--

Городские сообщества: инструкция по выживанию

Как в Пензе объединились «афганцы», велосипедисты и зоозащитники

Дмитрий Окрест поделиться:
11 октября 2013
размер текста: aaa

Пенза – полумиллионный облцентр, расположенный на полпути между Москвой и Уфой. Вокруг – мордовские леса, в городе – полузаброшенные купеческие дома, пара церквей и серая башня элеватора. С советских времен в городе осталось множество фабрик, но после 90-х работает только производство медикаментов и кондитерки. Молодежь уезжает в столицу или ближайшие города-миллионики, которые с точки зрения работы и отдыха более привлекательны. В один момент ситуация стала практически патовой – каждый третий студент всерьез задумывался о переезде.

«Я решил действовать, когда люди в ответ на то, что мы из Пензы, пожимали плечами. Мне не хочется быть жителем места, которое не известно никому за его пределами, жителем города, где невостребованную молодежь ждет лишь автомобиль в кредит», – покачиваясь на скрипучем стуле, преподаватель и урбанист Святослав Мурунов объясняет, зачем предложил собрать воедино местные сообщества.

В прошлом году Мурунов решил доказать делом, что «Пенза – город личных инициатив». Он считает, что это наилучший способ закрепить узнаваемость. Все прошлые попытки не увенчались успехом – город торжественно называли и родиной выхухолей, и медицинской столицей. Помочь в идентификации, по мнению активиста, могут сами жители, объединенные в неформальные сообщества. Именно они должны определять, как выглядит Пенза, что с ней происходит и куда дальше двигаться.

За 1700 рублей в месяц Святослав, или Свят, как он обычно представляется, преподает брендирование в местном вузе, параллельно работая в творческом кластере. Мурунов живо отвечает на любые вопросы и готов поделиться со всеми своем видением. Он уверен, что если бы в облцентрах существовали сети городских сообществ, то миграция в мегаполисы была бы значительно меньше. «В большинстве своем наши города – это поселения, где люди, словно роботы, ходят на работу и шопинг, а потом медленно умирают, – торопливо говоря, рассуждает Свят. – Здесь нет культурной жизни и общественного договора – только власть и бизнес, бьющиеся за право быть хищником».

По его прикидкам, в Пензе более ста объединений – велосипедисты, наблюдатели, «афганцы», зоозащитники, поисковые движения, социально ориентированные предприниматели, экологи, граффитчики, краеведы. Прежде никто не контактировал с соседями, и каждый из них варился в собственном соусе – в одиночку пробивал веломаршруты, наблюдал за ходом голосования, искал пропавших детей, финансировал чаепития для престарелых. Сейчас они связаны равноправными горизонтальными связями. Они научились помогать друг другу советами и ресурсами, чтобы состоялось каждое событие – детский праздник, концерт или поиск денег на операцию.
 

Они не хотели создавать преграды для возможных участников и привлекали всех желающих. 18-часовой марафон стал первым мероприятием, на котором чиновникам не дали слова: уже в обед председатель правительства Юрий Кривов молча покинул здание
 

– Достал свой телефон, начал строчить в фейсбук, списался с опытными товарищами из Питера, Ярославля и Тольятти, – активно жестикулируя, пензенец описывает организацию первого форума местных инициатив. Главной целью мероприятия стало перезнакомить всех друг с другом. Мероприятие решили делать с открытой регистрацией.

– Придя, ты мог сказать: «Я хочу поучаствовать», – и сразу попадал в команду.

Они не хотели создавать преграды для возможных участников и привлекали всех желающих. 18-часовой марафон стал первым мероприятием, на котором чиновникам не дали слова: уже в обед председатель правительства Юрий Кривов молча покинул здание.  

Параллельно провели инвентаризацию ресурсов, составили пошаговые методички со всеми наработками и залили в Google Docs, чтобы обмениваться опытом с активистами из ближайших городов. Прежде в городе не было интерфейса взаимодействия ни друг с другом, ни с властью. На большой карте Пензы Мурунов предложил всем участникам обозначить себя и оставить свои координаты, спустя год с той же инициативой выступит штаб кандидата в столичные мэры Алексея Навального. Стали возникать локальные рабочие группы: «Теперь знаю, к кому из соседей обратиться за помощью». С тех пор Мурунов носит эту карту на каждое мероприятие.

Первой пробой сил стала уборка зеленой зоны «Ласточки». Это одно из наиболее популярных мест отдыха, которое со временем сильно загрязнилось. В качестве примера взяли общероссийскую акцию «Блогер против мусора». Казалось бы, рутинную работу преподавателю удалось сделать красочней – организовали лекторий, из собранных отходов создали «Музей мусора», от солнечных батарей заставили играть диджеев.

Приехали художники, из ненужных унитазов, компьютеров и манекенов соорудили несколько арт-объектов, которые потом показали на выставках. Над отходами параллельно работали химики. Они показывали пришедшим детям, как мусор влияет на окружающую среду: поджигали и использовали химрастворы, чтобы понять, как быстро природа переработает отходы. Содержимое собранных мусорных мешков сортировали на стекло, алюминий, пластик и бумагу. «Один мужик был подшофе, но даже он, отодрав бумажку от пивной бутылки, сказал: "Спасибо, сынок! Наконец-то почувствовал себя человеком"».

– На акциях все чаще вижу своих студентов – это так приятно спустя годы понимать, что давно озвученные идеи проросли в их головах, – поправляя кудрявые волосы, продолжает активист. – Ряд людей принимают только такие ценности, как карьера и квартира. Они, словно колпаком, стараются оградиться от вины за происходящее. Медленно и болезненно, но перемены происходят. Если человек что-то хочет делать, то мы спрашиваем: «Ты просто так или обладаешь навыками?» И вот таких «хотелок» мы переучивали в соавторов.

Сейчас за спиной добровольцев – опыт благотворительных концертов, мигрирующий по библиотекам лекторий, сбор средств для больных детей, а также созданный «на коленке» кинофорум, необходимые 170 тысяч собрали с миру по нитке. На организованный за несколько недель джазовый фестиваль приехали музыканты из соседнего Заречного и Казани. На центральной площади постелили газон, вокруг поставили разрисованные граффитчиками пианино. По мнению урбаниста, все эти события – наиболее действенное вовлечение горожан в управление Пензой.
 

Если власть – это пирамида, то городские сообщества – это реально работающая горизонтальная сеть, которую невозможно поглотить привычными способами. Наша задача – не выстраиваться в пирамиду, а, наоборот, предотвратить образование четкой иерархии. Сейчас пензенская администрация решила притвориться сетью – убрали препоны, зовут пить чай, но власть всегда хочет остаться у руля. Если для этого нужно превратиться в сеть, то она на время и ею станет
 

 В ответ на волонтерскую деятельность пошла в контратаку мэрия под предводительством главы города Романа Чернова, ему помогал пединститут и местное отделение «Российского географического общества». Пытаясь повторить успех добровольцев, чиновники в принудительном порядке гнали школьников на добрые дела. Активность прекратилась из-за родителей, обеспокоенных тем, что отпрыски натыкаются на шприцы и арматуру. Урбанист уверен, что это первый опыт мимикрии со стороны администрации. Святу вторит сын-студент Максим. Сейчас он учится на социолога, с недавних пор сопровождает отца в поездках.

– Если власть – это пирамида, то городские сообщества – это реально работающая горизонтальная сеть, которую невозможно поглотить привычными способами. Наша задача – не выстраиваться в пирамиду, а, наоборот, предотвратить образование четкой иерархии, – чертя руками в воздухе схему, взахлеб говорит Святослав. – Сейчас пензенская администрация решила притвориться сетью – убрали препоны, зовут пить чай, но власть всегда хочет остаться у руля. Если для этого нужно превратиться в сеть, то она на время и ею станет.

Власти хотели найти главного и с ним договориться. Искали среди представляющих городские движения в публичном пространстве. Выбор пал в том числе и на Мурунова. Он выступает в роли голоса коллектива, но вовсе не хочет быть лидером. Святослав заявил, что один не пойдет, и предложил позвать всех, кто был на форуме. С тех пор в высокие кабинеты приходят те из неформальных сообществ, кто свободен на этот момент. Координатор уверяет, что пока выходит репрезентативно.

Пензенцу предложили пост министра культуры вместо исполняющего обязанности Евгения Шилова. «Для меня это беспонтовая попытка пирамиды подмять под себя», – открыто рассуждает Свят о своих шансах стать главой ведомства, поправляя мундштук трубки. Сменив свитер на пиджак, он взял проект, подготовленный местными инициативами в качестве программы действий. Предложения показались чиновникам слишком радикальными, поэтому назначение не состоялось.

Любая позитивная история, уверяет несостоявшийся чиновник, возможна только снизу. В качестве подтверждения приводит Пермь, где сверху вручили горожанам галериста Марата Гельмана и накачали людей идеями, а затем самоустранилась. Когда Мурунову стало понятно, что администрация читает блоги и просматривает события в соцсетях, он написал в ЖЖ, что как было бы здорово, если бы бабушки вместе с внуками смотрели кино на улице и праздновали день рождения всем подъездом. Не прошло и месяца, как по всем дворам стали проводить подобные праздники. Урбанист считает, что делать чиновников своими врагами нет необходимости.

 – Пусть приходят и смотрят. Зачем тратить энергию, растя конкурентов?

Сейчас Мурунов уверен, что динамика оттока изменилась – люди уже стали задумываться о возвращении домой. Пенза стала местом, где есть городская жизнь: культурные события, социальная повестка, гражданские инициативы.

Летом губернатор Василий Бочкарев решил отдать городским сообществам старое здание филармонии. С советских времен в городе осталось множество заброшенных промзон, скупленных местными бизнесменами. Они воспринимают эту недвижимость как заначку на случай кризиса, поэтому, в отличие от Москвы и Петербурга, никак не развивают. В Пензе уникальный для России случай, когда глава региона предлагает децентрализованным сообществам столь лакомое предложение. В то же время он попросил помочь с ежегодным форумом на официозный День народного единства 4 ноября.

Активист боится, что отказываться от такого предложения нельзя. Но беспокоит и другое – сделать качественно, не растеряв принципы и не забуксовав в бюрократическом болоте, будет сложно.
 

См. также:

Бабушка тверской демократии. Как восьмидесятилетняя старушка заставила бояться больших чиновников

Деревня для необычных людей

Антон Бедарев: «Я просто попробовал сделать что-то на районе». 10 самых авторитетных общественников

Тотальный кайф. Как посадить за парту десятки тысяч человек и обрести счастье

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение