Поверх трендов

поделиться:
4 сентября 2012, №35 (264)
размер текста: aaa

Две вещи объединяют и объясняют все тренды в журналистике — это бизнес и политика. В печатной прессе у нас первым это понял основатель «Коммерсанта» Владимир Яковлев. Рекламу в еженедельник «Коммерсантъ» начали собирать с первых номеров, и на фоне финансово неуспешной прессы того времени жили очень прилично. Этот урок хорошо усвоили ушедшие из «Коммерсанта» в 1995 году люди, основавшие журнал (переросший впоследствии в медиахолдинг) «Эксперт» и ценой огромных усилий сделавшие его самоокупаемым немногим более чем через год. Можно было бы раньше, но помешали президентские выборы 1996 года, когда реклама ощутимо просела.

Те выборы и прервали наивно-победное шествие молодой свободной российской журналистики, сделав ее служанкой властей, олигархов, победивших вместе с властью, но зато сняв с нее часть бремени служения читателю и зрителю. Можно было жить на дотации олигарха, желающего иметь политическое влияние. А государственное телевидение получило одновременно и госфинансирование, и доходы от рекламы, что по мировым нормам нонсенс. Упомянутые выше бизнес и политика сошлись после 1996 года воедино, начав сильно влиять на наши медиа поверх прочих трендов.

В мире в это время политика, хорошо подкрепленная деньгами, привела к появлению «Аль-Джазиры» у арабов и Fox News у американцев. В целом победа в холодной войне с СССР привела к мировому доминированию американских СМИ. Но все прочие тренды, из которых главный, конечно, это поход в мультимедиа, подчинены бизнесу — это «походы» за ускользающими деньгами.

Молодые люди, приходящие в журналистику, по-прежнему движимы идеалами. Но сами СМИ одержимы гонкой за прибылью, которая позволит им не то чтобы стать более могущественными, а хотя бы сохраниться. Никто не чувствует себя в безопасности в стратегической перспективе.

Даже «большое» телевидение, судя и по статьям аналитиков, и по заявлениям его бонз, лишь тешит себя иллюзией неуязвимости. Эфир уходит в прошлое, а там, за эфиром, «в цифре» — безбрежная конкуренция с морем кабельных каналов. Прожженные маркетологи Эл Райс и Джек Траут тридцать лет назад с легким изумлением писали, что американцам теперь доступно с полсотни каналов. Буколические времена… Где они? Сотни только более или менее известных телеканалов и многие тысячи страниц интернета, которые можно воспринимать как поставщиков приличного и часто обновляемого контента, — это, повторим, оценка совсем по минимуму, с учетом критериев качества и наличия свойств, присущих средствам массовой информации. Причем этот снежный ком продолжает катиться, хотя, быть может, уже и помедленнее.

Нас пока выручает общество потребления. Рекламу можно напечатать на чем угодно, но газета, журнал, информационный или развлекательный сайт, а также теле- и радиоканал являются по сей день наилучшими ее носителями, поскольку к медиа, то есть к посредникам, обращаются люди, уже более или менее готовые к восприятию. Они могут плеваться от рекламы, выключать звук, раздраженно перелистывать рекламные страницы, но реклама уже тем самым побудила их к какому-то действию, а затем побудит и купить.

Но какое дело рекламодателю до наших — и ваших, читатель, — идеалов, интересов, устремлений, жажд, страстей, борений, надежд? Впрочем, до страстей, пожалуй, есть. И до интересов — тех, что лежат в области покупок или, вместе с устремлениями, в области надежд на лучшую жизнь. В ответ на это можно предложить кредит, который «решит все проблемы».

СМИ живут от рекламы. За «качественный контент» платить сколько-нибудь заметные деньги никто не готов. Много платят за устройства потребления контента: телевизоры, гаджеты — их производителям достается все большая доля пирога «информационной революции». Контента все больше, он все бесплатнее, несмотря на отдельные попытки этому противостоять, и не читатели и зрители платят деньги журналистам (скажем, розничная цена издания является далеко не самой значительной доходной статьей его бюджета, особенно в России, где пресса традиционно дешева), а рекламодатель. Его интересует, чтобы издание читали и чтобы читала платежеспособная публика, а какой ценой это достигается, не его проблема. Считается почему-то, по старинке, что если делать «качественную прессу», то ее и будет с большим энтузиазмом читать умная платежеспособная публика. Может быть, это пока и так. Но самые большие тиражи и доходы у изданий (правда, не у всех, тут тоже надо уметь), которые выносят на обложку слово «оргазм».

Вот тут — стоп. И не потому, что такое слово. Раз дела идут неплохо у тех, у кого вообще есть обложки, значит, пресса пока не умирает? Так?
 

См. также:

Дивный информационный мир. 7 главных трендов в медиа, журналистике и общественной коммуникации

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение