю кайф каждый раз, когда вижу глаза зрителя, открывающего для себя мир документального кино. Это непередаваемые ощущения. Ты чувствуешь, что каждый раз делаешь своеобразное открытие для какого-то конкретного человека. Это и является двигателем и всё это пока выглядит, как миссия.

– Зачем зрителю приходить на ваш фестиваль? Зачем смотреть эти фильмы?

– Это возможность среди огромного объема информации, а он, правда, очень огромен сейчас, – Интернет развивается и создаёт кучу-малу, – подобрать фильтр, код, ключ к пониманию той или иной информации. Документалистика выполняет эту задачу. Взгляд режиссера дает каждому конкретному человеку код для ощущения действительности. Документалист, что по факту делает-то? Даёт возможность зрителю понять и почувствовать определенную часть реальности, осмыслить её. Это необходимо сейчас – остановиться в огромном потоке информации и вглядеться во что-то. Документальный фильм – это осмысленная реальность. Это не означает, что документальное кино дает ответы. Кино дает способ осмыслить реальность, в которой нет драматургии, а есть только хаос, вываливающийся на людей. Документальное кино выстраивает реальность и помогает разобраться в ней. Без этого очень сложно сейчас понять, что происходит. Поэтому документальное кино и набирает такую большую популярность у зрителя. Документалистика повышает свое качество, внимание к человеку. Зритель учится искренне сопереживать герою фильма, а значит учится сопереживать простому незнакомцу, который живёт где-то рядом, в одном мире с ним, в одно время. Живёт где-то в эту же самую минуту, в которую зритель смотрит это кино.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение